Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
69985 +423
Выздоровели
61877 +457
Умерли
4286 +23
Properm.ru
Почему вы платите за спорт своих детей? Интервью с министром спорта Прикамья Татьяной Чесноковой Детский и юношеский спорт в Пермском крае содержится за счет родителей. Спортивных школ очень мало, частные секции не могут себе позволить бесплатные тренировки, а диалога между министерством спорта и федерациями не получается. В заложниках ситуации находятся дети-спортсмены и их родители. О том, каким видит развитие спорта в регионе, что будет делать, чего ждет от спортивного сообщества и от своих подведомственных учреждений журналисту Properm.ru рассказала новый министр спорта Татьяна Чеснокова.

Почему вы платите за спорт своих детей? Интервью с министром спорта Прикамья Татьяной Чесноковой

Почему вы платите за спорт своих детей? Интервью с министром спорта Прикамья Татьяной Чесноковой
Фото: Кирилл Козлов для Properm.ru
Детский и юношеский спорт в Пермском крае содержится за счет родителей. Спортивных школ очень мало, частные секции не могут себе позволить бесплатные тренировки, а диалога между министерством спорта и федерациями не получается. В заложниках ситуации находятся дети-спортсмены и их родители.

О том, каким видит развитие спорта в регионе, что будет делать, чего ждет от спортивного сообщества и от своих подведомственных учреждений журналисту Properm.ru рассказала новый министр спорта Татьяна Чеснокова.

К стандартам тянемся, но не очень

— Итак, про базовые виды спорта читатели узнали. Расскажите, пожалуйста, что даёт попадание в список базовых видов спорта, кроме репутационных плюсов?

— Свою поддержку и финансирование министерство спорта выстраивает в приоритетном порядке — для базовых видов спорта. Они получат повышенный стандарт финансирования.

— Насколько выше минимального этого повышенный норматив?

— У нас есть федеральный стандарт — это минимальные необходимые требования к обеспечению спортсмена на том или ином этапе его спортивной подготовки. В нем прописаны требования, чем должен быть обеспечен спортсмен. И есть реальные деньги в регионе, которые ниже федерального стандарта. Мы не обеспечиваем все 100% требований. Это слишком высокие финансовые затраты. Но при этом минспорт РФ предоставил регионам возможность произвести расчет стандарта с учетом региональной методики. И эта взвешанная позиция. Необходимое в любом стандарте: выезды на спортивные соревнования, экипировка — это мы в краевых учреждениях обеспечиваем. Возьмем, например, «Академию игровых видов спорта» (подведомственное министерству учреждение — Properm.ru). У них среди прочих базовые виды спорта — футбол и хоккей — обеспечены все необходимые расходы: своевременное обновление инвентаря, выезды спортсменов, сборы, соревнования. Конечно, не 100% от норматива, но всё необходимое. Сегодня регионы, в том числе мы, работают по дорожной карте по доведению объема финансирования спортивных школ до федерального стандарта. К сожалению, в муниципальных учреждениях ситуация несколько хуже.

— Сколько процентов от федерального стандарта сейчас?
— В наших подведомственных учреждениях обеспечено финансирование 21% до 34% от федерального стандарта в зависимости от учреждения и вида спорта. Но когда мы посчитали реально необходимые затраты, то есть пошли от сметы, а не от стандарта, получилось, что в целом обеспеченность потребностей спорта у нас 69%, это касается краевых учреждений. Как руководитель я понимаю, если по федеральному стандарту спортивные школы обеспечить деньгами, они в таком объеме просто израсходовать не смогут.

«Если по федеральному стандарту выдам спортивным школам денег, они топить ими начнут»
Татьяна Чеснокова, министр спорта Пермского края

Столько реально не надо, потому что инвентарь не надо менять каждый год (мягкий инвентарь). Если спортсмен выступает, трепетно относится к своему инвентарю, инструменту спорта, не требуется такое частое обновление. Реальные амортизационные издержки ниже, чем предусмотренные стандартом.

— Так интересно. Обычно стандарт — это минимум минимума.

— Обычно так. В свое время с этим столкнулись все регионы. Когда стандарты появились, все посчитали и вышли на миллионы миллиардов. Тогда стали думать, а для чего? Возьмем историю начальной подготовки. Например, в дзюдо сразу заложено кимоно. Ребенок на этапе начальной подготовки вообще не понимает, хочет он этим заниматься или нет, потому что это, как правило, выбор родителя. Обеспечить ребенка кимоно, боксерскими перчатками, когда он через три дня перестал ходить, а ты уже ему инвентарь выдал, зачем? Это высокие и не совсем эффективные материальные затраты. Тот вид подготовки, который дается на этом этапе, не требует полного набора экипировки. Плюс мы выдали мягкий инвентарь личного пользования, мы его сразу списали, мы не можем забрать его и отдать кому-то. Родители, покупая экипировку, потом могут ее перепродать, а мы забрать и отдать другому не можем. Такие требования. Поэтому первое поколение стандартов, которое было, начали менять. Это облегчило расчетные затраты.
Мы стараемся максимально обеспечить выезды на соревнования, экипировку, сам тренировочный процесс.

— Правильно я поняла, что нет задачи по доведению финансирования спортсменов, команд, школ до 100%?

— Смотрите, если потребности «Академии игровых видов спорта» обеспечивать исходя из федеральных стандартов, то нужен миллиард рублей. Сегодня у «Академии» нет миллиарда, есть примерно 160 млн рублей, и этого достаточно, чтобы качественно оказывать услугу. У них замечательные объекты, у них оплачены выезды на соревнования, покупается экипировка. Мы понимаем, что этой суммы достаточно, чтобы иметь высокий уровень обеспеченности спортсменов. Почему я ее привожу в пример? Это сегодня самое обеспеченное учреждение среди всех учреждений в крае. У них проблем с качеством и объемом обеспеченности предоставляемых услуг по спортивной подготовке сегодня нет.

Офис «Академии» в СК «Сухарева», услуги по спортивной подготовке предоставляют на крытом футбольном манеже. В СК «Сухарева» работает хоккейная площадка. В муниципальных образованиях тоже есть отделения по хоккею: в Губахе, в Александровске, в Краснокамске, в Красновишерске. По волейболу есть отделения в Краснокамске, Чусовом.

Мы подготовили дорожную карту по доведению до федерального стандарта других учреждений края, в приоритете — базовые и олимпийские виды спорта, сегодня согласуем и анализируем ее с министерством финансов. Мы адекватно оцениваем возможности регионального бюджета в нынешней ситуации. Тем не менее, мы к этому стремимся.

Содержание объектов спорта тоже требует большого объема финансирования. По зимним видам спорта, в основном, это содержание высокотехнологического оборудования. Например, горный склон, подъемники. Содержание бассейнов тоже дорогостоящее, потому что это системы прочистки, подготовки воды. У хоккея точно также: холодильные машины, машины для выравнивания льда. Это сложный процесс, поэтому содержание такого комплекса дорогостоящее. Я не говорю про текущие коммунальные платежи. Тем не менее, эти расходы тоже закладываются при формировании стандарта.

Почему спортсмены уезжают в другие регионы?

— Как содержание бассейнов осуществляется за счет средств краевого бюджета? У нас же два частных бассейна и несколько муниципальных.

— — Понятно, что бассейны частные, их содержание за счет краевого бюджета не производится. Мы содержим те объекты, которые находятся в государственной собственности. На территории Перми это СК «Сухарева», «Молот», манеж «Пермь Великая», стадион «Звезда», стадион «Энергия» — он заходит на реконструкцию в 2021 году, сейчас проект уже проходит государственную экспертизу.

Объекты переданы нам на разных условиях, в разном состоянии. «Молот» арендуем у «Мотовилихинских заводов», чтобы поддерживать объект в работоспособном состоянии. Сейчас на объекте проводится большое количество значимых для региона мероприятий.

— К базовым видам спорта в Пермском крае отнесены не самые массовые и популярные, нет баскетбола, нет плавания. Мы можем говорить, что у Минспорта маркетинговая нишевая стратегия выбрана для развития спорта в регионе?

— Традиционно по неолимпийским видам спорта в регионах результаты спортивные всегда выше. Олимпийскими видами спорта занимается большее количество человек, большее количество участников посещает соревнования. Тяжелее стать победителем. Или первый парень на деревне, где два двора, или стать первым среди 200 дворов.

Но мы не от этого отталкиваемся, а от результатов, от того, насколько активна сама федерация того или иного вида спорта. Федерация должна заниматься развитием спорта, это ее задача.

— Родители жалуются, что платить приходится за всё: за абонементы, костюмы, спортивный инвентарь, выезды на соревнования, сборы, страховки… Спорт в крае содержится за счет родителей?

— Спортивная подготовка по закону — бесплатный процесс, за исключением организаций, которые в принципе, на коммерческой основе предоставляют услугу. Если дети посещают частные секции, то все платно. Если это краевые или муниципальные спортшколы — там сама услуга предоставляется бесплатно. Если с родителей все же взимаются средства, то это как раз и связано с моментами недофинансирования муниципальных школ.

— В Пермском крае очень мало спортивных школ, примерно 48 (и краевых, и муниципальных). Школа водных видов спорта в Перми, например, всего одна — муниципальная и небольшая, в Мотовилихинском районе, она не может принять всех желающих. В итоге родители вынуждены отдавать детей в частные секции, и самостоятельно финансировать любые соревнования…

— Федерация может получить бюджетную поддержку, но для этого им необходимо предоставить план официальных соревнований и тренировочных мероприятий. Центр спортивной подготовки предусматривает объем финансирования федерации на год, а затем уже сама федерация расставляет приоритеты на какие соревнования и каких спортсменов направлять. Но пока у федераций в приоритете проведение местных турниров за счет бюджета, а в итоге на выезды не остается средств.

А потом родителям рассказывают: «Это министерство нам не финансирует выездные соревнования». Хотя местные мероприятия вполне могут проводиться силами федерации (учитывая тот факт, что организационные сборы на региональные соревнования федерациями собираются). Но как министр я не доберусь до каждого талантливого ребенка, потому что их, к счастью, много в каждом виде спорта. Эту работу должны выполнять федерации, они должны предоставлять информацию, а они этого не делают.

— Молодых спортсменов из Пермского края переманивают в Казань, в Тюмень…

— Да. Это актуальная история — параллельные зачеты и вызов спортсмена. Особенно там, где были большие федеральные вложения в создание материально-технической базы, есть инфраструктурное преимущество.

Тут для родителей всегда сложный вопрос (я и себе пыталась на него ответить), поехать ли за своим ребенком, если бы у него сложилось там будущее? Вопрос хороший и сложный. Наверное, однозначного ответа нет. Вопрос воспитания олимпийского спортсмена — это подчинение интересов семьи одному человеку. При этом риски большие: а вдруг не выстрелит. Тут тема сложная. Мне искренне хочется создать условия, чтобы спортсмены не уезжали и у них была возможность поехать на Олимпиаду из Перми.

— Об этом и речь, чтобы спортсмены не уезжали из Перми. Мы общались с лыжниками, фигуристами, все они не видят развития здесь у нас. Они все куда-то нацелены. Почему?

— С какими фигуристами вы разговаривали? Если вы разговаривали с фигуристами из «Орленка», где воспитываются одиночники, это одна история. Сегодня есть феномен Тутберидзе. Никто никогда не перепрыгает её спортсменок, это феномен, на мой взгляд. Она как «на конвейере» производит спортсменов высочайшего уровня. Да, достигая определенного возраста, спортсмены перестают достигать таких результатов, и мы видим, как за счет этого помолодело фигурное катание. Если ты в семь лет не запрыгал все прыжки, будущего у тебя в фигурном катании практически нет. Это про одиночников.

Фото с сайта Федерации фигурного катания

Но у нас есть парное фигурное катание. И нашим парным фигуристам реально из Пермского края уехать на Олимпийские игры. К нам приезжают ребята из других регионов, чтобы заниматься с нашими тренерами, потому что они видят результат. И мы всерьез рассуждаем о том, чтобы у нас была своя именная школа фигурного парного катания. Тот объект, который мы сейчас планируем строить — «Региональный центр фигурного катания» — будет отдан парникам для повышения качества подготовки, чтобы у них был свой «дом». Они это искренне заслужили.

Тренера пермской школы олимпийского резерва «Старт» Павла Слюсаренко давно зовут в Москву тренировать, но сегодня он продолжает тренировать в Перми. То как мы стараемся удовлетворить потребности его групп, его вполне устраивают. Если его спросить, он даст ряд замечаний, которые необходимо учесть, но мы взаимодействуем. Многие процессы не решаются по щелчку пальцев, они требуют длительной проработки. Например, объем времени на льду. Действительно, его сегодня не хватает.

— Самая главная, мне кажется, проблема в Пермском крае — это отсутствие объектов инфраструктуры: нет нормального бассейна, нет Центра фигурного катания. Сколько мы говорим о реконструкции «Орленка»?

— «Орленок» сейчас в стадии проектирования, есть серьезные планы к 2023 году осуществить его реконструкцию, чтобы город имел к 300-летию полноценный объект для занятий. Мы активно ищем инвесторов для частно-государственного партнерства по развитию льда, потому что есть объекты, которые бизнесу быстрее и проще построить, чем нам.

— Есть потенциальные инвесторы?
— Есть объект, который уже реализован — это ледовый комплекс на Урожайной, 3а. Сейчас большой объем времени в нем занят спортсменами краевой спортивной школы «Старт», они занимаются на этом объекте. Инвестором выступил президент федерации фигурного катания Дмитрий Шубодеров. Мы размещаем там государственный заказ, чтобы у ребят была возможность заниматься в необходимом объеме. Тренировочный процесс, конечно, учитывает не только само катание, но и хореографию в зале, силовые упражнения. Все это предусмотрено.

Тем не менее, чем старше спортсмен, тем больший объем накатов, отработки элементов требуется на льду. Если на начальной подготовке, это порядка восьми часов в неделю, то на этапах высшего спортивного мастерства — 21 час. Мы стараемся предоставить это время нашим спортсменам. При необходимости предоставляем нашим ведущим спортсменам школьный автомобиль для перевозки.

Почему не принята программа «Плавание для всех»?

— Возвращаясь к плаванию — в России разработана федеральная программа «Плавание для всех». На основании федеральной программы в Пермском крае должна была появиться своя программа, окончание срока разработки и утверждения программ в субъектах РФ — декабрь 2020 года. Что с ней?

— Нет. Мы в свое время разрабатывали программу по развитию плавания, еще в 2016 году. Она, к сожалению, закончилась не очень хорошо. Нашли серьезные нарушения, это едва не закончилось уголовным преследованием, потому что были задвоения посещений, была не очень качественная отчетность бассейнов. Некоторые муниципалитеты со своей стороны не обеспечили необходимый объем софинансирования, и в итоге отказались, тем не менее, со стороны минспорта проект был профинансирован. В общем, нарушения бюджетного характера в рамках реализации программы были. Она была свернута еще и потому, что была существенная проблема оценки результатов. Мы со своей стороны делали несколько подходов к возврату этой программы. К тому же по линии МЧС есть большая просьба возродить эту программу. Но сегодня это достаточно дорогостоящая история.

— Насколько дорогостоящая?

— — Вот поедут группы из детских садов заниматься в «Олимпию». А кто эти группы организует? Один класс или группа для плавания не соберутся. Нужно обеспечить сбор детей с разных групп. Должен появиться какой-то транспорт, который отвезет детей туда и привезет обратно. А с детсадовскими детьми дополнительные проблемы: переодеть, одеть, помыть, чтобы они правильно зашли в бассейн. Таких организационных вопросов слишком много.

От посещения бассейнов группами из детских садов отказались, взяли контингент 3–5 классы. Причем объем бассейнов, который есть, весь контингент 3–5 классов единовременно не обеспечит. Это значит, что уроки физкультуры у одних групп в первой четверти, у других — во второй, у остальных — в третьей. Они будут заниматься не весь год, а получат цикл занятий (12 или 16 занятий), с помощью которых ребенок получает первичные навыки плавания. В таком виде посчитали стоимость компенсации услуг бассейнам, получилось 80 млн рублей в год. Поскольку программа требует доработки и проработки совместно с министерством образования, после решения всех организационных вопросов, пока реализацию программы отложили. Нам хочется, чтобы программа была качественной.


— В федеральной программе речь идет не только о школьниках, но и о взрослых, которые не умеют плавать.

— Со взрослым населением любые занятия спортом — полностью на коммерческой основе. Единственное, что может быть в помощь нам (все регионы об этом просили давно) — сегодня Правительство РФ одобрило возможность получения налогового вычета за пользование спортивными объектами. Планируется, что в ближайшие годы эта мера начнет действовать.

— Даже за фитнес-центры можно будет брать налоговый вычет?

— Пока не все нюансы ясны, потому что сформирована не вся правовая база, но к этому идет. Минспорта РФ действует планомерно и прагматично: сначала они ввели понятие «фитнес» в закон о спорте. Значит, должны появиться экономические последствия у этого понятия. Потом вводится налоговая мера.

— Но если бассейнов не хватает даже для школьников с 3 по 5 классы, что уж говорить о взрослых. Инфраструктура вас ограничивает в разработке программы, аналогичной федеральной?

— Вы правильно говорите, что инфраструктура ограничена. У нас в приоритете два вида инфраструктуры: лед и вода, потому что степень обеспеченности именно по этим объектам очень низкая. По льду степень обеспеченности была 8%, сейчас стала выше. По воде — порядка 16%. Если стремиться к нормам, которые предусмотрены, это будет неподъемная сумма. Это очень дорогостоящая тема. Средняя стоимость строительства бассейна или льда — 200–250 млн руб. При этом инвесторы готовы заходить на эти проекты, потому что у них очень высокая коммерческая составляющая.

В Перми ведутся переговоры по строительству еще одного большого бассейна. Скорее всего, это будут частные инвестиции. Есть земельный участок, который рассматривается под эти цели, но он в частных руках. Это большой переговорный процесс. Нам хочется хороший бассейн. Конечно, будем рассматривать объект проще, чем в Казани, например, потому что это объект мирового уровня, а нам нужен хороший тренировочный объект, который будет доступен и для занятий населения. Я надеюсь, что он все равно случится, потому что регион не уступает в переговорах с инвестором, регион настроен на продуктивный диалог с инвестором.

Бассейны строятся. У нас в планах реконструкция «Энергии» и строительство в структуре комплекса нем 25-метрового бассейна. Два 25-метровых бассейна построили в 2018, 2019 году в Закамске. Сейчас еще один проектируется на Шпальной. Будет ледовый центр и рядом бассейн. Будет Региональный центр фигурного катания и рядом бассейн. Проект бассейна уже зашел в экспертизу, то есть примерно к 2023 году будем иметь еще один бассейн, тоже 25-метровый, с учетом интересов водного поло и синхронного плавания. Прорабатывая планы по развитию водной инфраструктуры, есть понимания необходимости наличия таких объектов в каждом районе.

«Деньги есть, нужно работать, чтобы их получить»

— По поводу недопонимания между минспорта и федерациями. Вам не кажется, что спортсмены, в том числе дети-спортсмены и их родители становятся заложниками ситуации?

— Мы работаем не для удовлетворения личных амбиций, а для детей (высокопарно, но они — наше будущее). Давайте поймем, что мы каждый на своем месте можем сделать, поймем, как мы здесь можем улучшить жизнь. Федерация должна знать свой контингент, свою «паству»: с кем они работают, кто их спортсмены и какая у них перспектива. Федерация — это инструмент селекции, они должны видеть своих талантливых спортсменов.

У нас есть инструменты для создания всех необходимых условий. Спортсмены, пройдя конкурсный отбор, могут уже с 15 лет получать зарплату в «Центре спортивной подготовки», если федерация подаст документы на этих спортсменов. 15 тыс.- размер ежемесячной стипендиидля взрослых спортсменов, не прошедших отбор в ЦСП. А те, кто младше 21 года, могут претендовать на стипендии для юных — 5 тыс. рублей в месяц. 90 взрослых ежегодно получают стипендии и 250 детей. Просто не всегда эту информацию до родителей доводят. Деньги есть, нужно работать, чтобы их получить.

И тренер также может получать стипендию, если федерация подаст заявку и на него. У нас есть единовременные премии за достижения спортивных результатов спортсменами. Там тоже перечень соревнований прописан конкретный: за что можно получить денежный приз. Есть еще премия за лучший результат по году. Самбисты выиграли чемпионат мира — по 150 тыс. рублей составила единоразовая премия спортсмену и тренеру. Если у семьи спортсмена, который показывает результаты, проблемы с жильем, то есть право обратиться за поддержкой. В среднем она составляет 1,5–2 млн рублей для приобретения жилья.

У нас механизмы созданы. Но федерации или не пользуются ими, или подают заявки не вовремя. Безусловно, это касается не всех. Результаты в спорте можно достичь только благодаря высокому уровню дисциплины и это касается не только тренировочного процесса, но и работы с документами.

Моя задача на ближайшие годы — наладить взаимодействие со всеми участниками процесса, что должно привести к достижению новых высоких результатов в спорте.


Оцените материал
29 6 5 8 18