Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
53631 +102
Выздоровели
48382 +107
Умерли
3319 +8
Properm.ru
«Она половозрелая телка с сиськами, почему ее нельзя трахать?» Так могут думать только преступники Анна Левченко ежедневно консультирует подростков, пострадавших от сексуального насилия или нарвавшихся на педофилов в сети. Работает она и с родителями пострадавших детей. Однако ситуация с насилием над детьми в нашей стране, по её словам, лучше не становится. «То, что становится известно следственным органам, нам, СМИ — это верхушка айсберга», — рассказывает руководитель проекта «Сдай педофила» в интервью журналисту Properm.ru.

«Она половозрелая телка с сиськами, почему ее нельзя трахать?» Так могут думать только преступники

25 февраля 2021, 08:39
интервью

«Она половозрелая телка с сиськами, почему ее нельзя трахать?» Так могут думать только преступники
Фото: фото из социальных сетей Анны Левченко
Анна Левченко ежедневно консультирует подростков, пострадавших от сексуального насилия или нарвавшихся на педофилов в сети. Работает она и с родителями пострадавших детей. Однако ситуация с насилием над детьми в нашей стране, по её словам, лучше не становится.

«То, что становится известно следственным органам, нам, СМИ — это верхушка айсберга», — рассказывает руководитель проекта «Сдай педофила» в интервью журналисту Properm.ru.

За последние 8 лет некоммерческой организации «Сдай педофила» удалось привлечь к уголовной ответственности уже более 180 преступников. В среднем на горячую линию организации (телефон доверия и онлайн-приемная «Вконтакте») поступают 3,5 — 4 тыс. обращений в год. Про самые громкие и важные дела учредитель НКО Анна Левченко написала и издала книгу. «Я горжусь тем, что мы помогаем людям и до сих пор существуем, скорее вопреки, чем благодаря. И привлекаем помогать проекту все больше людей», — говорит она.

Если бы общество адекватно реагировало на информацию о педофилии...

— Ваша история удивительна. Вы же учились на втором курсе юрфака, когда решили создать общественную организацию «Сдай педофила». Как появился план действий? Интуитивно шли, на ощупь?

— Я начала заниматься этой работой почти случайно. Я просто не смогла мириться с несправедливостью. Человек, который в свое время был у нас преподавателем гитары в кружке, оказался педофилом. Сначала сложно было поверить. Потому что не то что для семнадцатилетней девочки, а, как я сейчас понимаю, и для достаточно взрослых людей, всегда сложно поверить в то, что человек из их близкого круга общения, тем более — родственник, педофил.

Если бы общество адекватно реагировало на информацию о сексуальном насилии над детьми, это дело для меня закончилось бы ровно в том месте, когда я рассказываю родителям пострадавших мальчиков о том, что с их детьми сделал учитель, показываю скрины переписок крайне интимного характера, и родители дружно идут в следственный комитет… Но не пошел никто.

У всех были разные причины — одна мама говорила — муж убьет, что недоследила, другая — что у них серьезный бизнес, им такой позор не нужен. В общем я год с этим знанием носилась. Потом, как раз когда исполнилось 18 и был 2 курс юрфака (я поступала после колледжа), сама пошла в СК со всеми этими скринами, распечатками и списком свидетелей, готовых дать показания. Но даже после этого, чтобы посадить педофила, потребовалось 7 лет. Преступник получил 13,5 лет строгого режима. И, что важно — по новым эпизодам! То есть все то, что было при мне, не учли, эти мальчики давно выросли. А пока дела пинали туда-сюда, он был на свободе и успел совратить еще более десятка мальчиков.

Сначала я решила исследовать в рамках написания курсовой работы в ВУЗе а потом и дипломной, как так получается, что педофилов часто не сажают, кто в этом виноват. В процессе поиска материала нашла столько всего, что решила завести блог и выкладывать туда это все. Сначала я была совсем одна, но потом присоединилось очень много людей, и журналистов, и сотрудников органов. Мой блог стал настолько популярен, что меня три раза приглашали на различные встречи молодежи с президентом, где я озвучивала все выявленные проблемы

И только спустя года четыре мы создали НКО.

Педофилы — мастера убалтывать детей

— Я точно знаю, что проблема гораздо больше и серьезнее, чем заявляется официально, чем мы думаем. Но насколько больше? Психологи говорят, что родственники пострадавших детей, как правило, не обращаются в следственные органы. Максимум — помогут ребенку, приведут к психологу на прием, но обычно — посоветуют забыть. Не выносят сор из избы. Почему? Не верят в справедливость? Не верят, что зло будет наказано?

— Проблема примерно следующая: латентность данной категории преступлений, то есть скрытый характер — составляет более 80%. То есть то, что мы знаем и что вылезает в СМИ это только верхушка айсберга. По нашим подсчетам в России сейчас около 150 тыс. педофилов на свободе. Этот подсчет основан на международных исследованиях.

— Из вала обращений к вам сколько каких примерно? Интернет/родственники/маньяки/уличные нападения?

— По маньякам и уличным нападениям к нам почти не обращаются, так как там очевидный состав преступления. очевидные травмы и ребенок сразу понимает, что произошло что-то ужасное. Скрыть открытое изнасилование практически невозможно. Так что с этим либо сразу бегут в полицию, либо не обращаются никуда вообще. К нам идут обращения в основном по другим статьям, скажем так - не очевидному насилию. Педофилы ведь мастера убалтывать детей. Так что — развратные действия, насильственные действия сексуального характера, понуждение к этим действиям — вот это все наши статьи.

Плюс активно прибавился интернет. Случаев совращения детей в интернете с каждым годом все больше и их уже более половины от всех обращений за год. Кстати, вопреки заблуждениям, психологическая травма от интернет-совращения ребенка не меньше, чем от столкновения с педофилом в реальной жизни. И тем, и другим детям потом требуется психологическая помощь.

«Она половозрелая телка с сиськами, почему ее нельзя трахать?» Так могут думать только преступники

— Я всё хочу и никак не могу сформулировать, почему приставал (хватал, говорил гадости, предлагал секс, трогал там, тут, гладил, целовал) — это страшно? Почему это преступление? Как это может отразиться на ребенке? Почему нельзя хмыкать: «Ну полапал, не изнасиловал же», «Ну что такого, ну потрогал, сказал что-то?»

— Не зря в России существует такой термин, как возраст сексуального согласия. У нас он — 16 лет. Многие педофилы и просто плохо образованные мужчины любят говорить, что мол — да какой она ребенок, она уже «половозрелая тёлка с сиськами», «почему ее нельзя трахать»? Так могут думать действительно только преступники или люди, которые относятся к женщинам и девушкам, как к неодушевленному предмету. Дело в том, что даже если физиологически девочка уже полностью развита, например, к четырнадцати годам, а бывает и раньше, это не значит, что она психологически созрела.

Человек должен полностью осознавать свою ответственность и последствия половых контактов, четко понимать зачем ему это нужно, а подростками легко манипулировать. Их легко запугать, сыграть на чувстве стыда, заставить. Большинство девочек, начавших раннюю половую жизнь, на самом деле этого не хотели. Их провоцировали мальчики шантажом — сейчас мы часто с такими обращениями сталкиваемся. Мол — все сексом занимаются, если ты не будешь, я тебя брошу. Это не любовь, а насилие, это надо понимать. Мы стараемся объяснять это подросткам и учить их говорить «нет». И это только то, что касается секса по согласию.

А уж вот эти все непрошенные — «трогал, гладил, лапал, целовал» — без запроса, а тем более со стороны взрослого человека — это настоящее психологическое и сексуальное насилие и серьезные психологические травмы в любом случае. Подобные домогательства и взрослую женщину травмируют, не говоря уже о подростке и тем более ребенке с неокрепшей психикой. И да, в преступлении всегда виноват насильник. За «сама виновата, юбка была короткая» надо морду бить.

Почему дети молчат?

— Самый больной вопрос для родителей — почему дети молчат? Не рассказывают родителям? Ведь, кажется, что выстроил с ребенком доверительные отношения?

— Дети молчат по разным причинам. Основные причины — это стыд и страх. Чаще всего дети молчат в семьях, где тема секса табуирована и с ребенком вообще не принято разговаривать об отношениях между полами. Именно поэтому я выступаю за секспросвет. Ведь это взрослые придумывают и навязывают всякие табу и свои страхи. А если с ребенком обо всем нормально поговорить, в том числе и о том, что существует сексуальное насилие, существуют педофилы, а так же рассказать о личных и телесных границах, то шанс у такого ребенка стать жертвой уменьшится в разы.

Еще мы очень часто сталкиваемся с тем, что дети боятся расстраивать родителей. Для них огорчить маму бывает страшнее, чем годами быть жертвой педофила. Это следствие манипуляций ребенком в семье и слишком высоких требований к ребенку. Когда он не может быть собой и ему не дают право на ошибку. И вот такие дети часто считают, что сами виноваты — не смогли дать отпор, повелись на манипуляцию, не достаточно быстро убегали. Это потом годами лечится у психологов. Так что история про доверие в семье — она очень сложная. Иногда мама думает, что ребенок ей доверяет, а на самом деле все вообще не так. Разное случается. Тут только прислушиваться к детям и постоянно им говорить, что родители — лучшие друзья и они всегда защитят что бы не случилось.

Мы не ловим педофилов, но помогаем детям и родителям справиться с бедой

— Вам страшно? Ведь угрожают же постоянно.

— Не страшно. Угрожают часто, но я уже устала это все серьезно воспринимать. Работа такая. Страшно было в 2015 году, когда меня преследовал один псих с педофильскими наклонностями. Он создал чат, собрал там 29 педофилов и они разрабатывали план моего убийства. Нам удалось внедриться в этот чат. С трудом добились возбуждения уголовного дела. Этого психа нашли и отправили на принудительное лечение. У него оказалась шизофрения. (Можно погуглить про Радзиевского и угрозы мне, полно материалов в интернете).


— Как вы помогаете? Какая помощь требуется чаще всего?

— Мы оказываем юридическую и психологическую помощь детям, ставшим жертвами сексуального насилия и их родителям. Наша задача поддержать ребенка или семью в этой сложной ситуации, разобраться, дать правильные советы, рассказать алгоритм действий и убедить обращаться в правоохранительные органы. Сами мы, вопреки расхожему мнению, никаких педофилов не ловим. Мы работаем исключительно в рамках закона. У нас есть круглосуточная горячая линия 88002509896 и онлайн-приемная в нашей группе «сдай педофила» «Вконтакте». Ну и помимо этого всего я стараюсь много рассказывать в своих соцсетях о проблеме педофилии в России, привлекать внимание к этой проблеме и просвещать родителей.

— А какая помощь нужна вам?

— Помощь нам нужна финансовая и информационная. В настоящий момент проект не имеет государственного финансирования и мы существуем исключительно на пожертвования. Информационная поддержка это в том числе и это интервью, а так же репосты в соцсетях, сюжеты в СМИ и так далее. Мы стараемся донести до каждого, что о сексуальном насилии над детьми нельзя молчать и надо решать эту проблему законными способами.

— Вы еще удивляетесь чему-то? Плачете? Пропускаете через себя? Что вас подтолкнет обратиться за помощью к психологам?

— Нет, не плачу и никогда не плакала. Стараюсь через себя не пропускать и близко к сердцу не брать. Это не профессионально. Слезами горю не поможешь, тем более чужому. И родителям советуем в первую очередь взять себя в руки. Потому что в некоторых ситуациях не понятно кого спасать — рыдающую мать или ребенка (чаще звонят мамы). Мы стараемся объяснять родителям, что как бы им не было тяжело, истерики ничему не помогут, а ребенку станет только хуже, если рыдать у него на глазах.

Насчет психологов — я уже год в терапии и плюс у нас в проекте недавно появилась супервизия для сотрудников. Это помогает и снять стресс, и правильный вектор работы соблюдать. Но самое главное — это про баланс. Я раньше упахивалась просто до состояния нервного истощения. Теперь стараюсь выделять время на отдых и свои увлечения. И это здорово помогает. Иногда позволить себе просто закрыть все соцсети, выключать телефон и посидеть у костра, например.

Дети, ставшие жертвами педофила в интернете, боятся, что у них заберут мобильник

— Я хочу советов. Советов и рекомендаций. Хочу, чтобы родители прочитали их. На что обратить внимание? Как заподозрить, что с ребенком что-то не так, что он, возможно, стал жертвой преступления?

— Отдельно по самому актуальному сейчас — про социальные сети. Педофилия в социальных сетях — настоящий бич нашего времени. Дети регистрируются «Вконтакте» чуть ли не с первого класса, и, едва научившись читать и писать, познают виртуальную реальность. Большинство из них к этому совершенно не готовы. Родителям зачастую проще откупиться от ребенка смартфоном или планшетом, чтобы спокойно заниматься своими делами. Дети проводят в Сети массу времени. К сожалению, разрешая ребенку сидеть в соцсетях родители часто забывают поговорить с ребенком о мерах безопасности, которые необходимо предпринимать любому человеку. Ребенок указывает на страничке номер телефона, личные данные, выкладывает фотографии, беглый просмотр которых уже позволяет определить, в каком дворе этот ребенок гуляет, кто его друзья, в какую школу он ходит сам, а в какой детский сад — младшая сестра.

Все это дает преступникам возможность найти его, шантажировать одной неосторожно отправленной фотографией. Дети не знают, что делать в такой ситуации, остаются с проблемой один на один. Боятся сказать родителям, опасаясь семейного скандала и наказания. Больше всего боятся, что заберут мобильник. А большинство родителей так и поступают.

Рассказывают дети о том, что попали в темную историю только тогда, когда молчать уже просто невозможно. Когда фотки всплывают в открытом доступе. Когда знает вся школа. Когда уже просто готовы выйти в окно, чтобы избежать позора.

Большинство детей, которые отправляют свои интимные фото незнакомцам, страдают дефицитом внимания. У них не складывается дружба со сверстниками, их обижают одноклассники, их не замечают в семье. Тот, кто думает, что эти девочки и мальчики отправляют извращенцам свои фото ради денег или лайков, или действительно хотят сексуальных отношений неизвестно с кем, — серьезно ошибаются. Эти дети просто очень хотят, чтобы их заметили. В первую очередь — свои же родители. Выслушали, обняли, похвалили, поинтересовались, как дела, и просто… Просто эти дети хотят, чтобы их любили. А педофилы этим активно пользуются.

Что нужно предпринять, чтобы защитить ребенка от педофилов в сети?

— Что делать, если ребенок стал жертвой сетевого педофила?

— Успокойтесь. Ваши истерики, слезы, призывы к убийству урода, и так далее — никому не помогут. Вашему ребенку тем более. Не вздумайте ругать ребенка. Объясните ему, что он не виноват, а вы сделаете все, чтобы ему помочь. Объясните ребенку, что педофил — это преступник. Плохой человек. Наказать нужно педофила, а не ребенка. Запретите на время ребенку выходить в Сеть с того аккаунта, где состоялась переписка с педофилом. Внимательно прочитайте переписку сами. Выясните, как далеко все зашло. Что именно и кому отправил ваш ребенок. Ни в коем случае ничего не пишите педофилу сами! Не занимайтесь самодеятельностью! Никогда!

Не удаляйте переписку, в том числе — фотографии, как бы не было вам противно на это смотреть. Не удаляйте ничего! Вы уничтожите доказательства. Зафиксируйте доказательства. Сделайте скриншоты переписки. Обязательно так, чтобы было видно дату и время диалога. Ничего не обрезайте! Сделайте скриншот аккаунта злоумышленника, с которого он писал вашему ребенку. Для этого перейдите по ссылке в диалоге. Щелкните по имени. Вы попадете на его страницу. Скрин надо делать так, чтобы было видно ID.

Распечатайте скриншоты переписки и напишите заявление в следственный комитет. Скриншоты приложите к заявлению приложением. Поговорите с родителями одноклассников вашего ребенка, если в профиле была указана школа. Часто педофилы «окучивают» детей целыми школами и классами. Обратитесь с детскому психологу. Необходимо снять последствия психологической травмы, которую перенес ваш ребенок. Это очень важно. По любым вопросам звоните на нашу горячую линию 8–800–250–98–96

А если обобщать, то главное — это доверие в семье, не требовать от ребенка слишком много и не ждать от него идеального поведения, говорить с ним постоянно о том, что с любой проблемой он может прийти к вам, что бы не случилось. Говорить о проблеме педофилии. Открыто. Говорить ребенку чуть ли не с первого класса, что никакой взрослый не имеет права его трогать в интимных местах или просить раздеться, научить детей рассказывать вам о любых подобных подозрениях. Доверять своим детям. И не запрещать, а объяснять. Если ребенку запрещать интернет или социальные сети, он все равно обойдет ваш запрет. Если открыто следить за его аккаунтом и не объяснять, почему — то он сделает все равно по своему и заведет еще десять, о которых вы не будете знать. Необходимо словами через рот объяснять, чего вы именно боитесь и именно договариваться, что вы даете сыну или дочери некую свободу, но взамен, что бы ни случилось, он бежит к вам. И вы не отберете у ребенка телефон, а будете вместе решать проблему.

Мамы охотно покрывают своих мужчин, не верят детям. Это для нас самое страшное

— Бывает, что дети напрямую обращаются к вам. Как реагируют родители? Как они узнают в итоге?

— Конечно бывает. Очень часто пишут сами дети. Звонят редко, но это вопрос удобных для них коммуникаций — им проще писать нам в онлайн-приемную «Вконтакте». Сначала мы выясняем у ребенка, что именно случилось, потом выясняем, какие у него отношения с родителями и кто у него самый близкий взрослый. Иногда ребенку проще рассказать не маме с папой, а старшей сестре, тете или бабушке. Тем более что очень часто сексуальное насилие происходит именно в семье со стороны отцов или отчимов. А мамы довольно охотно покрывают своих мужчин и склонны не верить детям — вот именно это для нас самое страшное, потому что тогда хорошего решения нет, особенно если нет родственников, которые могут взять под опеку этого ребенка, которого оставлять в такой семье просто нельзя.

Ну а в случаях, когда насилие было не в семье, то уговариваем рассказать родителям или близким родственникам и обращаться в следственный комитет. Если родители склонны к агрессии и не совсем адекватно могут отреагировать, бывает что и звоним сами, если договоримся об этом с ребенком. Просим его пойти погулять на час-другой, чтобы не попасться под горячую руку, а сами очень жестко объясняем таким родителям алгоритм действий, и что им будет, если они ребенка хоть пальцем тронут. Иногда даже опекой грозить приходится. Но зато до них доходит, и ребенок уже спокойно может идти домой, зная, что его не накажут. А вообще родители очень разные попадаются. Некоторым абсолютно все равно.


Оцените материал
15 5 2 30 122