Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
53324 +103
Выздоровели
48069 +80
Умерли
3302 +6
Properm.ru
Пермь — 2020: «затхлая болотина» или «тихая заводь»? В то время когда мир трясет, происходят революции, пандемии, полеты ракет Маска и доставка грунта с Марса… Когда институт русского языка выбирает слово 2020 года из вариантов «обнуление» и «самоизоляция», в Перми слово года — «ничего». Который год подряд. И при близком рассмотрении это даже не совсем плохо.

Пермь — 2020: «затхлая болотина» или «тихая заводь»?

6 января 2021, 09:00
Колонка

Пермь — 2020: «затхлая болотина» или «тихая заводь»?
В то время когда мир трясет, происходят революции, пандемии, полеты ракет Маска и доставка грунта с Марса… Когда институт русского языка выбирает слово 2020 года из вариантов «обнуление» и «самоизоляция», в Перми слово года — «ничего». Который год подряд. И при близком рассмотрении это даже не совсем плохо.

Вы сейчас наверняка возмутитесь: «Но как же, это же был такой год! Столько всего произошло!» Но если глянуть внимательно: что, собственно, произошло именно в Перми? Все, что мы принимаем за «развитие», на деле не более, чем движение по кругу.

Символом этого движения в декабре стали споры интеллектуально-творческого сообщества вокруг груды бревен под названием «Пермская табуретка»: «Сносить иль не сносить»? Еще лет десять назад, когда столь же бурно ломались копья вокруг самого сооружения, сформулировался тезис всей «пермской культурной революции»: «Очень удобная концепция: поставить за 9 млн, снести за 10 млн. Ничего не будет и денег не будет». Собственно, принцип вечного круговорота с растущими затратами — это и есть сейчас концепция существования Перми. Поставить за девять, снести за 10, при необходимости повторить.

Закрыли железную дорогу «за девять», откроют железную дорогу за условные «десять». Запланировали транспортно-пересадочные узлы, отменили транспортно-пересадочные узлы. «За девять» защитили Черняевский лес от зоопарка, «за десять» застраиваем обычными домами. Снова начали строить зоопарк, закончили строить зоопарк. Начали реконструкцию Перми 2, и не начав, закончили реконструкцию. Еще один символ бессилия и круговорота бессмыслицы последних лет — галерея. За последний год трижды объявляли конкурс на строительство здания и его отменяли. В 2021-м предпримут последнюю попытку, и если нет — нет. Очередной проект уйдет в трясину.

Ровно то же самое происходило в региональной и городской политике. Большой круг продемонстрировал Дмитрий Самойлов: из вице-премьеров перейти в мэрию и вернуться в вице-премьеры. Короткий, и весьма циничный, показала Оксана Мелехова: уволиться из министров, и через месяц вернуться замминстра. И я не удивлюсь, если через какое-то время, круг замкнется совсем.

Гордость и стыд городской власти — транспортная реформа. Два года трясти всех, производить неимоверное количество движений, бумаг, совещаний, чтобы в конце оказаться у начальной точки, только с возросшими издержками и другим контролером финансовых потоков. Ой-вей, только не надо рассказывать про новые автобусы и платежи картами. Это не требовало ни двух лет, ни смены финансового контроля, ни замены местных бизнесов на московские. Никакого качественного изменения не произошло, разве что платить мы стали больше, ну так бы сразу и сказали. Зачем было тратить столько наших нервных клеток?

Это бесконечное движение пони с насосом, единственной целью которого является процесс выкачивания некоторого количества денежных знаков, уже и интереса не вызывает. Итог никак не будет отличаться от начальной точки, какой смысл волноваться?

Но… В период потрясений, которыми славен 2020-й, и еще больше прославится 2021-й, затхлая болотина автоматически превращается в тихую заводь. От дальних штормов нам достается только небольшая рябь. Давайте скажем откровенно — даже пандемия на нас сказалась минимально. Это вряд ли возможно объяснить тем, у кого умерли близкие. Но, извините за цинизм, могло быть много хуже. Система здравоохранения, сама калеченая, показала чудеса выживания. А благодаря врачам — чудеса лечения. Слабость транспортной инфраструктуры и растянутость коммуникаций оказались плюсом, сильно тормозя распространение вируса. Экономика добычи и производства, олдскульная, не ушедшая в пост-модерн, оказалась вполне устойчива. Мы (пока, и надеюсь, на будущее тоже) не увидели ни рушащихся региональных экономических гигантов, ни глобальных сокращений, ни экспоненциального роста нищеты.

Примерно то же самое относится и к политике, и к резонансным законам/инициативам федерального центра. Все уже давно поняли, что несмотря на мгновенные коммуникации, Москва сейчас от нас дальше, чем во времена «до исторического материализма». Ну и ладно. То, что в столице выражено резко, бескомпромиссно, жестко — доходит до нас в мягком и сглаженном виде, мало кого беспокоя. Да и «варягов» пермская система давно научилась перевоспитывать в своих мягких объятиях. Что там обещают взволнованные эксперты: «Общество сдается и соглашается на архаизацию?» Не смешите мои тапочки, мы в Перми и не возражали. «Стабильность снова победила развитие?» Так это только в столицах новость, у нас даже не сражались. Торжество охранителей, нападки на гражданское общество, эйджизм, буллинг, объективация, BLM, бодишейминг? Не говорите этих слов северней Соликамска, вас могут неправильно понять.

В общем ироничный текст Семена Слепакова: «Пусть будет снова жопа в стране, хотим мы жить в нашем милом говне» в применении к нам, имеет прямой смысл. Хотим. Чтобы бури там далеко, а у нас в стоячем водоёме только вялые рыбы и громкие лягушки. Конечно, оптимизма в таком взгляде не много. Ну извините, другого нет. Потому что единственный четкий прогноз на следующий год, который можно дать для Перми: «Уедут еще не все».

А уж оптимизм это или нет, решайте сами.


Оцените материал