Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
46841 +194
Выздоровели
39035 +123
Умерли
2906 +16
Properm.ru
«Мы не дадим вам строить». Александр Репин о заговоре, двух губернаторах, двух мэрах и одной школе Александр Репин за последние восемь месяцев прошел стремительный путь от эксцентричного миллиардера до одиозного персонажа пермской политики. Его строительный бизнес за это же время из большого «схлопнулся» до нуля. Стройки стоят, люди без работы. Это следствия конфликта вокруг школы в ЖК «Арсенал», который последовательно перерос в политический и личный. Сам господин Репин считает заговор против «Сатурн-Р» длящимся с 2018 года. Бизнесмен изложил Properm.ru свое видение ситуации, пересказывая (почти по ролям) диалоги за себя, двух губернаторов и одного мэра. Получился моноспектакль в четырех актах с прологом, эпилогом и журналистом в роли суфлера. И конечно, с открытой концовкой.

«Мы не дадим вам строить». Александр Репин о заговоре, двух губернаторах, двух мэрах и одной школе

26 января 2021, 07:01
интервью

«Мы не дадим вам строить». Александр Репин о заговоре, двух губернаторах, двух мэрах и одной школе
Фото: Properm.ru
Александр Репин за последние восемь месяцев прошел стремительный путь от эксцентричного миллиардера до одиозного персонажа пермской политики. Его строительный бизнес за это же время из большого «схлопнулся» до нуля. Стройки стоят, люди без работы. Это следствия конфликта вокруг школы в ЖК «Арсенал», который последовательно перерос в политический и личный. Сам господин Репин считает заговор против «Сатурн-Р» длящимся с 2018 года. Бизнесмен изложил Properm.ru свое видение ситуации, пересказывая (почти по ролям) диалоги за себя, двух губернаторов и одного мэра. Получился моноспектакль в четырех актах с прологом, эпилогом и журналистом в роли суфлера. И конечно, с открытой концовкой.

Пролог. От автора.

Это был очень длинный разговор. Я пытался выяснить, как выглядит история конфликта, неудачного политического старта и последующего падения, глазами самого Александра Репина. Логичной истории сложить, увы, не удалось. Картина получилась столь же противоречивая, как и сам бизнесмен. Характерная деталь: еще за два дня до интервью Александр Репин публично заявлял, что не пойдет на конкурс по выборам мэра Перми, в интервью не ответил на прямой вопрос, а через два часа после окончания разговора объявил о своем участии. В этом весь Репин. Так что право читателя воспринимать или нет без сомнений рассказ и мысли героя интервью.

И да, в конце интервью небольшой фрагмент с фотографиями, посмотрите. Александр Репин с неподдельной любовью показывал проект небоскреба, который хотел построить в Перми — собственную мечту строителя. Как кажется, именно в этот момент Репин точно был настоящим и искренним.

Акт I. Соглашение добровольно под давлением

Либретто: в 2018 году правительство Пермского края, мэрия Перми и Александр Репин подписали уже знаменитое соглашение, по которому школа в ЖК Арсенал будет бесплатно построена, а потом подарена властям замен на преференции для ГК «Сатурн-Р». Преференции — повышение высотности для четвертой очереди ЖК, однако в договоре это не прописано. Документ подписан добровольно и с большой помпой, но сейчас Александр Репин заявляет, что его вынудил к этому лично Максим Решетников и его окружение.

— Александр Анатольевич, вы заявляете, что соглашение было подписано под давлением. Кто и как давил?
— Вы не читали случайно выписку суда между сегодняшним и.о. главы администрации Перми и тогдашней администрацией города? Там очень хорошо Алексей Дёмкин сказал: «Если вы не подписываете соглашение, то работать вы не будете». В этих условиях он вынужден был подписать соглашение. (Такой документ действительно есть — Properm.ru).
— Но вопрос не Алексею Дёмкину, а вам. Вам кто-то угрожал закрыть бизнес? Давил?
— В сентябре 2017 года Максим Решетников стал настаивать на том, что все застройщики должны заплатить по 4 тыс. рублей. На что я открыто сказал: «Уважаемый Максим Геннадьевич, если вы считаете, что в городе не хватает денег на строительство социальной структуры, выпустите, пожалуйста, закон, что это будет неотъемлемой частью абсолютно для всех строителей, чтобы это был не вопрос пожертвований денег на инфраструктуру, а это был законно собираемый налог с застройщика».

— Зачем тогда вы подписали это соглашение?

Я сказал: «Я готов построить эту школу за свой счет. Я понимаю, что в бюджет сейчас не заложены эти деньги. Вы мне эти деньги выплатите, выкупите у меня школу по окончании строительства». А Решетников сказал очень просто: «Он мне эту школу построит бесплатно». Все.
— Он вам это сказал? Лично?
— Мне. Лично.
— Вы согласились?
— Нет. Я сказал: «Извините, я буду работать в рамках закона. Готовьте закон, где мы будем перечислять деньги, а школу я дарить не буду». Дальше началась простая вещь. По выданному документу мы выполняем весь проект, проходим экспертизу, мне дают отказ. Подаю документы на разрешение на строительство, мне дают отказ. Мы запроектировали дороги, заплатили институту 5 млн рублей, получили проект, предъявили. У нас просто забирают градплан. Получается все коту под хвост. Сказаны очень простые слова: «Если вы хотите строить, подписывайте соглашение или идите судиться».
— Это говорили вам или вашему директору?
— Это говорили мне.
— Кто?
— Я не могу сказать точно, кто это говорил… Так вот, мы соглашение подписали, видя всю эту ситуацию. Было сказано: «Извините, мы не дадим вам строить, не зависимо ни от чего. Будет тысяча других причин. Мы постараемся у вас изъять земельный участок». Это было сказано непосредственно господином Решетниковым мне лично.
… Обратите внимание. Соглашение Репин не подписывал. Соглашение подписал Кирюхин Николай Антонович (директор ООО «СМУ-3 Сатурн-Р»). Кирюхин Николай Антонович не имеет на это право согласно Уставу. Администрация принимает подпись Кирюхина, не удостоверившись в том, кто он такой есть.
— То есть, вы заранее отправили подписывать соглашение неуполномоченное лицо.
— Не правда. Репин является генеральным директором строительной компании «Сатурн-Р», Кирюхин являлся точно таким же директором, но в другой компании «СМУ- 3». Это разные компании. Учредителем той и другой компании является Репин. Я не являюсь никаким должностным лицом «СМУ-3». «СМУ-3» в этой ситуации действует от своего имени.
— Простите, Александр Анатольевич, но это неубедительно.
— Я еще раз говорю, что это по закону. Я сказал, что я как учредитель подписывать эти документы не буду, я это сказал. Решетников сказал: «Кирюхин почему не может подписать?», — «Так его подпись недействительна. Это превышение его должностных полномочий согласно уставу». Это все было проговорено с господином Решетниковым. Господин Решетников сказал: «Пускай он подпишет, мне это очень надо»…
…Мы работали не с городом, согласовывая эту четвертую очередь. Мы работали непосредственно в кабинете губернатора. Это был исключительно его проект, условно говоря. Исполняли это все Сюткин и Гончаров (вице-премьер Михаил Сюткин и министр по управлению имуществом и градостроительной деятельности Пермского края Николай Гончаров — Properm.ru). Мы ездили к Гончарову, разрисовывая фасады, вот это все.

Вернемся к юридическим вопросам. Прислали нам проект соглашения. Юрист пришел и сказал мне и Кирюхину: «Этот документ абсолютно ничтожен по следующим основаниям: 1. Его вторая часть — это договор дарения. Договор дарения не может иметь встречных обязательств. 2. Если это рассматривать как соглашение, любой договор (это просто прописная истина) должен в себя включать абсолютно конкретные вещи, а не условные».
Если вы обращали внимание на решение суда, которое состоялось по поводу ПЗСП и администрации, суд четко сказал: «Это пустой договор. Если администрация не имеет права осуществлять платные услуги, но имеет право сделать это, пускай это и делает, если это возможно».
— 26 января 2021 года по этому поводу суд. Вы будете доказывать эту позицию?
— Да. Мы будем доказывать законную позицию, что данная бумага является ничем иным, как прикрывающим те действия, которые меня обязывают что-то сделать. Какое это дарение, если подписано соглашение.

Акт II. Кивать всем наверх

Либретто: весной 2020 года мэрия Перми и пермская гордума должны были утвердить решение о повышении высотности для четвертой очереди ЖК «Арсенал». На тот момент школа находилась в стадии достройки. Из-за проволочек в решении этого вопроса произошло обострение конфликта. Александр Репин принял решение выдвинуться в губернаторы Прикамья и не передавать школу администрации Перми.

— На чем вы «закусились» с мэрией вот тогда в феврале-марте 2020 года?

— Глубинным всего происходящего являлось то, что компания «Сатурн-Р» по мысли некоторых должна была прекратить свое существование еще в 2018 году.
— Давайте все-таки вернемся в 2020 год
— Хорошо. Мы выполняем программу, являемся крупнейшими застройщиками, никаких претензий к нам нет. Мы первые платим те деньги, которые установили (4 тыс. за квадратный метр застройщик должен заплатить мэрии, чтобы законно нарушить положения Генплана Перми — Properm.ru) на четвертую очередь, чтобы в мае начать строительство. Проходим общественные слушания, градсовет. Документы направляются в думу. Дальше начинается торможение. Я пишу письмо от 1,5 тыс. человек (это члены коллектива) и относим в думу, просим рассмотреть этот вопрос. Вопрос под разными предлогами затягивается.
— Кто конкретно тормозил процесс?
— Не знаю.
— Вы не знаете. Что это было: коллективный заговор?
— Какой может быть коллективный заговор, ведь коллективом руководят люди.
— То есть, это был индивидуальный заговор против вас?
— Как мне сказали некоторые депутаты, их попросили сверху не рассматривать этот вопрос.
— Кто?
— Фамилии не называются. «Сами, — говорят, — догадайтесь». Сверху находятся только два человека: мэр города и губернатор…. В момент, когда началось затягивание, я стал пытаться встретиться с нашим губернатором.
— Почему не с Дмитрием Самойловым?
— А Дмитрий Иванович говорил лично мне: «От меня ничего не зависит».

— Весной лично вам Дмитрий Иванович Самойлов говорил, что от него ничего не зависит?

— Ничего не зависит. Потому что все вопросы согласования шли на уровень губернатора. «Здесь ничего мы не можем решить, это все губерния»… Я, понимая это, обращался к губернатору, была куча попыток встречи с ним. Он обещал. В марте, когда было совещание, он сказал: «Я не буду рассматривать этот вопрос». После совещания говорит: «Я не буду с вами встречаться по этому вопросу». Я говорю: «Понимаете, люди: 2 тыс. человек остаются без работы», — «Это вопрос не сегодняшнего дня», — «Тогда возьмите меня на прием». Меня никто не принял.
— Последующее обострение, перевод конфликта в политическую плоскость вы видели для себя единственным выходом из ситуации? Вы выдвинулись в губернаторы, чтобы решить этот конфликт?
— Нет.
— А для чего?
Я собрал свой коллектив у нас здесь на парковке и сказал: «Ситуация следующая. Похоже, что мы остаемся без работы. Похоже, что нас полностью игнорируют власти. Не рассматривают этот вопрос. В думе есть торможение. Единственный вариант, чтобы нас стали рассматривать, это мнение о том, что наша организация заслуживает уважения. У меня, как у политической фигуры, есть достаточно большая общность людей, которые меня поддерживают». Я со своей стороны считал, что мы та организация, которая заслуживает уважения. Считал, что губернатор будет обращать внимание на то, что коллектив должен продолжать работу, потому что это работоспособный коллектив.
— То есть, вы все-таки хотели таким образом решить конфликт?
— Да. Не взбодрить, а заставить общаться на необходимые вопросы не для меня лично, а для коллектива.
— То есть, политика, как метод для решения конкретного вопроса?
— Да. Это я сказал коллективу. На следующий день я встретился с Самойловым, я ему объявил, что буду выдвигаться в губернаторы.
— Что вам ответил Дмитрий Иванович?
«Что, смеешься что ли?» Посмеялся.

Акт III. Запутанная хроника одного разговора

Либретто: 28 июля 2020 года прошла встреча Дмитрия Махонина и Александра Репина. Подавляющее большинство экспертов были уверены, что в этой точке противоречия разрешатся. Как писала околоофициальная хроника: «на встрече господин Махонин потребовал от «Сатурна» выполнения соглашения по передаче в муниципальную собственность школы в ЖК «Арсенал». Также стороны обсудили текущую предвыборную ситуацию в регионе. В окружении главы региона от комментариев отказались». В переводе на русский — не договорились. Через три дня господина Репина не зарегистрировали кандидатом на выборах губернатора.

— Вы в июле встречались с Дмитрием Махониным. Почему вы не договорились?
— О чем? Снять свою кандидатуру?
— Я не знаю, о чем вы разговаривали.
— Разговор шел о том, что я должен снять свою кандидатуру. Именно об этом. Но не с губернатором. Приезжали люди из якобы администрации президента. Мне говорили: «С вами обязательно теперь будет «расторговка». Что-то, чтобы я снял свою кандидатуру, потому что реальные показатели мнения общества были в пользу Дмитрия Николаевича на тот момент…
— Подождите. Вы встречаетесь с губернатором. И что, Дмитрий Махонин вам напрямую говорит: «Снимайтесь с выборов»?
— Нет. Дмитрий Николаевич очень политически подготовленный человек. Ничего предосудительного не было. Это его представители задали вопрос: «На каких условиях вы бы не стали участником этих выборов?»
— Какие конкретно люди с вами разговаривали?
— Я фамилий не помню сейчас. Якобы, представители Кремля. До встречи с губернатором. Они сказали: «Что бы вас интересовало?» Я говорю: «Единственное, я сниму свою кандидатуру с выборов, когда президент Российской Федерации мне скажет — Александр Анатольевич, снимите».
— Но вы же выдвигались, чтобы решить конкретную бизнес-задачу.
— Это все не так. Нет.
— Вы сами сказали об этом 10 минут назад.
— Я вижу, что вы меня не понимаете…
— Я, правда, вас не понимаю. Растолкуйте, пожалуйста
— Выдвижение себя на пост главы региона было обосновано не тем, что я смогу победить, а тем, что и.о. губернатора увидит, что за мной достаточно много людей, что со мной нужно говорить.
— Вас пригласил губернатор, он был готов разговаривать с вами.
— Все началось в апреле, а с губернатором я говорил в августе. Это разные вещи.

— Почему вы все-таки не нашли понимания с Дмитрием Махониным?

— Как я могу договориться с губернатором и о чем, если меня этот «кремлевский» товарищ спросил: «На каких условиях ты снимешь свою кандидатуру»? А я сказал: «По просьбе Владимира Владимировича я ее сниму. Если президент будет считать нецелесообразным мое выдвижение».
— Почему вы не сказали кремлевскому представителю: «После того, как нам выдадут разрешение на достройку»?
— Этого не было. Дальше приезжают следующие люди. Говорят: «Там будет это, это. Вам все дадут». Я сказал: «Хорошо. Я буду об этом говорить не с посредниками, а непосредственно с губернатором». Мы встретились с губернатором. Я говорю: «У меня есть такой вопрос со школой. Относительно школы я считаю, что вообще препятствовать бизнесу ничего не должно». Никакого разговора с ним о снятии меня с выборов не было. Никакой «расторговки» не было.
— Все-таки, о чем вы беседовали с Дмитрием Махониным?
— Первое — о школе. Школа должна быть выкуплена у меня. Потому что соглашение было заключено под давлением.
— О политике разговора не было?
— Абсолютно нет. Разговор был с губернатором о том, чтобы не было препятствий бизнесу. Все. Дальше о том, что обязательно нужно установить минимальную цену строительства за один квадратный метр. Чтобы она в себя включала белые налоги, зарплату, развитие строительного предприятия, обновление комплекса. О том, что компания «Сатурн-Р» может помогать. Я плачу вот столько налогов, а они (другие компании) вот столько.
Он все это услышал. Мы очень хорошо с ним говорили, честно говорю. Мне он очень понравился в этот момент. По поводу школы у нас закончился разговор тем, что он говорит: «Я здесь сторонний человек. Это было не при мне. Я думаю, что это нужно решать по закону через суд. Что скажет суд, то и будет». На этом наш разговор закончился.
— То есть, Александр Анатольевич, вы губернатору не говорили, что вам нужно разрешение на повышение высотности для строительства следующей очереди ЖК «Арсенал»?
— Да не нужно мне это ничего. Я губернатору рассказал то, что на сегодняшний день сделано.
— Говорили ли вы губернатору, что главная причина выдвижения — конфликт с городскими властями?
— Не говорил.
— Говорили ли вы губернатору о том, что Дмитрий Самойлов переваливает ответственность на край, а там, вам, якобы, препятствуют?
— Не говорил. Я говорил о том, что компания «Сатурн-Р» — компания, которая заслуживает уважения к себе, нужно не препятствовать бизнесу.
— Зачем вы тогда вообще встречались с губернатором?
— Я? Для этого. Я сразу же сказал переговорщикам, что мою кандидатуру может попросить снять только Владимир Владимирович Путин. На что мне сказали: «Ты что, идиот? Сколько вас таких?». Я сказал: «Вообще-то выбирается всего лишь 19 регионов. Губернатором, может, я все-таки полезен покажусь. Я предлагаю, что я губернатор, а Махонин — председатель правительства. Мы вдвоем однозначно будем лучше, чем он один».

Акт IV. Стадия принятия? Или неприятия?

Либретто: после неудачи в выборной кампании Александр Репин заявлял об основании отделения партии «За правду», предлагал мэрии арендовать школу за 1 рубль в год, лишился права на застройку Бахаревки и еще очень многого. Его строительный бизнес практически прекратил активную деятельность. Власти Перми и края отказываются иметь с ним дело.

— Ситуация мирного решения конфликта и поиска договоренностей с городом закрыта?
— Нет. Достаточно высоким руководителям нашей власти прийти всего к одному решению: строительная компания должна работать, несмотря ни на что. Нравится им Репин — не нравится…
— Власть не имеет права сейчас отступить, потому что ваш пример будет заразителен для других.
— Для кого? В чем? Какой?
— Ваш пример невыполнения обещаний…
— Стоп. Давайте не так. Какие обещания нужны власти вообще в принципе от бизнеса? На мой взгляд, бизнес должен честно работать. Вот это всё обещание, которое мы должны дать власти. Всё. Любое другое обещание — обещание со стороны власти. Владимир Владимирович Путин все время говорит: «Никаких договоренностей между властью и бизнесом не должно быть. Бизнес должен работать в рамках законодательства и закона». О каких вообще договоренностях вы говорите? Изначально это звучит как-то смешно. Если я строю дома, я должен строить дома. Если есть за что меня наказать, то меня должны за это наказывать, а не договариваться со мной.
— Вот вас и наказывают?
— За что? За то, что моя позиция верна? Разве могут быть договоренности между властью и предпринимателем любым?
— Конечно.
— Какие? Что я должен платить белую зарплату? Что я должен исполнять законодательство по труду? У нас все прописано, и мы обязаны исполнять. Задача власти — требовать исполнение законов.
— Что ж, прекрасно. С вами сейчас власть поступает по закону. Не выдает вам разрешение на повышение высотности, пересматривает зоны на Бахаревке. По закону.
— Прекрасно. Давайте посмотрим в этот закон. Вот «Красные казармы», четвертая очередь. Согласно проекту по планировке генплана 2012 года на этой площади должно быть расположено 160 тыс. кв.м жилья без ограничений этажности. Участок земли я приобрел с этими параметрами. Все существовало в законном виде до 2019 года когда произошли изменения. Вопросов нет, Дума имеет законное право все поменять. При этом, они мне должны возместить неполученную прибыль. Я же вложил деньги в то, что я купил, а они взяли и изменили все параметры.
— А сколько вы теперь там можете построить по закону?
— Где-то около 60 тыс. кв.м. Разница при наценке даже в 20 тыс. рублей за квадратный метр вытягивается в сумму 1,5 млрд рублей. Выплатите мне деньги, я построю здесь то, что вы хотите. По закону.

— Не хотите поучаствовать в конкурсе по выборам мэра?

— Если я буду участвовать в конкурсе на мэра, это будет не более, чем шоу, потому что меня не пропустят. Вы же знаете, кто принимает участие в этом конкурсе. Это раз. Второе. Интересно, если я буду участвовать в конкурсе, по каким параметрам я могу оказаться хуже кого-либо?
— Пока не поучаствуете, не поймете.
— Что такое мэр? Это хозяйственник. На моих объектах всегда порядок. Я понимаю во всех вопросах хозяйства гораздо больше Алексея Дёмкина, я не отвлекался на депутатскую работу. Он является генеральным директором, являясь депутатом. У меня вся жизнь — это жизнь города в целом. Что такое мэр? Это хозяйственник. По сути дела уборщик. По какому параметру я не подхожу быть главой города? Как уборщик? Если я приму участие в конкурсе по мэрам, объективно я был бы лучшим мэром города Перми. Объективно.

Но зная, как проводится этот конкурс… Я уже принимал участие один раз в этом конкурсе… На сити-менеджера. Я подал свою кандидатуру. Я не стал писать никакую программу.
— Почему?
— Зачем ее писать? Я сказал очень просто: «Я вам программу никакую не представляю, потому что второй кандидат эту программу составил. Я исполню ее, если она в принципе исполнима. Я возможно ее дополню вместе с вами, депутатами. Я знаю одно — еще не было ни одного дела, за которое я бы брался, чтобы оно было не исполнено». Вот вам вся характеристика.
— В Государственную думу или Заксобрание края пойдете?
— Нет, конечно.
— То есть политическую карьеру вы продолжать не намерены?
— Не намерен.
— Что вы будете делать дальше? На пенсию пойдете?
— Вероятнее всего, да. Как вам сказать? Сегодня некоторые представители приходят ко мне и говорят: «Подарите школу, и у вас будут все ворота открыты». Так говорят мне. А я говорю: «Если люди, которые допускают то, что допускают, дотаптывают до конца. Хоть в том случае, хоть в другом».
— То есть, вы уйдете?
— Я не уйду, меня уйдут. Это мне прямо сказано — по всем параметрам, где есть фамилия Репин. По всей вероятности, дальше мы должны увидеть, как меня раздевают по всем фронтам. Либо возобладает здравый смысл. Вот и все. Я больше надеюсь на здравый смысл.

(Через два часа после окончания разговора Александр Репин публично объявил о желании участвовать в конкурсе на должность мэра Перми — Properm.ru)

Эпилог. Мечта строителя

— Мы вернемся сюда, к «Арсеналу», потому это то место, где я хотел создать шедевр. Разве не шедевр? Я считал, что это завершение моей трудовой деятельности. 62 этажа, которые в себя включают все, площадь, ни много ни мало, а около 6 га. Спортивные сооружения, различные развлекательные сооружения. Площадки отдыха, жилые зоны.

Вы меня спросили, как бы хотел завершить свою карьеру. Я хотел вот так. Но это уже экономически нецелесообразно. Я сказал: «Когда у нас будет финансовая возможность, я вам позволю, господа архитекторы, оттянуться, создать, на ваш взгляд, тот шедевр, которым я должен закончить свою строительную карьеру».

Вот и все.


Оцените материал
22 3 6 55 76