Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
13374 +165
Выздоровели
8881 +96
Умерли
656 +7
Properm.ru
Как привезти убыток. Транспортная реформа образует дыру в пермском бюджете в 1,4 млрд рублей Первый же год муниципального управления, судя по всему, ввергнет сферу общественного транспорта Перми в колоссальные финансовые потери, покрывать которые придется из бюджетных средств. Вместо планируемого убытка в 800 млн рублей, отрасль по прогнозам провалится в минус на 2,2 млрд рублей. Причины провала пока четко не определены, но судя по всему, речь идет о неправильных финансовых параметрах, заложенных на старте реформы. Выходы из этой ситуации могут быть разные, но все — неприятные для пермяков.

Как привезти убыток. Транспортная реформа образует дыру в пермском бюджете в 1,4 млрд рублей

6 августа 2020, 08:01

Как привезти убыток. Транспортная реформа образует дыру в пермском бюджете в 1,4 млрд рублей
Первый же год муниципального управления, судя по всему, ввергнет сферу общественного транспорта Перми в колоссальные финансовые потери, покрывать которые придется из бюджетных средств. Вместо планируемого убытка в 800 млн рублей, отрасль по прогнозам провалится в минус на 2,2 млрд рублей. Причины провала пока четко не определены, но судя по всему, речь идет о неправильных финансовых параметрах, заложенных на старте реформы. Выходы из этой ситуации могут быть разные, но все — неприятные для пермяков.

Данные финансового анализа озвучил на заседании комиссии по транспорту Пермской городской думы депутат Сергей Богуславский. Взяв за основу официальные данные мэрии за полгода по доходности отрасли, пассажиропотоку и прочему, он рассчитал убытки за уже прошедший период и экстраполировал цифры на оставшиеся месяцы 2020 года. По официальным данным доходы отрасли за прошедший период обеспечивают в районе 50% расходов, вместо 75% планируемых. По расчетам, сохранение такой динамики приведет к концу года к итоговому убытку примерно в 2,2 млрд рублей вместо планируемых 800 млн. Председатель комиссии Александр Филиппов отвечая на вопрос, почему анализом занимался его коллега, эмоционально пояснил, что «грамотный экономист Сергей Богуславский выполнил работу за чиновников мэрии, которую вообще-то, они и должны были сделать».

Семь раз не меряли

На старте транспортной реформы в Перми ее организаторы выдвигали главные цели: «Улучшение качества обслуживания пассажиров, их безопасности и комфорта. Сокращение или сохранение на прежнем уровне дотаций на отрасль из городской казны. Все вышеперечисленное при незначительном повышении платы за проезд». Главная административная цель публично не озвучивалась, а она между тем, вполне прозрачна: через изменение финансовой модели работы отрасли все финансовые потоки отрасли (примерно 5,5 млрд рублей в год) полностью перешли под контроль муниципальной власти.
Напомним, ранее частные перевозчики забирали билетную выручку с маршрутов и сами оплачивали все расходы, получая из бюджета компенсации за льготных пассажиров. При этой схеме бюджетные дотации составляли примерно 1 млрд в год и делились надвое: половина как раз частникам, а половина на покрытие убытков деятельности МУП «Пермгорэлектротранс», который ведал трамваями и троллейбусами.
По новой финансовой модели всю выручку забирает себе муниципалитет, взамен он делает частных перевозчиков фактически наемными рабочими, платя им за каждый километр пробега. Частник обязан ставить на маршруты новые автобусы, но никак не мотивирован возить больше пассажиров, взимать с них плату и прочее. По факту сейчас мы имеем реальное улучшение и обновление автобусов. За это пермяки расплатились изменением маршрутной сети и повышением цен на проезд на 20–30%. Но вот что касается бюджетных расходов, то там ситуация изначально была не очень веселая, а сейчас может стать просто катастрофичной.

Напомним, даже при успешном ходе транспортной реформы предполагалось, что отрасль не станет прибыльной. Разницу между доходами от продажи билетов и расходами на найм перевозчиков закрывает городской бюджет. В 2020 году эти расходы составляют примерно 800 млн рублей, в 2021 — чуть больше 1 млрд рублей, в 2022 — около 900 млн рублей. Эти цифры, пусть и не до копейки видно в таблице параметров соответствующего раздела бюджета Перми.

На том же старте реформы незаинтересованные эксперты, часть депутатов городской думы и СМИ формулировали один и тот же вопрос к руководителю транспортного департамента Анатолию Путину и куратору отрасли Людмиле Гаджиевой: «Где экономическое обоснование реформы? » Вот, например, отрывок одной из аналитических записок управления экспертизы и аналитики пермской гордумы за 2019 год: «…согласно Материалам предполагается рост пассажиропотока с 242,2 млн человек до 274,7 млн человек. Однако из Материалов не ясно, за счет чего планируется повышение пассажиропотока (с учетом того, что в 2017, 2018 гг. пассажиропоток снижался).

5.3. Материалы не содержат цифровых данных, позволяющих оценить экономическую сторону транспортной модели — расчетная нагрузка по расходам, расчетный объем доходов, источники финансирования».

За прошедший год часть проблем решили, но, например, вопрос с точными данными по пассажиропотоку остался толком не проясненным, между тем, именно на этих данных строились финансовые прогнозы и расчеты финансистов городской администрации. Согласно пояснительной записке к городскому бюджету на 2020–2022 годы доходы отрасли увеличиваются и ежегодно растет плата за проезд:

«поступление денежных средств от оплаты проезда по муниципальным маршрутам регулярных перевозок (запланировано): на 2020 год в сумме 3 998 695,1 тыс. рублей, на 2021 год — 5 401 130,0 тыс. рублей, на 2022 год — 5 509 711,8 тыс. рублей. Объем прогнозируемых доходов рассчитан исходя из прогнозируемого показателя пассажиропотока в разрезе категорий пассажиров и планируемой стоимости проезда (проездного билета) для соответствующей категории пассажиров с учетом ежегодной индексации стоимости на уровень инфляции».

Миллиардный просчет

Наиболее понятная картина, как пояснил журналисту Properm.ru Сергей Богуславский видна на примере трамваев. Стабильный пассажиропоток и выполненные рейсы в феврале-марте 2020 года (ниже январского и существенно ниже прогнозного), затем провал в апреле-мае (пик самоизоляции), восстановление в июне. Быстрый и резкий рост безналичных платежей: уже в феврале доля пассажиров, которые платят картами превысила 60% и сейчас зафиксировалась примерно на доле в 65% (при этом чиновники отрасли прогнозировали только 20%). Полученные деньги в январе-марте покрывали от 58% до 71% (в среднем 64,5%) расходов, что уже на 10% ниже прогноза. Понятно, что в апреле-мае был провал, но в июне доходы пришли к цифре в 40% от расходов и убытку в 39,7 млн рублей только за один месяц. Общие убытки от трамвая достигли за полгода отметки в 188,7 млн рублей. Прогноз убытка по итогам 2020 года — примерно 427 млн рублей.

Хуже ситуация с автобусами. По словам Сергея Богуславского, считать здесь сложнее, поскольку 6 месяцев 2020 года продолжался переходный период между новой и старой транспортными моделями. Но при этом цифры все-таки есть, и они показательны. Особенно важным выглядят данные за июнь. В этом месяце практически полностью закончился переход на новые контракты, объем работы перевозчиков вернулся к отметке в 90%, а учтенный пассажиропоток составил почти 7,8 млн человек при 12% бесплатных пересадок с выручкой в 172,7 млн рублей. При этом доходы июня составили всего лишь 45,36% от расходов. Автобусная часть отрасли пермского общественного транспорта сгенерировала за месяц 208 млн рублей убытка. Фактический убыток за полгода 532 млн рублей, а общий прогнозируемый по году — 1 млрд 780 млн рублей.

А теперь итоговые цифры: в бюджете Перми 2020 года на покрытие плановых убытков отрасли предусмотрено примерно 800 млн рублей. Только за первые полгода отрасль «съела» по официальным данным 720 млн рублей из 800 млн. А впереди все второе полугодие. Общий убыток прогнозно составит 1,78 + 0,427= 2,2 млрд рублей. То есть будет иметь место финансовая дыра в 1,4 млрд рублей.

И ковид, и карты…

Откуда же возникли эти 1,4 млрд недополученных доходов? Директор департамента транспорта Анатолий Путин ссылается на ковид, заявив, что объем транспортной работы во время самоизоляции сокращали не так сильно, как упал пассажиропоток и вот вам, мол неполучение доходов. При том, с выводами Сергея Богуславского Путин согласился прямо на заседании депутатской комиссии (правда сократив цифру убытка с 2,2 до 1,8 млрд рублей), что дает основание подозревать чиновника в том, что расчеты он тоже производил.

Богуславский пояснил журналисту Properm.ru, что списывать на пандемию столь большой объем недополученных средств нельзя. Убыток за период пика пандемии в апреле-мае составил 280 млн рублей. Ключевые причины, по его мнению, другие. Одна из них: неправильное прогнозирование количества пассажиров, которые платят безналом. «По прогнозу администрации, таких пассажиров должно было быть в этом году 20% от общего числа. Но мы видим, что 50- 55% пассажиров в автобусах и 65% в трамваях платят картами. Разница в цене билета наличными и безналичными — 2 рубля. Вот и считайте».

Понятно, что это не единственная причина и вряд ли основная. Изучать надо три позиции: цена километра транспортной работы, количество пассажиров и их учет. С ценой километра, как пояснили Properm.ru эксперты, более-менее, нормально. А вот что касается пассажиропотока и учета зайцев — тут «черные» дыры. Администрация города посчитала годовой пассажиропоток в 242 млн человек. Но до сих пор неясно, откуда взяли такие цифры. От частных перевозчиков, которые отрывали бумажные билетики, брали наличные и подавали в мэрию те данные которые были им выгодны? Устойчивые данные стали появляться только сейчас. И мы видим, что 20 млн пассажиров ежемесячно у нас нет даже близко.

И еще один важный момент. Нынешняя электронная система учитывает только тех пассажиров, кто заплатил за проезд. Мотивации у кондукторов собирать деньги нет, их заработок от этого не зависит. А против установки АСУП (системы автоматического учета вошедших в салон на дверях автобусов и трамваев) Людмила Гаджиева рьяно выступала и снесла-таки это требование из списка обязательных к перевозчикам на момент запуска реформы.

Чем мы заплатим за просчеты?

Надо заметить, по нашей информации, озвученные цифры неприятно удивили мэра Перми Дмитрия Самойлова. Судя по всему, подчиненные либо не проводили такой анализ, либо не поставили главу в известность о ситуации. Дмитрий Самойлов уже провел отдельное совещание с Сергеем Богуславским и Александром Филипповым, и, видимо, встречи продолжатся. Причины надо найти.

Но что делать с дырой в бюджете Перми в 1,4 млрд рублей? Напомним, пандемия уже привела к серьезным сокращениям поступлений в бюджеты всех уровней. Край, например, недосчитался за полгода 20 млрд рублей. В Перми конечно ситуация лучше, но администрация города уже сократила расходы на 450 млн рублей.

Какие могут быт варианты? Можно уменьшить объемы транспортной работы. Грубо говоря, на маршруты будет выходить меньше автобусов и трамваев. Есть большая уверенность, что это крайне не понравится ни перевозчикам, ни пассажирам, тем более что объемы транспортной работы и так уменьшились на 15% по сравнению с периодом до реформы. Другой вариант — поднимать цену на проезд. Напомним, ежегодная индексация на размер инфляции (то есть на 1 рубль) и так уже заложена в бюджете города. Срочно поднимать на 2–3 рубля в год выборов и пандемии? Не лучшее решение. Скорее всего будут резать другие статьи бюджета и просить помощи у края. Значит в Перми опять что-то не достроят или не отремонтируют. О мерах мы узнаем ближе к концу августа.


Оцените материал
2 1 1