Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
«Люди думают, можно «насрать в микрофон» и получить конфетку». Чем живут студии звукозаписи в Перми Через пару часов после записи этого интервью Сергей Бакшаев (Crimex) уехал в Санкт-Петербург. В Северной столице он собирается открыть еще одну студию звукозаписи под брендом Top Records. В интервью Properm.ru Сергей Бакшаев рассказал, как его студия пережила коронакризис, с кем и в каких условиях приходится работать и угнетающей бедности пермяков.

«Люди думают, можно «насрать в микрофон» и получить конфетку». Чем живут студии звукозаписи в Перми

5 февраля 2021, 16:50
изнанка бизнеса

«Люди думают, можно «насрать в микрофон» и получить конфетку». Чем живут студии звукозаписи в Перми
Фото: Properm.ru
Через пару часов после записи этого интервью Сергей Бакшаев (Crimex) уехал в Санкт-Петербург. В Северной столице он собирается открыть еще одну студию звукозаписи под брендом Top Records. В интервью Properm.ru Сергей Бакшаев рассказал, как его студия пережила коронакризис, с кем и в каких условиях приходится работать и угнетающей бедности пермяков.

— Как тебя затянуло в музыку и звукозапись?

— Еще в школе по приколу начали записывать рэп с пацанами. Это был где-то 2005 год. Потом ко мне домой начали приходить разные знакомые, да и незнакомые, чтобы записать треки. Всё было по «сарафанному радио», кто-то что-то услышал, начал узнавать. Потом появился вариант, чтобы собирать народ не дома. Тогда я продал свой BMX и DJ-пульт, друзья подкинули немного денег. Так мы собрали первую студию и появился Top Records.

— Сколько ты на это все потратил?

— Немного. Микрофон стоил 15 тыс. рублей, звуковая — 5 тыс., самая дешевая от M-Audio, колонки были Microlab Pro, они тоже около пяти стоили. Ноутбук я взял из дома. Плюс были затраты небольшие на ремонт и «будку». Не больше 50 тыс. рублей за всё вышло. Тогда практически не было студий никаких в городе, поэтому хватило и этого.

— А сейчас в Перми как со студиями звукозаписи? Их также мало?

— Нет. Сейчас практически каждый день кто-то их начинает открывать. Придут, запишутся несколько раз, потом решают, что могут также. А потом просто зависают на студии с тремя своими друзьями. Чтобы был народ, нужно было 10 лет назад открываться, а не сейчас. Да и опыта у таких ребят тоже нет. Людям, которые идут записываться, зачем слышать, что я что-то не умею и не знаю.

— Кто в Перми приходит записываться на студии?

— Совершенно разные люди всех возрастов. Вокалисты, рэперы, тиктокеры, женихи и невесты пишут песни для свадьбы, взрослые и пожилые — поздравления на юбилей.

— Что самое «трешовое» тебе приходилось слышать во время записи?

— Была как-то одна женщина. Так она не то, чтобы в ноты не попадала, она просто хрипела, а не пела. Пытался ей объяснить, как надо, но ей было пофигу, а потом стала деньги за работу требовать назад, потому что якобы я сделал все плохо, но ей даже обладатель премии Грэмми не помог бы. К сожалению, люди думают, можно «насрать в микрофон» и получить конфетку на выходе. Но это так не работает. Если ты ничего не умеешь, то звучать как Паваротти не будешь.

— Если говорить именно про рэп. Что можно сказать о пермских музыкантах в этом направлении?

— Ничего. Большинство — ЧСВшные идиоты, которые думают, что если их похвалили друзья или мама, значит они на пути к успеху. Но если им что-то не так скажешь, они еще обидятся. Записывают полную фигню и спрашивают: «Че думаешь?». Лучше сказать, что все норм. Меньше будет вопросов и обид детских. Они приходят, у них нет ни рифм, ни панчей (сильных фраз — Properm.ru). Просто какую-то ересь несет, параллельно выделывается еще. Еще при этом все звучит неуверенно и плохо. Запишет и спрашивает, как мне? Что он хочет услышать? Я думаю: «Чел, ну жесть же полная. Это даже маму твою не заставить слушать».

— Те, о ком ты сейчас говоришь, это все молодые ребята?

— Нет. Молодые как раз стараются нормально все делать. А те, о ком я говорил, это такие уральские андерграунд-пацаны с района. Не понимаю, почему они вообще до сих пор существуют, каким образом до них не доходит информация в 21 веке.

— Наверняка, были и те, чьи записи тебе понравились самому.

— Иногда известные пермские артисты приходили, делали прикольно. Как-то раз француз прилетал из Москвы, Kabir Trey. Он услышал в Instagram какой-то трек, записанный у меня на студии, и начал узнавать. В итоге он тут задержался на неделю, чтобы сделать альбом. Я ему сделал минусовки почти на весь альбом.

— В середине 10-х годов, когда на всю страну выстрелил Versus Battle, рэп набрал популярность, но потом притих. Что на волне сейчас?

— Сейчас «подпрыгивает» тиктоковская музыка. Приходят всякие типы с розовыми волосами и татуировками, забитые до лба. Я думаю: «Ну все, сейчас будет какая-то жесть, навалит, как человек (хорошо запишется — Properm.ru)», а он начинает стесняться. И все, постеснялся и ушел. У них это главная проблема. Сначала видят, как в Тиктоке у чуваков «шлёпает» (динамично играет — Properm.ru) и хотят также. Любители такого творчества появились, когда хайпанул Моргенштерн. В основном, это школьники.

— Звукозапись твое единственное занятие? Больше ты ничем не зарабатываешь?

— Ну да. Сегодня вот поеду в Питер. Буду открывать студию Top Records там. Прикольное место, да и у нас особо негде больше открываться, кроме столиц. В Питере больше денег и желания у людей. В Перми у многих людей небольшие зарплаты. Для многих даже 2 тыс. рублей за запись — дорого, хотя в СПБ за ту же работу просят 5 тыс. рублей.

— Не пробовал «работать на дядю»?

— Пробовал, дважды. В 2013–2014 году, после университета, я работал в офисе одного из крупнейших операторов России. Смотрел за состоянием сетей у ФСБ, ФСО, крупных банков. Это было, конечно, смешно. Сидишь с высшим образованием целый день за зарплату 20 тыс. рублей, а на тебя еще постоянно наезжает начальник. Но проблема там была даже не в этом. Работа была организована «через жопу». Программы, в которых приходилось работать, лагали и вылетали, интерфейс чудовищный. Регламентов никаких.

Второй раз работал в агентстве недвижимости. Там платили 19 тыс. рублей. Я им делал сайт, компьютеры обслуживал и так далее. Мне там нравилось больше — хотя бы мозг не выносили. Но особого смысла во всем этом я не вижу. Каждый день встаешь в восемь утра или раньше ради чего? Чтобы получить 20 тыс. рублей? В конечном счете все ведь упирается в деньги и нормальный коллектив. Если работа нравится и платят хорошо, то проблем нет.

— Как ты справился с кризисом из-за пандемии коронавируса и различных запретов, если денег на запись у людей и до этого не было?

— Работы было меньше в разы. Обычно летний сезон — время свадебных поздравлений и песен. В прошлые годы всегда таких заявок было много. В этом же году — тишина. Зато рэперы почему-то оживились, стали приходить чаще. Более менее работа началась в конце осени. Плюс есть ребята, которые со мной вкладываются в аренду помещения и записываются бесплатно. Так что доход все равно был.

— Если смотреть на пермские расценки, то сколько стоит сделать трек под ключ?

— Сложно сказать. Кто-то тратит на песни по несколько часов, кто-то укладывается в час. Кому-то нужны инструменталы, кто-то приходит со своим или скачивает в интернете. Поэтому тут каждому свое. Максимум за запись и сведение песни мне платили 15 тыс. рублей. Минусовку продавал за 8 тыс. рублей, но это было исключение. Тому парню было особо без разницы сколько платить, он сам назвал цену. Если смотреть среднюю стоимость по инструменталам, то это около 3 тыс. рублей.

— Почему ты не продаешь инструменталы в интернете, чтобы заработать? Этим можно заниматься и здесь.

— Мне просто лень сидеть и биты делать круглые сутки, выкладывать куда-то, чтобы их покупали. Те, кто занимается именно этим, больше ничего не делают. Они с утра встают, запишут бита 3–4, значит, нормально день прошел. У меня такой знакомый компании Volkswagen продал музыку за 500 долларов. Но, как правило, минусовки продаются дешево. Если хочешь что-то получать, нужно ронять цены. Школьники посмотрят YouTube, скачают библиотеку сэмплов, готовых мелодий и «лупят» туда побольше баса. Такие биты собирают быстро и выставят на продажу без всяких лицензий за 500 рублей, а купить его могут и 10 и 100 раз. Сейчас многим в рэпе без разницы, как сделан бит, главное чтобы он был.

— Сегодня ты уедешь в Санкт-Петербург, чтобы открыть студию там. Как собираешься заманивать народ? Ведь «сарафан», как в Перми, помогать не будет.

— Сейчас вся индустрия ушла в интернет. Если у тебя нет подписчиков — твои треки никому не нужны. А если в группе есть хотя бы 10 тыс. «живых» юзеров, то можно уже собирать концерт в небольшом клубе.

— В Питере у тебя уже все готово или будешь начинать с нуля?

— Пока я купил только только микшер профессиональный и снял помещение для студии у станции метро «Беговая». Остальное буду делать уже на месте: собирать будку для записи, закупать технику и мебель.

— А что будет со студией в Перми?

— Все будет в порядке. Есть люди, которые смогут сюда прийти, сделать запись, дать совет. Обрабатывать дорожки и сводить я буду удаленно. На качество записи это никак не повлияет.

— Ты не думал вместо открытия студии в Питере, вложить больше денег в Пермь?

— В Перми нет смысла покупать дорогую технику. Многим неважно какой у тебя стоит микрофон: за 200, 100 или 10 тыс. рублей. Оценивают по примерам работ.

Если говорить о тех, кто слушает записи — им вообще без разницы, на что и как записывалась песня. Главное, чтобы голос было слышно нормально и не было перегрузов. Тем более хит-парады сейчас разрывает жесткая помойка. Слушаешь и думаешь: «Это вообще что?». Даже у Селены Гомес такое бывает, будто бы в Перми записывали и сводили в 2010 году — чуть ли не моно звук посередине. Может быть дело в том, что большинству аудитории нормальный звуки и не нужен. Сейчас все чаще слушают музыку на портативных маленьких колонках и в дешевых наушниках.

— Дорогой аппарат на студии вообще играет роль?

— Если у тебя нормальный голос и ты звучишь, то разницы нет, на что и где ты записываешься. Американский рэпер Juicy J записал один из своих самых популярных треков дома в шкафу с микрофоном за 100 долларов. Поэтому, если ты талантлив, то и в дешёвый микрофон будешь круто звучать.


Оцените материал
16 6 3 1 17