Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
55054 +96
Выздоровели
49790 +123
Умерли
3435 +9
Properm.ru
Почему из Пермского края уезжают спортсмены? Интервью с президентом федерации лыжных гонок За последние пять лет Пермский край покинули 60 выдающихся спортсменов, занимающихся беговыми лыжами. Уровень спортсменов, уехавших в другие регионы: от перворазрядников до международников. Почему так происходит, журналист Properm.ru Татьяна Зырянова узнала у президента федерации лыжных гонок Прикамья Ильи Курбанова.

Почему из Пермского края уезжают спортсмены? Интервью с президентом федерации лыжных гонок

Почему из Пермского края уезжают спортсмены? Интервью с президентом федерации лыжных гонок
Фото: Properm.ru
За последние пять лет Пермский край покинули 60 выдающихся спортсменов, занимающихся беговыми лыжами. Уровень спортсменов, уехавших в другие регионы: от перворазрядников до международников.

Почему так происходит, журналист Properm.ru Татьяна Зырянова узнала у президента федерации лыжных гонок Прикамья Ильи Курбанова.

Ребята возмущаются, конечно. Что за дела, почему зарплата 10 тыс. рублей? Ну вот тот же Соловьев, он уже взрослый, ему жить на что-то надо. Ну представляете, ваш муж будет по 10 тыс. рублей домой приносить? За коммуналку же больше выходит.
Что это такое? Это несерьезно. И мы пытаемся ситуацию изменить с 2017 года Всё встречаемся, совещаемся. Воз и ныне там. Ничего не меняется, —
Илья Курбанов не дожидается вопросов, так ему хочется сказать о наболевшем. Он рассказывает о Павле Соловьеве, подающем надежды спортсмене, и его отце. Properm.ru уже публиковал эту историю.

Президентом федерации по лыжным гонкам Курбанов переизбран недавно.

— Мы базовый, мы олимпийский вид спорта! В лыжных гонках сложно добиваться результатов, потому что этот вид спорта очень популярен. Попробуй стать лучшим в России среди 300 участников, — рассуждает Илья Курбанов. — А ведь наши, наши пермские становятся такими! И ведь вопреки, а не благодаря помощи региона. Буквально за свой счет становятся чемпионами, призерами.

— Илья Владимирович, насколько дорогой спорт — лыжные гонки?

— Инвентарь дорогой, даже смазка для лыж в районе 10–20 тыс. рублей. Хватает на одни соревнования. Я думаю, у профессионального спортсмена уходит до миллиона рублей в год на всё: выезды, лыжи, палки, смазку комбинезон.

— Федерация не может помогать?

— Бюджет федерации 3,1–3,3 млн рублей в год. Сумма не индексируется. Я помню, что еще 8 лет назад бюджет был примерно такой же. В других территориях бюджет гораздо выше, например, в Татарстане. Они и вывозят по 3–4 команды на соревнования. В Пермском крае одну команду мы собираем за счет денег федерации. Остальные, кто хотел бы поучаствовать, приезжают за свой счет, за счет родителей.
В министерстве спорта нам говорят: «Не можем же всех спортсменов содержать». А как другие территории содержат? Я не представляю. Ни денег, ни мест для тренировок. Ни одной роллерной трассы нет!

— А в Балатовском парке, вроде, прогулочная зона задумывалась и как роллерная трасса в 2016 году?

— Да. Хотели как лучше, а получилось, как всегда. Дорожки расширили, покрытие асфальтовое сделали. Назвали это лыжероллерной трассой. Но это не она. По ней ходят люди с колясками, пешеходы, велосипедисты, лавочки рядом, дети бегают, на лошадках катаются. У роллеров нет тормозов, все будут кататься с высокой скоростью. Скорость передвижения на роллерах — от 20 км/ч. Конечно, когда мы рассказали об этом, что просто мелом разграничить дорожку нельзя, из названия исчезло «лыжероллерная трасса», осталась «многофункциональная дорожка».

В строительной документации нет таких понятий как «лыжная» или лыжероллерная трасса. Насколько я знаю, на федеральном уровне рассматривается вопрос о том, чтобы внести эти понятия в строительные регламенты. Чтобы было понимание, что такой объект возможен, что в него можно и нужно вкладывать средства. Это не многофункциональная дорожка, на которой люди с колясками гуляют. Это отдельный спортивный объект.

— В других регионах есть лыжероллерные трассы?

— Только в Екатеринбурге 3–4 такие трассы. В Челябинске есть, в Нижнем Тагиле. Да во всех городах-миллионниках не по одной. В Ижевске две, биатлонисты и лыжники отдельно занимаются. И это правильно, нельзя нас совмещать, требования к трассам разные. Если гамологацию (это рельеф, сложность) посмотрим, для лыжников необходима более сложная трасса, более интересные подъемы, профиль, чтобы скоростные спуски были, повороты.
Тот же Павел Соловьев, когда первый раз на первенство России приехал, смотрел круглыми глазами на трассу, на подъемы. Целую неделю пришлось его просто психологически подводить к тому, что на таких трассах можно бегать.

— В Пермском крае таких трасс не было?

— Были и есть, просто требуют ремонта, причем с небольшими вложениями. Одна из таких трасс размещена на лыжной базе в Гамово. Здесь в свое время проводили Спартакиаду народов СССР. Лыжники приезжали после этапа Кубка мира и бежали здесь. Они говорили: «Вы трассы наворочали, как на этапах кубка мира».

— Что случилось с этой трассой?

— Её приватизировал депутат Дмитрий Сазонов. Сейчас база в Гамово находится в управлении автономного некоммерческого объединения «Иван-гора». У них два комплекса. Один лыжный, другой горнолыжный.

Мы со спортсменами заезжаем на эту базу, тренируемся на протяжении лет 7–8. Здесь есть программа летнего отдыха. Нормальная база, на которой можно спокойно размещать спортсменов и тренироваться. Знаю, что еще одну базу, «Пермские медведи», город Пермь выкупает, вроде за 80 млн рублей. С базой в Гамово пока проблемы. Дмитрий Сазонов, знаю, продает её. Почему знаю? Потому что нам предлагали. Но нет такой возможности у федерации — выкупить базу. Только ЖКУ в месяц за нее — 400 тыс. рублей. Отопление за счет электричества.

— А газа нет? Это Пермский район.
— Газ туда хотели провести, но не довели. Мы посчитали, что сегодня это будет стоить примерно 20 млн рублей. Можно минимизировать расходы, войти в какие-нибудь программы. Если бы была возможность приобрести этот объект по нормальным деньгам на федерацию, было бы, конечно, неплохо. Федерация имела бы свои источники доходов, можно было бы оставить то финансирование, которое есть — 3 млн — закрывать определенные старты, остальное можно было бы зарабатывать. Можно было бы организовать, как во всех других территориях, учебно-тренировочный процесс круглогодично, проблем бы у нас не было. Но пока у нас сплошные проблемы.

— Про то, что нет лыжероллерной трассы, поняла. Какие ещё?

— Если раньше у нас спортсменов забирали высокого уровня: кандидатов, мастеров, то сейчас уже юниоров. Открыто к тренерам подходят и говорят: «Ну что, ребят, кого продавать будете?» Предлагают детям места в училищах Олимпийского резерва, в академиях, с проживанием, обеспечением полным тренировочного процесса. Какой спортсмен не согласится? Роллерная трасса есть, ратраки ходят, инвентарем обеспечен в соответствии со стандартами спортивной подготовки. Жилье есть, зарплата есть. Только всё это не в Перми.

— Вы упомянули планируемый выкуп властями базы «Пермские медведи», так, может, вот оно, счастье? Рядом уже.

— Там тренируются и лыжники, и биатлонисты, но там есть стрельбище, и база подходит больше для биатлонистов. Нельзя убить двух зайцев сразу. Очень не любят биатлонисты вместе с лыжниками тренироваться, да и правильно, это разные виды спорта.

Для лыжников было хорошо там тренироваться, где есть асфальтовое покрытие. В Гамово есть отличная асфальтированная трасса, на ней можно тренироваться, надо только восстановить асфальтовое покрытие, и можно тренировать там и детей, и взрослых.

— Сколько всего лыжников-спортсменов в Пермском крае?

— Около 5 тыс. человек занимается беговыми лыжами как видом спорта. На «Лыжню России» выходят до 200 тыс. человек.

Школ олимпийского резерва у нас две, городская школа олимпийского резерва «Летающий лыжник» и краевая спортивная школа «Старт». есть районные, муниципальные, есть частные. Например, «Спарта» в Чернушке. Конфликт там недавно был. Их лишили помещения, дали сейчас уже, на определенных условиях, но подключаться к проблеме пришлось администрации президента РФ. Людям пришлось добираться до уровня президента, чтобы решать такие вопросы. Я считаю, что это смешно.

— Перед вами, как перед руководителем федерации, какие сейчас стоят задачи? Какие проблемы вы видите?

— Первое — зарплаты спортсменов и тренеров. Второе — у нас нет места для подготовки спортсменов. Администрация края нас пытается все время запихнуть в Чайковский. Там есть федеральный центр. Но это федеральный центр, а ехать туда 360 км. А заехать на учебно-тренировочный сбор по тем расценкам, которые они предлагают, это разориться. Меж тем лыжникам надо хотя бы четыре спортивных сбора в год. Вся основная подготовка идет за счет спортшкол, но сборы. Нужны сборы. Особенно нужна летняя подготовка.

— В других территориях, действительно, лучше?

— К сожалению для нас, да. В Челябинске, Свердловской области, Удмуртии автобусами детей привозят на тренировки. Школьные автобусы подъезжают к школам, загружают в автобусы детей, они приезжают на роллерную трассу, тренируются. Там и тренажеры, есть беговые дорожки. Все там есть. Как нам их обогнать? У нас парень из Кудымкара у себя на огороде тренируется, а ведь у него очень большой потенциал.

— Там, вроде, будут строить лыжную базу, модульную…

— В Перми, в городе-миллионнике нет ни одной лыжной трассы. Это нонсенс. Единственная трасса, которая была с советского времени — это база на Политехе в сосновом бору, но она очень узкая. «Динамо» — это трасса для прогулок. Там тренироваться нормально нельзя.

— Получается, лыжникам нужен дом?

— Да. У нас основная задача, чтобы привлечь детей к занятиям лыжными гонками, надо найти место. Мы можем построить свою базу. Для этого надо землю. Если бы нам кто-то помог в решении этих вопросов. Сейчас почва для этого готовится через НКО «Лыжные трассы России». Там юридические вопросы по землеотводам, вопросы по финансированию через президентские гранты, территориальные фонды решаются. Может, что-то изменится. Опять же нужно больше активных, больше инициативных людей и политическая воля.
Вы бы видели, в каких условиях дети у меня тренируются, чемпионы края.

— В каких?

— Да дома у меня в Лобаново. В подвале — база, в лесу — трасса, сам делаю. У меня свой «Буран». Проблемы, конечно, возникли не вчера, они были всегда, даже в советское время. Но там хотя бы базы были. А сейчас их нет. Необходимо восстанавливать лыжные базы и строить трассы.


Оцените материал
10 5 32 96