Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
19782 +298
Выздоровели
13630 +248
Умерли
925 +16
Properm.ru
Зачем Перми брендбук, а городскому транспорту — идея. Интервью с дизайнером Дмитрием Кучевым Дмитрий Кучев разработал схему общественного транспорта и навигацию для городских лесов Перми. Первый проект не заинтересовал чиновников, второй — застрял на стадии пилота. Properm.ru узнал, как при помощи дизайна сделать общественные пространства и транспорт привлекательными, и почему красные автобусы с «Пермским периодом» не несут пользу городу.

Зачем Перми брендбук, а городскому транспорту — идея. Интервью с дизайнером Дмитрием Кучевым

Зачем Перми брендбук, а городскому транспорту — идея. Интервью с дизайнером Дмитрием Кучевым
Дмитрий Кучев разработал схему общественного транспорта и навигацию для городских лесов Перми. Первый проект не заинтересовал чиновников, второй — застрял на стадии пилота.

Properm.ru узнал, как при помощи дизайна сделать общественные пространства и транспорт привлекательными, и почему красные автобусы с «Пермским периодом» не несут пользу городу.

— Как появилась идея нарисовать схему общественного транспорта для Перми?

— Все, что происходило со схемой, было больше двух лет назад. Сейчас эта тема просто «всплыла», поскольку появились «Городские проекты», которым интересно ее продвигать. Когда я занимался схемой, мне не хватило инициативы, чтобы проталкивать ее дальше, или может момент был не подходящий.

А идея появилась примерно так. Ехал в автобусе, увидел схемы, долго пытался понять, как этим пользоваться. Потом расспрашивал людей и в итоге понял, что мои знакомые ее не используют совсем. В то время мне как раз была интересна тема информационного дизайна, и я на это обращал внимание. Мне было интересно поработать со сложной системой, а не взять какую-нибудь схему трамваев, где 6–8 маршрутов и увязать все просто.

Работа с автобусами оказалась довольно интересной, потому что их много. Разобраться, как этот клубок развернуть с точки зрения подачи информации, было некоторым вызовом самому себе. Осознав, что у нас маршрутов около 80 штук и на одной схеме их не отобразить, я пошел советоваться с ребятами, которые уже сталкивались с таким в своей работе.

— Кто тебе помогал советом?

— Я написал арт-директору «Бюро Горбунова» Илье Бирману. Он работал над схемами трамваев Челябинска и одной из версий московского метрополитена. Илья посоветовал мне изучить опыт Лондона. В плане информационной составляющей в транспорте, Лондон — передовой город. Понятные схемы там начали внедрять еще в 30-е годы прошлого века, и с тех пор подходы принципиально не изменились.

Стандарты оформления их транспортных схем мне показались идеологически подходящими. В огромных городах редко где используются единые схемы, на которых показаны все маршруты. Они используют локальные схемы районного значения или придерживаются логики: куда ты можешь уехать конкретно с этой остановки.

Также общался с Александром Караваевым, который на тот момент работал в студии Артемия Лебедева и принимал участие в создании схемы метро Москвы. Он был моим советником и помогал на протяжении всей работы над проектом.

Часть схемы общественного транспорта Перми, разработанной Дмитрием Кучевым.

— Ты по такому пути и пошел?

— Да. Разделение большой схемы на зоны с точками пересадок мне показалось удачным решением. Причем разговоров о транспортной реформе Перми и создании транспортно-пересадочных узлов тогда еще не было. Мы просто начали тогда прорабатывать эту идею концептуально. Выявили несколько точек, где проходит сразу много маршрутов, например, Центральный рынок, и стали думать над оформлением схемы.

Работа шла восемь месяцев, в основном, по вечерам. За весь период было четыре версии схемы. В итоге я решил, что нужно ее показать людям, чтобы получить какую-то обратную связь. Презентация была в сентябре 2018 года. По сути, схема и сейчас остается незавершенной. Там еще есть над чем работать.

— Ты показал схему публике. Какой была реакция?

— Дизайнерский фидбек (обратная связь — Properm.ru) был довольно хорош. Люди, которые в этой сфере варятся, сказали, что направление выбрано верно. Потом мы решили показать проект департаменту транспорта, встретились с Анатолием Путиным. Он рассказал, что в Перми сейчас как раз начинается транспортная реформа и мой проект в ее концепцию плюс-минус попадает. Сказал, что в дальнейшем им придется что-то подобное тоже разработать.

В итоге меня отправили в какой-то другой отдел к девушке, которая занимается остановками. Я им позвонил, мне сказали, что схемы они менять не планируют, поскольку всеми заменами занимаются подрядчики, которые устанавливают автобусные остановки, а из-за смены схемы никто менять павильоны не будет.

— На этом общение с представителями власти закончилось?

— Еще был разговор с Министерством транспорта Пермского края. Они выслушали, сказали, что идея хорошая, но они вроде как не имеют отношения к общественному транспорту города. Были попытки поговорить с министерством туризма. Все это оказалось не плодотворно.

— Ты пытался продать свою схему чиновникам?

— Нет. Тут речь не идет о прямой продаже, потому что все равно есть торги и контракты. Государству нельзя сказать: «Мы вот сделали, купите». Была идея начать разговор об этом, как о крупном проекте, чтобы поселить в головах властей идею, что этим нужно заниматься. А потом мы или кто-то другой смогли бы подключиться к этой работе.

Но тогда мы говорили именно о транспортной схеме, сейчас же у меня более глобальная идея. Заниматься одной конкретной схемой нет смысла.

— Я правильно понял, что речь идет о каком-то городском брендбуке?

— Да. У меня есть стойкое убеждение, что у города и департаментов есть проблемы с коммуникацией. Они почти не общаются с жителями, клиентами их общественного транспорта. Максимум выпускаются пресс-релизы.

Нашему городу нужен бренд транспорта. Это не просто оформление автобусов, а набор идей. Посмотрите на бренд Московского транспорта. Это ведь не только дизайн. Есть миссия, для которой они существуют: «Транспорт, в котором чувствуешь себя достойно». Это сквозная идея, которая пропитывает весь транспорт и все, что вокруг делается, в том числе дизайн.

Уже на остановке, глядя на схему, пермяки и гости города должны чувствовать, что транспорт в их городе удобный и понятный. Сейчас разобраться в том, как попасть из точки «А» в точку «Б», тяжело. Информация не очевидна и это отталкивает от использования такого транспорта. В итоге впечатление о всей транспортной системе складывается такое, что здесь очень сложно и непонятно.

— Но ведь есть интернет, онлайн-карты Яндекс или Google. Зачем рисовать схемы и тратить на это деньги, если человек может открыть приложение и проложить оптимальный путь.

— Конечно, есть приложения, но сегмент пользователей приложений не такой большой как кажется. Это не 100% и даже не 50% пассажиров. Информационный дизайн рассчитан также на людей, которые приезжают в город, иностранцев, российских туристов или жителей региона, которые бывают в Перми редко. Также не нужно сбрасывать со счетов старшее поколение.

— Хорошо. Бренд городского транспорта Перми, он какой?

— В моей картине мира все виды транспорта оформлены одинаково и с понятной идеей, а не как сейчас. «Пермский период. Новое время» это что? Как фестиваль связан с общественным транспортом? Это просто реклама.

Оформление остановок, информационных объявлений и самого транспорта (снаружи и внутри) должно бить в какую-то конкретную точку. Например, транспорт в Перми удобный, понятный и доступный. А за этой оболочкой должна быть организована вся остальная работа: новые автобусы, опрятные кондукторы и водители, четкое выполнение расписания. Все должно мотивировать жителей отказывать от личных автомобилей и пересаживаться на общественный транспорт, потому что это круто и удобно. Это разгружает наши дороги и снижает вред экологии.

Но сейчас с рекламой городского транспорта все плохо. Ее нет. То, что происходит внутри автобусов — отдельная история. Все эти наклейки разных размеров и объявления на листочках А4. В моем понимании они только отталкивают людей. Автобусы вроде новые, а подход старый.

— Прочитал у тебя в блоге, что ты также разрабатывал навигацию для Черняевского леса. Но, если честно, этим летом она на глаза мне не попадалась. Что с проектом?

— Увидев проект с транспортной схемой, ко мне пришло лесничество. У них была идея, сделать навигацию в наших рекреационных зонах, чтобы они стали удобней. Мы с коллегами разработали для них указатели, карту и руководство, что, где и как устанавливать.

Тогда в рамках пилотного проекта в Черняевском лесу появилась петля протяженностью в два километра, где были наши указатели. Такие же таблички мы сделали для Закамска, Гайвы и Липовой горы. Все это есть у лесничества. Почему навигации все еще нет — не знаю. Тогда мне говорили, что должен быть разыгран контракт на изготовление и установку табличек.

Схожий проект мы сделали и для малых рек города. Насколько знаю, в сентябре навигация должна появиться на Данилихе.

— Насколько я понимаю, ты любишь изучить Пермь и ее улицы. Видел в интернет-журнале «Звезда» твой материал с фотографиями города. Какое у тебя сформировалось впечатление после стольких прогулок?

— У Перми, как и большинства других городов России, есть большие проблемы с коммуникационной составляющей. Не только транспорт непонятным языком разговаривает со своими клиентами, но и весь город. Отсутствует пешеходная туристическая навигация, нет единого стиля оформления адресных табличек.

Если пройтись по городу, посмотреть на стиль оформления адресных табличек, их просто сотни. Есть представление, что они сине-белые, но вариаций множество, единообразия не хватает. Не обязательно добиваться полной одинаковости, но к аккуратности и понятности стоит стремиться.

— То есть ты поддерживаешь борьбу с киосками, баннерами и разнообразными вывесками?

— Все попытки улучшить визуальную составляющую города — хорошо. Не обязательно все привести к стилистическому единству, но сделать систему понятной надо, как и очистить историческую архитектуру от засилья визуального шума.

— Ты сказал, что в Перми нет туристической навигации, но от «Белых ночей» нам достались прогулочные маршруты — красная и зеленая линия.

— Как маршруты, они прикольные, правда многие принимают эти линии за ограждение велосипедной дорожки. Другая проблема — содержание. От того, что сделали во время культурной революции почти ничего не осталось. Вообще — это общая проблема для системы власти.

По роду деятельности мне часто приходится с ними сотрудничать. За это время сложилось впечатление, что у них часто есть идея сделать что-то хорошее, но нет понимания, как это поддерживать. Это происходит не потому, что они плохие и хотят навредить, просто где-то не хватает знаний и опыта.


Оцените материал
1