Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
6436 +68
Выздоровели
4613 +58
Умерли
285 +3
Properm.ru
«Важна не только сумма, но и то, как ее потратят». Дмитрий Жебелев о решении Путина и миллиардах на детей 9 июня президент Владимир Путин поддержал предложение создателя фонда «Дедморозим» Дмитрия Жебелева о выделении дополнительных средств из федерального бюджета на помощь тяжелобольным детям. Уже 23 июня глава государства заявил, что с 1 января 2021 года россияне, чей доход превышает 5 млн рублей, будут платить повышенный налог в 15% на весь полученный доход свыше названной суммы. Все собранные деньги (около 60 млрд рублей) государство направит на лечение детей.

«Важна не только сумма, но и то, как ее потратят». Дмитрий Жебелев о решении Путина и миллиардах на детей

25 июня 2020, 11:05
мнение пермяка

«Важна не только сумма, но и то, как ее потратят». Дмитрий Жебелев о решении Путина и миллиардах на детей
9 июня президент Владимир Путин поддержал предложение создателя фонда «Дедморозим» Дмитрия Жебелева о выделении дополнительных средств из федерального бюджета на помощь тяжелобольным детям.

Уже 23 июня глава государства заявил, что с 1 января 2021 года россияне, чей доход превышает 5 млн рублей, будут платить повышенный налог в 15% на весь полученный доход свыше названной суммы. Все собранные деньги (около 60 млрд рублей) государство направит на лечение детей.

Вот так предложишь президенту потратить десятки миллиардов рублей на спасение тяжелобольных детей, а через пару недель вдруг решат выделить на это самую большую сумму в истории России. Возможно, в том числе и благодаря нам с вами. Или из-за нас. А может быть и нет. Может, и не выделят, а отберут. А может отберут и не туда потратят. Может, и туда, да не так. Что ещё может быть?

Может ли этой суммы хватить на помощь всем тяжелобольным детям в стране? 60 млрд рублей в год — это в четыре раза больше, чем собирают 100 крупнейших благотворительных фондов РФ (около 15 млрд рублей в год). И, возможно, больше, чем ресурсы вообще всех некоммерческих организаций, по крайней мере, помогающих тяжелобольным детям. Ещё это больше половины затрат государства на всю высокотехнологичную медпомощь в стране. Ну и в любом случае самая большая сумма в истории России, которая когда-либо выделялась на помощь детям с редкими заболеваниями. Правда, это больше говорит не о её величине, а о том, как мало на самом деле у нас тратится средств на здравоохранение и какие скромные ресурсы удаётся собрать тем, кто помогает другим.

Может ли такое решение помочь всем тяжелобольным детям в стране? И это не тот же самый вопрос, что предыдущий. Важна не только сумма, но и то, как она будет потрачена — в нашем государстве особенно. Это же можно сделать и так, что нуждающихся станет только больше. Можно, например, завалить деньгами только последствия, а не причины проблем. Скажем, в России проводится намного меньше трансплантаций костного мозга, чем требуется — и можно оплачивать поиск доноров и саму процедуру за рубежом, что стоит десятки миллионов рублей для каждого пациента. А можно, как это делают «Подари жизнь», «Русфонд» и немного «Дедморозим», создать трансплантационные центры по всей России, оснастить их, обучить врачей, вовлекать больше людей в регистр потенциальных доноров костного мозга — и в будущем помочь всем, чья жизнь зависит от трансплантация костного мозга (ТКМ).

Можно ли успеть помочь всем тяжелобольным детям в стране? Можно и опоздать — средства будут только в будущем году, а в России уже сейчас есть сотни детей, для которых каждый следующий день — это риск не дожить до получения помощи. Как те же ребята со СМА, которые с рождения умирают на глазах у себя и своих близких. Сегодня кто-то из них может перестать ходить, завтра — сидеть, а послезавтра — дышать без аппарата ИВЛ. Им, как и многим другим детям со смертельно опасными заболеваниями, поддержка нужна срочно.

Могут ли эти деньги вообще не дойти до детей? Их же можно просто стырить или разбазарить, как это у нас умеют. Предлагается «механизм с прозрачным принятием решений экспертами — врачами, общественными деятелями, представителями некоммерческих организаций». Ни одного такого механизма, связанного с государством, не знаю. Но, наверное, всё бывает впервые в истории. В любом случае, если будет участие внешних наблюдателей — они хотя бы смогут заявить о злоупотреблениях, даже если окажутся не в состоянии помешать. Понять это можно будет, когда механизм хотя бы представят в подробностях.

Может, тогда и благотворительные фонды не нужны будут? Нормальные фонды занимаются не столько сбором и распределением денег, сколько созданием новых технологий помощи детям. Они делают не так, чтобы помочь как можно большему числу ребят, а так, чтобы нуждающихся становилось меньше. Для этого стараются устранять не только последствия, но и причины их проблем. И в результате на каждую вложенную людьми копейку или минуту их времени извлекают больше пользы для детей, в итоге принося всему обществу прибыль. Это всегда пригодится.

Можно ли сказать спасибо государству за такую помощь тяжелобольным детям? Какие бы деньги оно ни выделяло — это в любом случае средства жителей России. Поэтому, если кого-то и надо будет благодарить, то их. В данном случае — примерно 250 000 человек, способных в нашей стране зарабатывать более 5 млн рублей в год. Именно у них хотят взять 60 млрд рублей, увеличив им налог с 13% до 15% — на ту часть дохода, которая выше упомянутой суммы.

Вот у нас принято с недоверием, пренебрежительно относиться к богатым. Теперь же хотя бы семьи с тяжелобольными детьми будут только рады, если те станут зарабатывать как можно больше. И если все остальные тоже. Хотя бы более 5 млн рублей в год. Чего всем и желаю. Всё может быть.

Дмитрий Жебелев