Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
13209 +162
Выздоровели
8785 +94
Умерли
649 +4
Properm.ru
В авиации не место романтике. Кого перевозит санавиация и как принимается решение о вылете в непогоду Вертолеты санитарной авиации в Пермском крае доставляют пациентов с тяжелыми патологиями в крупные пермские медицинские центры несколько раз в неделю — когда «есть небо». Число вылетов ежегодно растет, но, как говорят медики, не из-за того, что становится больше тяжелых больных, а потому, что в регионе научились рано выявлять и лечить разные виды заболеваний.

В авиации не место романтике. Кого перевозит санавиация и как принимается решение о вылете в непогоду

31 августа 2020, 07:31
репортаж

В авиации не место романтике. Кого перевозит санавиация и как принимается решение о вылете в непогоду
Фото: Виктор Михалев для Properm.ru
Вертолеты санитарной авиации в Пермском крае доставляют пациентов с тяжелыми патологиями в крупные пермские медицинские центры несколько раз в неделю — когда «есть небо». Число вылетов ежегодно растет, но, как говорят медики, не из-за того, что становится больше тяжелых больных, а потому, что в регионе научились рано выявлять и лечить разные виды заболеваний.

В августе 2020 года вертолет санавиации 14 раз летал в отдаленные районы. В клиники Прикамья медики доставили девять больных с инфарктом миокарда, трех рожениц, одного грудного младенца с внутриутробной инфекцией, по одному пациенту с инсультом, аневризмой аорты и сочетанной травмой позвоночника.

Вылеты «акушерского профиля» у санавиации на втором месте по «популярности», 24 августа вертолет направился в Чернушку, за пациенткой с тяжелой патологией беременности. С площадки в краевом перинатальном центре вылетели в 15:00, через час — на месте, где врачи оказывают всю необходимую помощь и готовят женщину к перелету. А в 18:00 пациентка уже поступает в перинатальный центр. По стандарту, с момента вызова до вылета вертолета дается два часа, в зависимости от действий врачей пилоты принимают решение — если нужна консультация или проведение операции на месте, то двигатели вертолета глушат и ждут времени возвращения. Если вопрос только в стабилизации пациента — на это дается менее получаса, и машина в полной готовности к вылету ждет загрузки бригады медиков и больного.

Изначально компания «Скол», которая уже два года работает в Пермском крае для перевозки команд медиков, использовала казанский вертолет «Ансат». «Но, — говорят пилоты, — он больше предназначен для коротких перелетов в мегаполисах. Лучше МИ-8 и его модификаций в мире не придумали. И через два месяца в Прикамье прибыл новый Ми-8».

Пилот Павел Савченко в авиации уже 35 лет. Сначала — в вооруженных силах, а с 1997 года — в гражданской авиации. Вот уже два года он летает с бригадами врачей санавиации и доставляет пациентов. «Есть гражданская авиация, государственная и военная. Они по своим законам живут, мы по своим законам работаем. Уровень подготовки лётного состава абсолютно одинаковый. Единственное, на санавиацию выделяются экипажи, подготовленные по предельным минимумам погоды», — поясняет Савченко. Это значит, что в экстренной ситуации вертолет может полететь к пациенту в не самых лучших погодных условиях. По законам авиации, ответственность за решение о вылете — за командиром.

Павел Савченко, пилот авиакомпании «Скол»

Пилоты не считают свою работу «романтической», скорее — рутинной, в которой важнейшее негласное правило — «число взлетов должно равняться числу посадок».

«Марк Галай, герой Советского союза, заслуженный летчик-испытатель в своей книге написал: «Если летчик идет на вылет и чувствует, что он совершает подвиг, он не готов к полету». Мы не совершаем подвиги, мы делаем обыденную, в какой-то степени рутинную работу, но она для нас такая. Мы за то, чтобы все было ровно, гладко, спокойно. Сложные полеты бывают при плохих погодных условиях, но здесь все зависит от анализа ситуации. Если ты все нормально рассчитал и погода позволит совершить нормальные взлет и посадку, выполняется обычный полет. Но бывает нелетная погода и профессионализм летчиков заключается в том, что мы четко знаем: в нелетную погоду летать не надо. Медики это понимают и пересаживаются на наземный транспорт», — рассказывает Савченко.

На памяти пилотов экстренные вылеты в неподготовленные для полетов места — единичные случаи. «Этой зимой мы летали достаточно далеко на север Пермского края, нужно было вывезти туриста, которому стало плохо. Обычно мы летаем на подготовленные площадки, где есть районные больницы. Где врачи стабилизируют больного, а мы потом вывозим. А так в практике, конечно, было, когда туристические группы далеко — в тайгу или горы вызывают», — говорит Савченко.

В команде медиков и пилотов каждый четко знает свой фронт работ. «Мы максимум можем помочь поддержать носилки, занести в салон какие-то вещи, если экипаж в данный момент стоит с выключенными двигателями и может чем-то физически помочь для ускорения процесса. Конечно, мы все подготовлены для оказания первой медицинской помощи, но в нашей работе это не требуется. Здесь всегда подготовленная бригада профессионалов, которая знает свое дело и летает в достаточном количестве. Мы занимаемся только пилотированием», — поясняет Савченко.

На вопрос журналиста Properm.ru о бытующем у обывателей мнении, что санавиация может использоваться не по назначению — для перевозки высокопоставленных чиновников и бизнесменов, пилоты обиженно замечают, что таких случаев за последние годы не было: на тяжело больном человеке нет бейджа с указанием его должности.

«На моей памяти вывозили весьма асоциального человека, который достаточно долго усугублял крепкими спиртными напитками, а потом с сердцем плохо стало. Для врачей не существует разницы, они все дают клятву Гиппократа, готовы прийти на помощь любому человеку, а мы помогаем им. Мы же не можем сказать: «Нет, мне этот не нравится, у него не тот цвет кожи, мы его не повезем». Это наша работа», — говорит Савченко.

На интервью для редакции Properm.ru пилотам отведено точное время — полчаса на вертолетной площадке от посадки до взлета. «Самое важное в авиации для человека, который по прошествии многих лет понимает, что правильно выбрал профессию: он счастлив в работе. Для меня любой вылет — маленький душевный праздник, всегда радуюсь полетам», — завершает короткую встречу Савченко. И замечает в ответ на вопрос: «Можно ли полетать?», — «Не в санитарных вертолетах, лучше здоровым и с гражданской авиацией», — такая примета.

В 2019 году Пермский край стал одним из первых участников федеральной программы развития санитарной авиации в России. Вертолет Ми-8АМТ для работы в санитарной авиации на территории Пермского края был куплен авиакомпанией «Скол» по лизинговой программе Государственной транспортной лизинговой компании и госкорпорации «Вертолеты России», входящих в авиакластер «Ростеха».

С 2019 года в России начал работать федеральный проект «Развитие системы оказания первичной медико-санитарной помощи», входящий в состав нацпроекта «Здравоохранение». В 2019 году из бюджета Пермского края на санавиацию было направлено 17 млн 681 тыс. рублей, из федерального — 80 млн 798,1 тыс. рублей. В 2020 году объем финансирования проекта увеличился — это 36 млн 414,5 тыс. рублей региональных средств и 77 млн 222,8 тыс. рублей — федеральных денег.

В 2017 вертолет пермской санавиации направлялся к пациентам 50 раз, в 2018 году — 90, в 2019 выполнено 178 вылетов. За восемь месяцев 2020 года бригады медиков вылетали в районы 121 раз.

По проекту Минздрава РФ за счет федерального финансирования в регионах должно вырасти число вылетов в отдаленные районы для оказания медпомощи пациентам. В 2017 году (первый год реализации мер поддержки, участвовало 34 региона России) было выделено 3,3 млрд рублей, в 2020 году — уже 5,4 млрд. Средства распределяются между субъектами Российской Федерации, которые закупают авиационные работы (полеты), выполняемые для оказания медицинской помощи у авиакомпаний, предоставляющих эти услуги.


Оцените материал