Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
55820 +97
Выздоровели
50436 +98
Умерли
3511 +8
Properm.ru
Олимпийская призерка Светлана Высокова: «В Пермском крае профессионалы часто вызывают раздражение» Известная пермская спортсменка, конькобежец, чемпионка, рекордсмен серьезно переживает за происходящее в спорте региона. Она откликнулась на публикации Properm.ru про конфликт министерства спорта и федераций, про то, что традиционные и популярные в регионе баскетбол, плавание не попали в базовые виды спорта. Конькобежного спорта тоже не оказалось в базовых видах спорта. Почему? Об этом и многом другом Светлана Высокова рассказала в интервью нашему журналисту.

Олимпийская призерка Светлана Высокова: «В Пермском крае профессионалы часто вызывают раздражение»

10 февраля 2021, 07:04
интервью

Олимпийская призерка Светлана Высокова: «В Пермском крае профессионалы часто вызывают раздражение»
Фото: Максим Кимерлинг для Properm.ru
Известная пермская спортсменка, конькобежец, чемпионка, рекордсмен серьезно переживает за происходящее в спорте региона. Она откликнулась на публикации Properm.ru про конфликт министерства спорта и федераций, про то, что традиционные и популярные в регионе баскетбол, плавание не попали в базовые виды спорта. Конькобежного спорта тоже не оказалось в базовых видах спорта. Почему? Об этом и многом другом Светлана Высокова рассказала в интервью нашему журналисту.

«Здравствуйте! Я Светлана Высокова, бронзовый призер Олимпийских игр (конькобежный спорт). Хочу сказать большое спасибо за статью, которую вы написали по базовым видам спорта. В наше время большая редкость встретить такие честные статьи. У меня тоже есть печальная история по неприсвоению статуса базового вида спорта.

В 2021 году я отошла от дел федерации, потому что невыносимо, когда сталкиваешься с непрофессионализмом. И высказывать свою точку зрения, когда ее не слышат, крайне тяжело. Хочется поберечь своё здоровье, потому что, если ты неравнодушен, ты болеешь за дело.

Коллеги тоже все видят, все переживают, видят, насколько все печально в пермском спорте», — с этого письма началось наше знакомство с заслуженным мастером спорта России, мастером спорта международного класса Светланой Высоковой.

«Мне бы с губернатором встретиться, — признается чемпионка. — Я бы рассказала ему, что происходит на самом деле. Но ведь к нему не допускают! Как крепостью окружили, не пробиться. Надеюсь, ваша статья дойдет до него».

Ситуация в пермском спорте сложилась и правда, крайне странная. Министр спорта Татьяна Чеснокова настаивает на том, что федерации обязаны развивать спорт, а федерации утверждают, что они бы и рады, но министерство не дает им денег. В результате спорт, особенно детский, юношеский, развивается за счет родителей. Слово — Светлане Высоковой.

Светлана Высокова родилась 12 мая 1972 года в Краснокамске. Российская конькобежка, бронзовый призёр зимних Олимпийских игр 2006 года, заслуженный мастер спорта России.

Высокова окончила ПГПУ и РАНХиГС при президенте РФ. Начала заниматься спортом в 1983 году. С 1994 года по 2011 год входила в сборную команду России. 18 ноября 2005 года в Солт-Лейк-Сити установила рекорд страны на дистанции 3 тыс. м, который продержался до 9 февраля 2014 года, принимала участие на трех Зимних Олимпийских играх — 1998, 2006, 2010 годов.

Сейчас Светлана Высокова работает руководителем направления по занятиям конькобежным спортом в Школе олимпийского резерва Орленок.

— Когда вы пришли в конькобежный спорт?

— В 11 лет пришла на стадион «Россия» в Краснокамске, потому что в наш город приехали тренироваться ребята из Чайковского. Меня заинтересовало, что у них есть возможность ездить по другим городам. Тоже очень хотелось путешествий. Ну а дальше — спасибо первому тренеру Светлане Федоровне Турунцевой, которая благодаря своему профессиональному отношению к делу привила любовь к конькобежному спорту. Задача тренера, который работает с новичками, чтобы ребенку было интересно и хотелось идти на тренировку. Постепенно сама себя воспитывала психологически, потому что отличалась не особым талантом, а трудолюбием, желанием быть лучшей, первой, чтобы выделяться из массы, чтобы хвалили. Потом, с ростом спортивного мастерства усложнялись задачи и появлялось желание побеждать. Это требовало дисциплины, самоотдачи и конечно огромнейшего терпения и трудолюбия.

— Насколько это было затратно для ваших родителей?

— Родители не думали, что это увлечение станет серьезным занятием на долгие годы. Сначала я тренировалась в Краснокамске, а с 1989 года ездила на тренировки в Пермь на автобусе №107. Раньше было много спортивных обществ, и в каждом из них было свое финансирование. Я, например, состояла в обществе «Труд». Государство поддерживало и оплачивало подготовку спортсменов. Сейчас, конечно, с этим намного сложнее. Спортивная подготовка, в основном, ложится на плечи родителей — оплата спортивного инвентаря, экипировки, выезды на сборы и соревнования. В итоге талантливые дети могут и не реализовать себя, так как нет денег у родителей.

А когда спортсмен достигает уровня кандидата или мастера спорта, родители встают перед выбором — спорт с постоянным вложением денег и с непонятной перспективой, ведь лишь единицы станут участниками Олимпийских игр или получение профессии, которая будет кормить в будущем. Здесь происходят очень большие потери спортсменов.

А теперь в Пермском крае потери увеличились еще и среди тех, кто уже определился, выбрал спорт и готов защищать честь Прикамья на спортивных аренах самого высокого уровня. Причины на мой взгляд очень простые — у руководства спортивной отрасли нет желания вникать, помогать и участвовать в подготовке спортсменов, бережно и внимательно относиться к заслуженным людям спорта, признанным не только на федеральном уровне, но и на мировом.

Ну а про финансы я вообще молчу. Ощущение, что работа спортивных чиновников заключается теперь только в бумагах, планах, отчетах, а человеческие отношения улетучились. Может, просто нужно каждому заниматься своим делом, тем, которое у него получается лучше всего, в котором он разбирается.


— Много было конькобежцев во времена вашего детства, юности?
— Да, география конькобежного спорта раньше была достаточно обширная, он был развит и популярен, представлен был во всех крупных городах края. Сейчас, к сожалению, он остался лишь в Перми, в Кунгуре выживает из последних сил. Больше нигде нет. Конькобежный спорт настолько был популярен, что, даже на чемпионате мира в Москве была зрительская давка. Люди просто валом валили на стадион.

— Спорт начинается с детства. Как бы ни делали ставку на спорт высших достижений в министерстве спорта региона, самое важное — это вырастить спортсмена. Что нужно, чтобы развивался детский спорт?

— Вы начали с детского спорта, это, действительно, важно. Нужна поддержка спортивных школ, качественная база для подготовки, финансирование тренировочного процесса в необходимом объеме. Спортивная школа выполняет целый спектр задач по развитию массового спорта, и по воспитанию профессионалов.

Нужно увеличивать количество занимающихся, а нам не дает этого сделать ограниченный бюджет. Нет возможности принимать молодых специалистов, так как не дают денег на новые тренерские ставки. Есть желающие, даже несмотря на низкую зарплату, а ставок нет — замкнутый круг. Во дворах мы никогда не сможем воспитать спортсмена высокого класса и не сможем дать спортивное образование в широком смысле.

За лекарства — из своего кармана

— Какое оно, финансирование?

— Если раньше у нас было несколько бюджетных источников (целевые программы, «Центр спортивной подготовки», министерство спорта), и сумма получалась небольшой, но нормальной — 2,3 млн рублей на год. За эти деньги мы должны были подготовить спортсмена высокого класса, обеспечить подготовку спортивного резерва и конечно же, тренировать детей и подростков. Сейчас эта сумма 900 тыс. рублей в год. Это катастрофически мало.

— Как она получилась?

— Не знаю, но знаю, что мы должны сделать на эти деньги, и это очень странно. У «Центра спортивной подготовки» (ЦСП) есть государственное задание от министерства спорта края. Госзадание — это, как правило, проведение мероприятий (тренировочных сборов, соревнований) в определенном количестве. Выведена средняя сумма на проведение одного мероприятия, это примерно 73 тыс. рублей. Наш бюджет, 900 тыс. рублей, разделили на среднюю сумму мероприятий, получилось количество мероприятий, которые мы должны провести. Это 12–15 мероприятий в год. Только одно мероприятие у нас будет стоить 250 тыс. рублей, а другое 30 тыс. рублей, и вообще не хватит. И госзадание не нам дается. А ЦСП, на нас, на федерации, это госзадание перекладывают. Ок, мы готовы, только вы нам помогите.

Но даже при такой ситуации, если бы было хотя бы что-то похожее на сотрудничество и выполнение общей задачи, мы были бы готовы на выполнение планов и взаимопонимание, но это игра в одни ворота — «федерации должны, федерации обязаны»!

— Если федерации выполняют госзадание, ЦСП что делает?

— Они чем-то занимаются. Их же там много. У ЦСП функции по контролю за бюджетом, по распределению бюджета. Когда к управлению ЦСП пришел директор-историк, я задала логичный вопрос: «А сколько в этом году на коньки выделено средств, так как мне нужно просчитать и потратить деньги на основные мероприятия? » Ответ меня огорошил: «Есть общий мешок, кто вперед встал, того и тапки». Это как? Я сейчас побежала, и весь ваш мешок забрала. Завтра к вам пришли плавание и баскетбол, а вы сказали: «Конькобежцы вперед встали, тапочки надели, и к нам быстрее прибежали». Для меня это было шоком. В итоге, бездумно растратив большую часть годового бюджета, посчитали остатки, и все федерации ужали со средствами, переложив на их плечи свои ошибки.

В прошлом году появилась новая история — отсутствие субсидий (предоплата на проведение сборов или соревнований). Мы должны выиграть конкурс за право потратить выделенные для федерации деньги, которые федерация получит только после того, как выполнит все финансовые обязательства, а значит заплатит из своего кармана, отчитается. Тогда, может быть, ЦСП вернет в полном объему всю сумму, а может и нет, я уже не один раз сталкивалась с этим.

— Как это?

— Например, истории, которые произошли со мной. 3 тыс. рублей я отдала за сувениры на соревнования. И мне отказались возвращать деньги, так как мнение руководства было такое: «Пусть лучше дети поездят». Куда они за 3 тыс. поездят? На сборы? Соревнования? Нет, не хватит. По моему разумению, каждый ребенок, который даже не постоял на пьедестале, должен что-то получить за участие в соревнованиях: ручку, брелок, блокнот. Он придет в школу, будет гордо показывать приз, и другой ребенок спросит: «А что у тебя такое? », — «А я занимаюсь конькобежным спортом». Может, тот скажет: «Приведи меня, я тоже хочу». Может, заинтересуется. Я потратила 3 тыс. рублей, на сувенирную продукцию, что впоследствии, может быть, принесет больший эффект, большую пользу, чем один билет в Челябинск.

Еще яркий пример, просто классический. Доктор на соревнования заказала медикаменты, всё в соответствии с нормативно-правовой документацией. Я дала деньги из своего кармана, после принесла отчетные документы, а мне говорят, вот это оплачивать не будем, потому что у вас не просто «Аспирин», а «Аспирин экспресс». Доктор поднимает всю нормативную документацию, всё можно, всё совпадает, я беру справку у нее, иду снова. В результате на 2 тыс. рублей моих личных денег у меня стало меньше, не вернули! И заявили: «у вас же спортсмены все, вообще не должны болеть». А то, что на соревнованиях может случиться всё, что угодно, что мы должны оказать первую помощь, неважно, видимо.

Учитывая негативный опыт по затратам семейного бюджета, я и председатель отказались подписывать договор с ЦСП.

— Что за договор?

— Договор с ЦСП по проведению мероприятий, где федерации прописывают себе техзадание, ЦСП размещает конкурсную документацию с этим техзаданием на торгах, федерации ищут себе конкурентов, чтобы создать конкурентную борьбу за право выиграть торги. После победы надо провести мероприятия из собственных средств или мужественно взяв кредит, потому что где деньги брать?
И уже после выполнения условий договора можно обратиться в ЦСП за компенсацией, которую тебе могут и не вернуть в полном объеме.

— Поэтому вы вышли из федерации и отказались заключать договор с ЦСП?

— И поэтому тоже, накопилось. Работа в федерации абсолютно безвозмездная и все эти моменты, когда тебе говорят: «Что-то не нравится, встали и вышли отсюда. Незаменимых нет», неуважение к заслуженным спортсменам и тренерам. Могу сказать, что незаменимые есть. И есть причинно-следственные связи, нарушив которые не достигнешь правильного и нужного результата. В спорте нельзя купить медаль, спорт — это наука, философия, патриотизм, это выше денег. Кто не прошел эту школу, тот не поймет этого никогда.


— Я все пытаюсь понять, как должны быть связаны между собой Минспорта, ЦСП и федерации. Какое взаимодействие должно быть между ними? Получается, что сейчас это просто перекладывание ответственности с каким-то минимальным финансированием. Причем у «верхушки» остаются деньги на администрирование процессов.

— Получается, так. Раньше, в предыдущие годы, было субсидирование, сейчас, получается, ты 100% должен профинансировать, только потом тебе вернут. Если вернут. Федерации стали заложниками ситуации.

— Да, давайте перейдем к этому болезненному вопросу по поводу конфликта Минспорта и федераций. Минспорта считает, что федерации должны заниматься развитием видов спорта.

— Федерация — это общественная организация, в которой работают люди, не имеющие официальную заработную плату, которые любят спорт. Работы немало. Тем более, что идет обновление документов, всей этой базы. Пока за всем этим угонишься… По сути, ты постоянно в процессе обучения, нормативка меняется, ты должен соответствовать. Не получая зарплату, ты выполняешь работу, за которую тебе прилетает: «Вот вы взялись развивать, поэтому должны». Мы пытаемся объяснить, что мы должны ровно столько, сколько и само министерство, потому что у них есть люди, которые отвечают за этот участок работы, которые получают заработную плату, они официально трудоустроены. Соответственно, мы должны рука об руку идти, друг другу помогать.

Как федерациям развивать спорт без финансирования? Я не понимаю, как сделать фарш без мяса. Нам ставят в упрек, что нам нужны только деньги. А как мы можем спортсменов отправить на сборы, если нет денег? Как мы можем отправить их на соревнования, если у нас нет денег. Где мы должны эти деньги взять, я их должна из своего кармана достать, из своего семейного бюджета? Усталость от такой ситуации накопилась. Идет игра в одни ворота, мы выполняем госзадания ЦСП за свои деньги, а нас только контролируют.

Уходят, уходят уходят

— Спортсмены покидают Пермь. И конькобежный спорт не стал исключением. Кто ушел, почему?

Михаил Козлов, мастер спорта международного уровня по конькобежному спорту, член сборной страны, кандидат в Олимпийскую сборную, уехал в Санкт-Петербург. Потому что невозможно плавать в сухом бассейне, надо все-таки с водой. Здесь нет никакого финансирования, а там его обеспечат. Он будет спокойно планомерно тренироваться. А не находиться в подвешенном состоянии: дадут денег — не дадут. Он готовится к Олимпийским играм, соответственно, ему нужно, чтобы была планомерная работа: запланировали, дали денег, поехали.

На таком высоком уровне мы теряем спортсменов… Он бы остался, если бы ему сохранили стипендию. Но к сожалению, ему не оставили стипендию, и вообще ничего, поэтому он ушел. Он подавал документы в соответствии с правилами. Он соответствует, но нет достаточного финансирования, чтобы всех удовлетворить. В Санкт-Петербурге ему дали жилье, а главное — предоставили условия для спортивной подготовки. Из Перми уехали еще три спортсменки, победительницы ПФО, причина та же — отсутствие средств на подготовку.

— Получается, что сейчас у нас нет конькобежцев, которые финансировались бы из ЦСП, получали бы стипендии?
— Нет, сейчас таких нет.

— Понятно. Еще вы сказали, что в Кунгуре как-то представлен конькобежный спорт…

— Там один тренер работает. Там условия очень тяжелые, не каждый пойдет. Финансирования нет, поэтому просто не дают полную ставку.

— Сколько всего тренеров в Перми?
— В школе «Орленок» шесть тренеров. В январе мы вынуждены были уволить ведущего тренера России, Заслуженного тренера, который с 2011 года тренирует сборную команду России — Виктора Сивкова, потому что Михаил Козлов, с которым он работал, уехал в Питер, вот так и теряем великих (Сивкову стало не с кем работать в Пермском крае — Properm.ru). А нам говорят, что незаменимых нет.

— Со скольки лет вы берете детей?
— По федеральному стандарту мы можем брать бесплатно только с 9 лет. У родителей есть запрос на то, чтобы приводить детей раньше, их мы берем на платной основе, их немного, 15 человек, примерно с 7 лет.

«Зачем биться в стену? Больно»

— Вы же были в совете при губернаторе?
— Пока совет не расформирован, а значит и я там пока есть. Правда, при новом губернаторе у нас еще не было ни одного совещания, надеюсь, что обязательно эта работа возобновится и будет продуктивной.

— Какие были цели и задачи этого совета при губернаторе? Поднимали вопросы о разногласиях федераций и минспорта?
— Цели и задачи совета — развитие массового спорта и спорта высших достижений, в соответствии с этим были определены три группы, третья — это научная группа. Я работала в группе по спорту высших достижений, в которую входили великие спортсмены и тренеры, истинные профессионалы своего дела. Было много обсуждений, были разработаны конкретные предложения по выходу из кризиса, были поставлены первостепенные задачи. К сожалению, наши предложения не были услышаны, наша группа почему-то вызывала раздражение. В Пермском крае профессионалы часто вызывают раздражение. Хотя в группе была рабочая атмосфера и взаимопонимание. Все горели желанием помочь спорту Пермского края. Но очевидные для нас вещи не понятны для людей не из спорта и предложения воспринимаются, как критика.


— По поводу базовых видов спорта. Вы подавали пакет документов, чтобы конькобежный спорт попал в базовые?

— Я считаю, что это «от лукавого». Есть абсолютные категории: олимпийские и неолимпийские виды спорта. Они есть издавна, тут придумывать ничего не надо. Потом, есть виды спорта неолимпийские, но которыми занимается очень много людей, потому что они доступные, потому что ими раньше можно заниматься. Конечно, мы подавались не один раз. Наши документы почему-то терялись, не доходили до инстанций.

Когда я закончила свою спортивную карьеру, стала руководителем отделения в спортшколе и меня пригласили в Минспорт РФ для получения сертификата, как региональный посол ГТО, улучив минутку, я подошла к министру спорта и попросила помощи в решении этого. Он сказал, что берет на себя контроль по нашему вопросу. И все складывалось хорошо, тем более, что все параметры у нас соответствовали, но начались кадровые перестановки, и нам не хватило буквально недели для подписания. Потом внесли изменения в критерии и нам уже не хватило пары баллов, которые можно было перекрыть ходатайством Российской Федерации, но в нашем Минспорте никто мне этого не подсказал, может по не знанию, а может и не очень-то хотелось. Не берусь судить. А позже, нас просто даже и не оповестили, что собирают документы у федераций для подачи в Москву на базовый, сказали, что у нас нет результатов, даже не проанализировав нашу результативность.
А зачем биться в стену? Больно же.


Оцените материал
33 2 5 68 189