Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
55820 +97
Выздоровели
50436 +98
Умерли
3511 +8
Properm.ru
В театре кукол поставили «Цветы для Элджернона». Какой будет недетская история и почему именно сейчас На прошлой неделе состоялся премьерный показ видеоспектакля «Цветы для Элджернона». Журналист Properm.ru побывал на репетиции и узнал об особенностях постановки, а также о том, почему вновь и вновь стоит возвращаться к произведению.

В театре кукол поставили «Цветы для Элджернона». Какой будет недетская история и почему именно сейчас

9 декабря 2020, 09:25
репортаж

В театре кукол поставили «Цветы для Элджернона». Какой будет недетская история и почему именно сейчас
Фото: Кирилл Козлов для Properm.ru
На прошлой неделе состоялся премьерный показ видеоспектакля «Цветы для Элджернона». Журналист Properm.ru побывал на репетиции и узнал об особенностях постановки, а также о том, почему вновь и вновь стоит возвращаться к произведению.

Рассказу «Цветы для Элджернона» Дэниела Киза уже более 60 лет. За это время научно-фантастическая история неоднократно экранизировалась и появлялась на больших экранах и сценах театров. Поднять вопросы об отношении общества к людям с ментальными особенностями решили и в Пермском театре кукол.

Если вы не читали рассказ или роман «Цветы для Элджернона», то у вас возникнет закономерый вопрос «А кто такой Элджернон и зачем ему дарить цветы?» Элджернон — это белая лабораторная мышь, на которой учёные ставили эксперимент по улучшению умственных способностей до того, как попробовать на людях, то есть на Чарли, 32-летнем уборщике из булочной. Именно о новой жизни Чарли после операции, которая сделал его пугающе умным и идет повествование. Психологическую драму и все метаморфозы читатель наблюдает через дневник главного героя.

«Театр кукол — это театр знака, серьезных тем. Даже в спектакле для самых маленьких «Как подружились Крапинка с Полосочкой» мы говорим с детьми трех лет о проблемах различий между нами. Миссия нашего театра — задавать вопросы, чтобы ребенок на них ответил», — объясняет выбор постановки режиссер Дмитрий Вихрецкий.

Актер Павел Дитянин согласен с наставником о важности спектакля: «К сожалению, не все гладко складывается с устройством особенных людей в жизни. Есть общая предвзятость. Как говорит профессор Немур из рассказа, «Они (особенные люди) — пустые оболочки, которые не просто не принесут никакой пользы обществу, а несут вред, расходы, дополнительную ответственность». Это проблема не только в нашем российском обществе, но и в мире».

Готовиться к спектаклю начали в Перми год назад: подали заявку, заявились на грант Министерства культуры РФ по нацпроекту «Культура», в феврале защитили и получили финансирование, но затем в планы вмешалась пандемия и постановка затянулась. Вернулись к репетициям осенью. «Наш спектакль — это эксперимент, не массовая история, ни для большой, ни для малой сцены», — показывает на декорации из конструктора Дмитрий Вихрецкий.

Операционная, булочная, парк, квартира — больше 20 кг деталей понадобились для создания съемочной площадки кукольной версии «Цветов для Элджернона». В постановке не использовали настоящих животных, вместо этого напечатали мышонка Элджернона на 3D-принтере. По периметру от съемочной площадки камеры и свет, которыми управляют актеры Павел Дитятин, Даниил Петров, Ангелина Провкова и Виктория Ельцова. Команда занимается съемкой и хромакеем: лица актеров накладывают на игрушечных человечков. Именно в этом главное отличие пермской постановки от всего, что делали в мире раньше.

При этом зрители видят все перемещения актеров, которые управляют городком из конструктора. «Они одновременно смотрят и «за кулисы», и на преображение актеров, и то, как мы используем технические средства. Но мы не играем, не притворяемся, а изображаем наших персонажей, — объясняет Дмитрий Вихрецкий. — Например, у Чарли проблемы с речью, но актер не коверкает слова, а использует механический предмет, чтобы затруднить речь».

Поклонники (романа) поймут, от каких сюжетных линий пришлось отказаться, но от этого не уменьшается драматургия. «Когда актер рассказывает о Чарли в третьем лице, то зритель больше проникается персонажем, а моментов, когда хочется зарыдать очень много. Мы пробовали во время репетиции прочитать текст глаза в глаза — сам чуть не заплакал», — делится эмоциями режиссер.

«Я недавно вспоминал, как в детский сад ходил в одну группу с мальчиком. Мы были наравне, но чем ближе были к школе, тем больше понимали, что отличаемся. Потом его отправили в школу для умственно отсталых. Мне очень захотелось рассказать эту историю, используя собственный опыт. Я помню, как нас делили, как нас пугали… — вспоминает историю из детства Вихрецкий. — Наш спектакль для подростков, которые начинают больше понимать социальную значимости всего происходящего. Мы хотим серьезно поговорить о том, как нужно относиться к людям. У нас у каждого разное развитие, но одинаковое право на жизнь».


Оцените материал
1 3 3