Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
137998 +691
Умерли
7959 +24
Привито V2
790354 +6653
Вакцинация спасает жизни
Properm.ru
Объехал мир, но остался в Перми. Блогер Эльнар Мансуров — о патриотизме, бизнесе и некультурных туристах Эльнар Мансуров один из самых популярных блогеров Пермского края. Более 10 лет он путешествует по миру, о чем рассказывает в своем Instagram. Но те, кто помнят его как «Того самого парня с головой медведя» могли заметить, что сегодня пермяк все реже скрывается под маской. Журналист Properm.ru Денис Вихров встретился с блогером, предпринимателем и путешественником, чтобы узнать об отношении к туризму в регионе, сотрудничестве и деньгах от властей, личной трансформации и самых красивых местах в мире.

Объехал мир, но остался в Перми. Блогер Эльнар Мансуров — о патриотизме, бизнесе и некультурных туристах

25 марта 2021, 07:00
интервью

Объехал мир, но остался в Перми. Блогер Эльнар Мансуров — о патриотизме, бизнесе и некультурных туристах
Фото: Кирилл Козлов для Properm.ru
Эльнар Мансуров один из самых популярных блогеров Пермского края. Более 10 лет он путешествует по миру, о чем рассказывает в своем Instagram. Но те, кто помнят его как «Того самого парня с головой медведя» могли заметить, что сегодня пермяк все реже скрывается под маской. Журналист Properm.ru Денис Вихров встретился с блогером, предпринимателем и путешественником, чтобы узнать об отношении к туризму в регионе, сотрудничестве и деньгах от властей, личной трансформации и самых красивых местах в мире.

«Когда все узнают, что проект с министерством, делают прайс вдвое больше»

— Недавно в Москве прошла Международная туристическая выставка, где был стенд Пермского края. В социальных сетях до сих пор активно обсуждают его. Что думаешь?

— С виду это плохо. Я не знаю, какая ставилась цель. Может, это товары народного потребления, сделанные в Пермском крае. Тогда, наверное, хорошо, вроде Пермской ярмарки. Но нет никакого дизайна, единой концепции, не хватает только продавщицы рыбы. Я назову это «неинстаграммбл». Организаторы могли бы смоделировать животное из Пермского периода или подойти с юмором

Стенд Пермского края на Международной туристической выставке / Фото: Правительство Пермского края

На самом деле, когда был сериал «Реальные пацаны», все говорили про них. Можно было обыграть эту историю вместе с Пермским периодом или визуализировать какую-то локацию. Например, когда ко мне приезжал друг, блогер Игорь Воскресенский, я сказал, что Пермь — это наша «уральская Лапландия». Он вывел эту словосочетание в заголовок в своем ролике о крае на ютубе, мне кажется, почему нет? Те же бескрайние снежные просторы с замерзшими деревьями-великанами.

Может быть, здесь (на стенде — Properm.ru) есть какие-то классные свои истории: пряники из Кунгура, коми-пермяцкий овсяный квас, посикунчики или шанежки. Я не знаю, но история + визуализация всегда подкупают.

— На самом деле, там есть VR-визуализации.

— Очки надел и посмотрел?

— При этом побывал в Кунгурской пещере.

— Если бы они сделали большую кепку реального пацана — Коляна, или повесили его [манекен] на самом деле, это было бы смешнее.

— Ты не думаешь, что образ «Реальных пацанов» всем приелся и надо от него избавляться?

— Конечно, на него ставку делать не нужно, это для примера. Мне нравится история о том, что есть Юрский период, а есть — Пермский. Надо раскручивать его.

— Про раскрутку и пиар. В прошлом году был блог-тур в Пермский край, которым занималось Министерство туризма Пермского края. Называлось это «Битва блогеров», что это было?

— Да, я видел, что тендер был на 1,5 млн рублей. И выигрывает его неизвестная компания из Московской области. Берет блогеров, которые едут по бартеру, потому что людей с высоким охватом сложно заинтересовать, а платить никому за работу не будут, чтобы минимизировать расходы. Какая там была активность и охваты — не понятно. Полагаю, что общий охват всех инстаблогеров был не более 500 тыс. человек. Есть вопросы по количеству вложенных денег и соотношению охвата аудитории. Если это битва блогеров, где посмотреть результат, кто кого победил и чем все закончилось?

— Ты же тоже проводил мероприятие с приездом блогеров.

— Мою инициативу когда-то поддержали и мы сделали масштабное мероприятие в фестивальном городке, на которое приходил и губернатор в том числе. В итоге удалось позвать в гости знакомых ребят-блогеров с общим охватом аудитории более 2 млн человек, а благодаря отсутствию гонораров снизить расходы на это мероприятие в несколько раз. Ездили мы кстати на своих автомобилях.

Смешно было потом читать комментарии к новостям, мол, мне удалось на этом заработать. Да, мне выделили какую-то сумму, но расходов было больше, при этом с туроператором «Северный Урал» я договорился поработать по бартеру, потому что мне казалось, что в бюджете нет денег, чтобы забросить туристов из Ныроба на вертолете на Маньпупунер. Более того, на месте мне пришлось доплатить им из своего кошелька.

Бежать в кабинеты и доказывать что-то — я давно не вижу смысла. Мне казалось, что я должен сделать все возможное, чтобы показать красоты родного края.

— Когда кто-то связывается с властью, все будут считать, что ты пытаешься заработать на бюджетных деньгах.

— Проблема в том, что многие регионы зовут к себе блогеров, но возят по неинтересным местам, которые сложно визуализировать. Например, Татарстан много тратит на работу с социальными сетями и работает над своим имиджем, но плохо работает над самой программой.

Очень важно, чтобы была красивая картинка. У нас это Каменный город, Усьвинские столбы, Полюд и Помяненный камень. Но Помяненный камень подойдет не каждому туристу — нужно быть подготовленными. Есть более доступные точки: Белогорский монастырь, Кунгурская ледяная пещера. Кстати о пещере — мало кто знает, что вас могут оставить на один час помедитировать, побыть с самим собой. В полной темноте, в полной тишине. Это впечатляет! Почему бы не сделать на той же стойке имитацию такого места?

Хорошие примеры — Тюменская область или Камчатка. На Камчатке губернатор лично встречается с блогерами. Например, когда я критиковал реализацию конкурсного замещения должности министра по туризму — меня вежливо пригласили обсудить с губернатором пути развития региона в плане туризма. Я до сих пор выставляю посты на тему «10 советов Губернатору Солодову», где делюсь опытом того, как к туризму подходят в Норвегии или Исландии. От айдентики и фирменного стиля до глемпингов в национальных парках.

— Когда в прошлом году приезжала съемочная группа «Орел и решка» это была проплаченная история?

— Я думаю нет. Например, те же «Вязовские пряники». Они рассказывали, что с ними четыре месяца планировали встречу и они ничего не платили. Хотя телепередача все равно делается не совсем честно, не так как ее видит зритель.

Например, если ты приехал на Камчатку после «Орла и решки», понимаешь, что иногда передвижение по их маршруту автостопом невозможно. Но даже если их приглашают за деньги, почему нет? Я не считаю, что это плохо, если это и было, то ставлю плюсик пермским властям.

Нужно понимать, что «Орел и решка» это шоу. Для них важно передать людям какие-то эмоции. Гулять просто по улицам и пить чай из самовара — это не экшн, а полетать на самолете — да. Даже если «Уралкалий» и «Промобот» им заплатили, мне кажется, что это даже хорошо, потому что они привлекли «Орла и решку», а они привлекают к нам туристов.

— Перед твоим туром экс-губернатор Максимр Решетников сказал, что было бы интересно сделать туристические туры в шахты «Уралкалия». Это воображение или есть реальный запрос на экстремальный туризм в Пермском крае?

— Когда я учился в ПГУ на туризме, мы ездили в эти шахты на втором курсе. Это было 12 лет назад. Запрос наверняка есть. Кто-то едет в Каменный город, а кто-то дальше — в заброшенный поселок Юбилейный. Мне кажется, это было личное мнение губернатора. Я не думаю, что из этого можно сделать визитную карточку Пермского края. Или ты думаешь, что так могут отрабатывать негатив провалов в Березниках?

— Просто почти одновременно вышел выпуск «The Люди» Антона Лядова.

— Он путешествует и показывает, как людям плохо. «Орел и решка» показывает, как может быть хорошо. И там, и там эмоции. Мне кажется, что любой пиар — это хорошо.

Помимо «The Люди» и «Орла и решки» потом вышла «Редакция» из Ныроба с «Полей из деревки» и фотографом Дмитрием Марковым. Это очень круто. Я считаю, что Пермский край в тренде. Не важно, что часть повестки негатив. Раньше вообще сплошной негатив был — «Хромая лошадь», упавший самолет, развал «Урал- Грейта» и «Амкара».

«Регистрация в МЧС не делает сами объекты безопаснее»

— Есть природный туризм, промышленный, а есть фестивальный. В пандемию коронавируса, есть ли в России или мире примеры развлечений, который удалось организовать?

— Мне нравится этнографический отель «Никола-Ленивец», где постоянно проводятся культурные события. Недавно они сожгли масленицу. Сжигали большое здание — деревянный дворец. На Байкале нас отвезли в Тальцы — этнографический музей. Сказали, что там просто супер, классно, но наша Хохловка в 10 раз живописнее, интереснее, круче.

— Кроме «Дягилевского фестиваля» есть что-то на слуху из Пермского края? Ведь мы столько говорим о популяризации туризма, но получается сегодня реально привлечь только природой?

— Сейчас да.

— Недавно ты был в Красновишерском районе. Когда уезжаешь в такие путешествия, делаешь отметку в МЧС о том, что ты с туристической группой куда-то отправился?

— Нет, конечно, не делаю.

— Почему? Ты авторитетный путешественник, за тобой следят и повторяют опыт.

— Хорошо. Туристка из Тюмени упала в расщелину на Усьвенских столбах. Сделала бы она отметку в МЧС, что бы от этого изменилось?

— Это другой случай. Здесь наверно важнее понять, почему у ближайшей спасательной группы Чусового не было необходимого оборудования и пришлось ждать спасателей из Перми.

— Регистрация в МЧС не делает сами объекты безопаснее. В Исландии, например, очень много эпичных локаций на краю. Но везде висят таблички, стоят ограждения. У нас такого нет. Помнишь, что было, когда зимой женщина провалилась на лестнице на Ветлане и погибла. Что сделали? Ты думаешь, починили лестницу? Нет, они ее разобрали, чтобы люди не ходили. Они сняли с себя ответственность. Если есть лестница, ее нужно обслуживать.

Например, все приходят в Каменный город и все хотят залезть на камень Пернатый страж. Там висит веревка. В каком она состоянии? Не понятно. Обслуживаются ли эти колья? Не понятно. Когда мы идем в Каменный город, мы берем всегда ледоруб и чистим на всякий случай камни, чтобы люди не сорвались с ледяного уступа, думая, что это продолжение камня.

Нужно брать пример с Норвегии. У них есть достаточно средств, чтобы сделать доступ к Языку Тролля — поставить фуникулер, канатку, лифт. Они могут реализовать любое техническое решение. Но не делают, потому что у них другая философия жизни. Они выходят на природу погулять, походить. Даже термин у них есть — Friluftsliv («Свободная жизнь под открытым небом»), это что-то вроде философии аутдора по-скандинавски, история про динамические отношения человека с природой.

— В итоге мы тратим столько усилий на популяризацию туризма, но мало занимаемся его сопровождением?

— И культурой. У нас вряд ли школьники ездят в Каменный город.

— Ты же понимаешь, что сам приглашаешь людей в Пермский край, популяризируешь достопримечательности Пермского края, которые по факту небезопасны.

— Я часто пишу в Инстаграме, какая нужна экипировка: «Ребята, обратите внимание на погодные условия». У меня есть своей рупор, возможность транслировать на 200 тыс. человек. Мне кажется, что я поднимаю туристическую культуру. Но чрезвычайные случаи бывают всегда и абсолютно неожиданно.

У меня была история, когда на Шпицбергене на зимнем льду одна из групп (не наша) провалилась под лед. Или шли в Антарктиду на яхте в шторм 10,5 баллов из 12 возможных. А в итоге в аварию я попал, когда ехал по трассе из Красновишерска в Ваю по колее зимой.

— Это немного разные вещи. Если ты едешь с туристической группой, которую ты организовал, ты же несешь за нее ответственность?

— Еще раз: у нас в России всегда пытаются найти виновного. Кто виноват, что человек провалился под лед? Тот, кто организовал людей? Тот, кто является оператором на месте? Экскурсовод? Много юридических нюансов, ответственность можно постоянно перекладывать. Но звонок в МЧС не является гарантом безопасности. И ЧП будут происходить всегда, а сейчас их будет больше, потому что интерес к российскому туризму растет.

— Власти ставили задачей развитие внутреннего туризма, но инфраструктуры и культуры недостаточно?

— Да. Вырастет число людей на маршрутах, которые абсолютно неподготовленны, а хочется, чтобы люди путешествовали осознанно, подходили с долей профессионализма.

Помню раньше люди ездили в Каменный город и проводили уборку. На новогодние праздники мы ездили туда: в город идем пустые, а обратно +10 кг — собираем мусор, который видим. Экология тоже интересная тема, но отдельная и ее нужно поднять, когда растает снег.

«Моя дочь не понимает, почему мы не можем остаться в Сочи или Турции»

— Где ты встретил новость о том, что в России объявлена пандемия?

— Я вернулся с Лофотенских островов, это север Норвегии. Буквально через 5–7 дней начался локдаун. Хорошее было время, чтобы провести время дома с семьей.

Когда меня спрашивают: «Что тебе нравится больше всего в путешествиях?», я всегда отвечаю, что больше всего люблю возвращаться домой. Я родился в Перми, это мой хаб, моя база. Любому путешественнику нужно куда-то возвращаться. Быть кочевником мне не хочется. Мне нравится мой город, мне нравится жить здесь, поэтому я с удовольствием провел время в кругу семьи.

— Но бизнес все же не выдержал. Почему визового центра больше нет?

— Он закрылся, потому что границы закрыты. Это исключительно экономические причины.

— «Mishka.Food» закрылся тоже из-за экономических причин?

— Нет. Почему-то все думают, что если бизнес продается, он экономически невыгоден.
Мы работали во время пандемии на доставку — весь год были в плюсе. После снятия ограничений у нас каждый день был полный зал.

Мы открылись семь лет назад, когда не было никаких заведений. Тогда хотели привнести что-то новое. Например, у людей не было культуры завтраков и мы начали раскручивать сперва тему бранчей, а потом завтраков. Сейчас уже много заведений, которые специализируются только на завтраках. Наша миссия, мне кажется, выполнена. Можно закрыть заведение и заниматься чем-то другим.

Сейчас работает туристическое агентство — туры на Камчатку, Кавказ, Байкал, Пермский край. После открытия границ скорее всего переориентируюсь на свои традиционные направления: Исландия, Фарерские острова, Норвегия.

— Сейчас прибыльно быть инстаблогером из Пермского края?

— На сегодня Инстаграм является до сих пор довольно интересной площадкой для рекламодателей. В основном сейчас это авиакомпании, банковский сектор, сотовые операторы, автомобили. Я могу себе позволить не рекламировать все подряд. Например, не ставить рекламу на политические темы, хотя часто предлагают поздравить какого-нибудь самого главного политика нашей страны. Никогда не рекламировал фармакологию, букмекерские конторы, сетевой маркетинг, табак — у меня есть свои принципы. Плюс я не работаю с совсем маленькими брендами, только с теми, чем я сам пользуюсь.

— Если посмотреть по Инстаграму ты все меньше «Тот самый парень с головой медведя» и все больше Эльнар Мансуров.

— Есть такое. Во-первых, часть аудитории на меня подписана недавно и она вообще не знает историю появления медведя. В ленте очень много ландшафтов, пейзажей, а потом появляется парень в маске медведя, они думают: «Так, а это что такое?».

Был период, где не было вообще ни одной фотографии с медведем. Я завирусился в интернете с ним в свое время, но часть подписчиков говорит, что тоже немножко устали от этого образа. Я стараюсь миксовать. Плюс мне кажется для личностного бренда и рекламодателей важно, чтобы они видели меня, но думаю, что голова медведя будет в любом случае.

— Главное в путешествиях — возвращаться. Твоя семья не хочет сказать: «Давай останемся здесь. Давай будем здесь жить».

— Моя дочь не понимает, почему мы не можем остаться в Сочи или Турции. Говорит: «Зачем мы возвращаемся туда, где снег?». У меня сейчас цель — немножко согреться, потому что я сам немного устал от холода: до этого года в Красновишерске я был два раза в жизни, а сейчас уже с десяток. Возможно, одна из целей закрытия офиса и кафе — это побольше путешествовать, быть в теплых местах чаще.

Кстати, когда два года назад делал доклад на «Инстамите» помню, что был слайд: наверху были города Стамбул, Хельсинки, Прага, Берлин, Мюнхен, Дубаи — куда можно улететь из Кольцово (Екатеринбург) Ниже: Тбилиси, Ереван, Прага, Вена — из Казани. А из Перми по-моему, был один рейс в Таджикистан и Баку. Да, у нас есть красивый аэропорт, но это — витрина. Насколько мощностей он работает? Те же самые рукава — сейчас их опять не используют. Хотя главная проблема, что «Аэрофлот» отменил рейсы. Да, компания уходит не только из Перми, но для города, считаю, это имиджевый провал. Когда-то к нам хотел прийти «АirBaltic», в итоге он летает в Казань и Екатеринбург. Турецкие авиакомпании летают в Ставрополь, Махачкалу в малюсенькие аэропорты. Про Екатеринбург я молчу. А к нам никто.

— Объездив весь мир, где лучше всего?

— Два самых запоминающихся городов для меня: Мельбурн, Сан-Франциско.

Но когда спрашивают самые любимые места, я называю Аргентину и Калифорнию (и там, там есть все климатические зоны), Исландию, потому что Исландия — это пример того как в необжитом месте можно жить за счет туризма. Плюс это довольно космическое место. Я думаю, что каждый должен его посетить. Оно несложное в отличие от Камчатки, где нужно преодолевать себя и при этом платить очень много денег. Там ты не сталкиваешься с такими проблемами.

Но кстати на Байкале, когда мы нашли красивый грот — Кунгурская пещера отдыхает, везде висят сосульки — что говорит водитель-гид? «Вау, здесь даже никто не нассал, так классно». Такая культура — человека приятно удивляет то, что в гроте хотя бы не нагадили.


Оцените материал
3 4 13 29