Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
«К социальной группе негатива не было». По делу «куклы Путина» допросили лингвиста и бывшего мгеровца Сегодня, 14 июля, Ленинский районный суд Перми продолжил рассмотрение уголовного дела в отношении трех активистов, которых обвиняют в «хулиганстве по мотивам политической и идеологической ненависти».

«К социальной группе негатива не было». По делу «куклы Путина» допросили лингвиста и бывшего мгеровца

14 июля 2020, 15:14

«К социальной группе негатива не было». По делу «куклы Путина» допросили лингвиста и бывшего мгеровца
Фото: Скриншот из видео Youtube-канала «Гроза Перми»
Сегодня, 14 июля, Ленинский районный суд Перми продолжил рассмотрение уголовного дела в отношении трех активистов, которых обвиняют в «хулиганстве по мотивам политической и идеологической ненависти».

— Нам грозит до семи лет колонии. Я прошу вас, вспомните, при каких условиях вас просили дать показания, — настойчиво обращается к свидетелю Александр Шабарчин.

У молодого парня в руках блокнот, в котором исписана вся страница. Он периодически поглядывает в него, когда готовится задать вопрос, но сейчас уверенно смотрит на свидетеля. Точнее ему в затылок.

Вместе с еще двумя подсудимыми по бокам — Данилом Васильевым и Александром Эткиным (Котовым) — Александр на скамье Ленинского райсуда. Уже не первое заседание здесь пытаются разобраться: насколько серьезным преступлением можно считать их акцию в ноябре 2018 года, ставшую в последствии «делом о кукле «Путина». По версии следствия, пермяки привязали манекен возле ЦУМа с фотографией человека, похожего на президента России Владимира Путина с подписями: «Лжец» и «Военный преступник Пыня В.В.». Происходящее сняли на видео и выложили в сеть под названием «Спецназ задержал Путина». За 8-минутный видеоролик, экспертизой которого занимались лингвисты, психологи и юристы, подсудимым вменяют хулиганство, совершённое группой лиц. Максимальный срок — до семи лет лишения свободы.

Александр Эткин (Котов), Александр Шабарчин, Данил Васильев.

Всего на заседании 12 человек, включая журналистов, которые ждут первого свидетеля — Валерия Мишланова. Профессор ПГНИУ почти 30 лет занимается преподавательской и научной деятельностью, в отличие от его коллеги — психолога Анны Печеркиной, мужчину просили оценить смысл акции с позиции лингвиста.

Профессор двигается неторопливо, внимательно смотря под ноги, и уже у трибуны поясняет, что не хотел бы здесь находиться, поскольку нехорошо себя чувствует. Но добавляет: «Я согласился и я здесь». Экспертом его привлекли в прошлом году, хотя официальных сертификатов для подобной работы у него нет. На это обращает внимание Шабарчин, но его защитник не просит отвода свидетеля.

Задача разобраться: могут ли действия подсудимых на видеозаписи расцениваться как грубые нарушения по отношению к обществу в целом или какой-либо группе, а также какие действия об этом говорят, Мишланову ставил ректор Игорь Макарихин по поручению следователей.

— По просьбе следствия я изложил выводы довольно доступным языком, — погружается в листок мужчина, тихо и практически неразборчиво перебирая термины. — Прагматический анализ: изучение сценарного действия и выяснения мотивов. Интерпретация и восстановление воздействующих эффектов — как действия могут быть восприняты адресатами: невольными зрителями.

Отвлекаясь от заготовленного спича, профессор объясняет, что в ходе акции были действия символического характера, при этом зрителями легко угадать чувства, которые хотели выразить участники акции. Но останавливается и поясняет: акция носит «художественный характер» выполняет пропагандистскую функцию воздействия, но профессор не предполагает подобную формую как уголовно наказуемую.

— Слова «лжец», «военный преступник» указывают на намерение проявить неуважение, резко отрицательное отношение к президенту. [его фигура] Подвергнута осмеянию с помощью гротеска. В какой-то мере такое изображение может отражать эмоции вражды и ненависти к президенту. И видеоролик задевает чувства лиц, которые солидаризируют политике власти и поддерживают президента, нанося нравственный ущерб. В то же время анализ текста показал, что по отношению к какой-либо социальной группе негатива не было.

Когда специалист заканчивает краткий пересказ экспертизы, первыми вопросы задают гособвинители. Они заостряют внимание на политическом и идеологическом контексте акции, поэтому от вопроса к вопросу уточняют: для чего эта акция? является ли выражением протеста? к чему? и может ли действие подсудимых предполагать вражду к соцгруппе?

— Тем, кто отдал за него (Путина — Properm.ru) голос, наносят нравственный ущерб, — приходится повторять мужчине. — Но эти люди не образуют какого-либо класса, как например рабочие или интеллигенция, — разжевывает Мишланов, поясняя, что и без образования социолога способен разобраться в вопросе определений. — Что касается понятия «вражды» — то это речевая агрессия, а ненависть может быть внутри вас и никак не проявляться.

С точки зрения филолога, акцию точно нельзя назвать попыткой критики. Он уверенно говорит: вопрос стоит о неуважении к власти, публичному осмеянию фигуры президента. К вопросам художественных приемов, используемых в видеоролике, возвращается адвокат. Девушка вспоминает про гротеск и интересуется, можно ли видео отнести к сатире?

— Сатира слишком высокий по коннотации термин для этого «спектакля». Скоморошества. Но если хотите можно и так назвать. Вот политанекдот относится к сатире? Наверно да. Но я определяю видео как гротеск. Но можно определить как сатиру.

Короткая лекция филфака продолжается погружением в замысел любого написанного текста, а именно — к побуждению. Защите объясняют, что исходя из анализа, абсолютно очевидно, что видео несет в себе косвенное побуждение — присоединиться к протесту. А тот факт, что фигуранты дела хотели высмеять президента, уже основываться на их мотивах: политических или идеологических.

— У меня было несогласие с выводом юриста, - неожиданно говорит о результатах экспертизы профессор. - И мы знаем, что были вопросы со стороны следствия к юристу. В результате трактовки изменялись.

Но пояснить касательно чего были правки мужчина не смог. На трибуне его сменяет Никита Воженин.

Среднего роста парень заметно нервничает, плюс получает страйк от суда за визит в шортах. Молодому человеку предстояло рассказать о событиях, когда он состоял в «Молодой гвардии Единой России». Мгеровцы традиционно находятся в околополитческих кругах (например «невидимый пикет», в поддержку курса руководства страны, на который никто не пришел), хотя, исходя их показаний Воженина, пытаются отличаться в активистской и волонтерской деятельности. Так было и с Никитой, который утверждает, что в штабе, в основном, работал с молодежью. Но это не помешало ему пожаловаться в правоохранительные органы на видео, за которое судят парней за его спиной.

— Когда вы увидели видео впервые? — обращается гособвинитель.

— Не помню..

— Что было на видео? — продолжает девушка.

— Не помню.

— Допускаете ли вы, что там бы сюжет в котором был манекен с возможным лицом Путина, — вытягивает прокурор.

— Да, — сдается свидетель. - Тогда меня это оскорбило. Но я уже не состою в партии: все течет, все меняется.

После вопросов от защиты обе стороны ходатайствуют об оглашении показаний Воженина, поскольку слишком много не стыковок: путались даты, количество допросов, фамилии, события годовой давности реконструировать парню удавалось с трудом.

— Вы сами это формулировали? — заметив перебор с канцеляризмами в показаниях, спрашивает адвокат.

— Да, на меня никто не давил. Просто хотелось свои мысли четче сформулировать.

— Никита Александрович, нам грозит до 7 лет колонии. Было ли такое что в МГЕР приходили представители правоохранительных органов и просили участвовать в качестве свидетеля? Я прошу вас, вспомните, при каких условиях вас просили дать показания, — не теряет надежды Александр Шабарчин. Но безуспешно, свидетель ничего не помнит, поясняя в конце, что больше не поддерживает действия Владимира Путина, а скорее ближе к его противникам. Юношу отпускают.

Следующее заседание состоится 16 июля.


Оцените материал