Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
95950 +451
Умерли
5733 +25
Привито V2
607134 +1175
Вакцинация спасает жизни
Properm.ru
«Сейчас каждый суслик — урбанист». Елена Ермолина о Компросе, «Арсенале» и дизайн-коде Перми «Институт территориального планирования Перми» — наследник знаменитого в свое время «Бюро городских проектов» — не часто мелькает в прессе. Между тем, именно институт — автор концепций и проектов реконструкции Компроса, эспланады, застройки стадиона «Молот». Сейчас институт разрабатывает дизайн-код всех улиц Перми, то есть формирует будущий облик города. Директор ИТП Елена Ермолина рассказала журналисту Properm.ru об идеологии и будущем градостроительства города. Получилось красиво, но противоречиво.

«Сейчас каждый суслик — урбанист». Елена Ермолина о Компросе, «Арсенале» и дизайн-коде Перми

«Сейчас каждый суслик — урбанист». Елена Ермолина о Компросе, «Арсенале» и дизайн-коде Перми
Фото: Максим Кимерлинг для Properm.ru
«Институт территориального планирования Перми» — наследник знаменитого в свое время «Бюро городских проектов» — не часто мелькает в прессе. Между тем, именно институт — автор концепций и проектов реконструкции Компроса, эспланады, застройки стадиона «Молот». Сейчас институт разрабатывает дизайн-код всех улиц Перми, то есть формирует будущий облик города. Директор ИТП Елена Ермолина рассказала журналисту Properm.ru об идеологии и будущем градостроительства города. Получилось красиво, но противоречиво.

— Елена Сергеевна, комфортный город, он для кого комфортный?

— Я для себя только недавно ответила на этот вопрос. К нам школьники приходили, 9 класс. Меня поразило, что они очень тонко почувствовали то, что должно быть. Мы с ними на Компрос ходили. Ребята по наитию сказали все то, о чем урбанисты спорят: «Уберите провода», «Лестницы приведите в порядок», «Почему крыльца торчат?», «Людям ходить нельзя». И еще важную вещь сказали: «Улица живая та, по которой ходят». Не ездят, а ходят. Поэтому я точно определила, что комфортная среда для них.
— Дети вырастают…
— Чтобы не уехали, мы должны им создать условия. Конечно, это утопия, но очень хочется. Это же психологическая штука. Как только на улице становится много автомобилей и не ходят люди, значит из города надо уехать. В этом городе некомфортно ходить и наслаждаться. Перемещаться — да, но не находиться. Дети по наитию это услышали, и мне сказали. Сейчас мы смотрим, как люди на Компрос возвращаются. Вернулись. Даже в холод.
— Я правильно понимаю, что вы хотите делать город для молодых?
— Город, он для всех. Понятно, что надо учитывать все слои и интересы. Но на перспективу надо, чтобы дети остались у нас здесь. Это одна из составляющих большой программы иммиграции населения.

— Поэтому проект реконструкции эспланады, это фактически превращение ее в игровую площадку?
— Это неправильная трактовка. Я каждый раз на встречах рассказываю, какая смысловая нагрузка на эспланаде. Мы подумали, что на среднем квартале эспланады должны возникнуть площадки, которые не статичны, которых мода не коснется. Будет несколько зон. Они будут связаны инженерными сетями, но в зависимости от сценария, пространство может меняться. Сегодня может быть кинотеатр, завтра выставка. В помощь нам будут департамент культуры, какие-то сообщества, которые могли бы выйти на площадку. Пожалуйста, там все готово. Работайте, радуйте. Только поэтому там ничего не должно быть статичного, кроме детской игровой зоны. Зачем там детская игровая площадка? Потому что разговаривали с жителями, все водят туда детей.
Когда жалуются, что на эспланаде громко и салюты… Друзья, вы выбираете, где вы живете. Это большой плюс, что вы живете в центре, но приходится жертвовать чистым воздухом, тишиной, отсутствием овощей, например, и парковок. Если я хочу чистый воздух, я уеду жить куда-то за город.

Эстетика VS подрядчики

— Вы уверены, что получится именно то, что задумали?
— Конечно, по каким-то объективным причинам не всегда доходит до того, что мы видим. Например, Комсомольский проспект. Получилось почти все, кроме слишком большого количество дорожных знаков на столбах. Уже видно невооруженным взглядом. Потому что ГИБДД надо поставить дополнительно кучу знаков, несмотря ни на какую эстетику. К сожалению, не знаю, каким образом сложится разговор с ГИБДД дальше.
— Эстетика? Посмотрите на лестницу за окном (офис института находится в самом начале Комсомольского проспекта. Перила вот этой лестницы на фото никак не соответствуют заложенным параметрам реконструкции. Посмотрите и на многочисленные столбы со знаками).

— Заметили сразу? Мы тоже были в крайнем удивлении.

— Как такое получается? Вы же формируете концепцию
— Мы в актах подписания работ попросили заменить эти перила на другие. В рамках гарантийных обязательств это можно было бы сделать. Ничего особенного такого нет. В работе с подрядчиком могут быть всякие сюрпризы. Подрядчику кажется, что хорошо.
— Комсомольский проспект для вас объект для гордости?
— Я горжусь тем, что первый раз такой подход в Перми. У нас же одновременно все ведомства зашли. Ремонт фасадов — это фонд капитального ремонта, есть ДЖКХ (департамент ЖКХ администрации Перми - Properm.ru), которые на фасады заходят. Дальше ДЭП (департамент экономики и промышленной политики администрации Перми - Properm.ru) работает с собственниками жилых помещений. Дальше благоустройство — это земля. Транспортники включаются с развязкой светофоров. Мы совместно с управлением внешнего благоустройства, с Министерством ЖКХ сам процесс организуем. Все ведомства сводим. Знаете, как сложно графики свести. Не все получается.
Я радуюсь, когда меня благодарят, но мне режет глаза, что я бы не хотела видеть. От того, что задумывалось, сделают две трети. От трети глаз дергается. Но не хочу ребят обидеть, тех кто занимался реализацией. Я понимаю, что у нас первый огромный комплексный опыт.

Улицы по матрице

— Есть какие-то элементы, которые вы считаете необходимыми для каждой улицы Перми?
— В дизайн-коде мы закрепили обязательный набор элементов для каждого вида улиц. Высадка зеленых насаждений. Велодорожки там, где позволяет профиль улицы и там, где позволяет движение. Обязательные сочетания плитки — для слабовидящих. Обязательно съезды для маломобильных групп.
В зависимости от того, районная это или квартальная улица в профиле размещаются обязательные элементы. Качественное покрытие, цветовая гамма, зеленые насаждения. Как должна выходить ливневка. Это все обязательные вещи.

Давайте я вам матрицу покажу на примере улицы Ленина. Когда мы находим, где улица находится, видим составляющие этой улицы, из чего она состоит. Тротуар, велодвижение, озеленение, фасады, навигация, МАФы (малые архитектурные формы), освещение, парковки. Дальше идут к ним характеристики с примерами, материалами. Какая уличная мебель, какие цвета, какая плитка. Сейчас мы занимаемся подготовкой к тому, что дизайн-код войдет в правила благоустройства.

— Грубо говоря, вы составляете гигантскую матрицу. Для заключения контракта по реконструкции улицы мэрия смотрит: тротуар должен быть такой ширины, материалы для тротуара вот такие, ограждения такие, урны должны быть такие.
— Да. По категориям можно будет найти каждую улицу, посмотреть, как она должна выглядеть, из чего состоять. Сейчас мы прописываем текстовую часть для нормативной базы. О сроках точно не скажу, потому что в правила благоустройства дизайн-код будет вводить администрация. Мы свою часть до июня должны передать.
— А можно ввести теплые остановки в Перми в дизайн-код?
— Я бы с удовольствием. Если у нас бюджет будет позволять, первая скажу: «Давайте теплые остановки с вай-фаем».

«Монофункция — нерабочая история»

— Насколько вы приветствуете достаточно вольное обращение с генпланом и ПЗЗ мэрии, застройщиков?
— Сложная тема. Мы дошли до того уровня, когда считаем, что изменения — это естественное течение событий. У нас в генплане три варианта моста было. Но он возникнет там, где требуют текущие условия. То, что мы нарисуем пять или семь вариантов моста, ничего не поменяет. Изменились условия, меняются и требования.
— Это благо?
— На мой взгляд, это благо. Если из трех мостов выбрали один, он не в этом месте, а в 100 метрах, и это проектом обосновано — благо. Почему нет? В свое время промышленники просили третий мост на улице им. 1905 года и тогда это было обусловлено. Сейчас «Мотовилихинские заводы» в стадии банкротства и про тот вариант моста никто не говорит. С того времени, действительно, что-то объективно поменялось. К объективным изменениям я отношусь нормально. А есть политические изменения.
— Вы сейчас исповедуете почти фаталистический подход: реальность поменяется, мы под нее подстроимся.

— Это тоже утрировано. Давайте чуть глубже посмотрим. Есть генплан, который разработали в советское время. Был один собственник. Один инвестор. Одно политическое лицо. Регламентация монофункций: здесь будет промышленность, здесь будет жилая застройка. Время показало, что монофункция — не рабочая история.
Есть другой подход, который привязан к существующим сложившимся антропогенным или природным факторам. Например, городской центр, в котором уплотняется застройка. Или транспортные узлы, к которым уплотняется застройка. Например, есть опыт развития генплана в Европе, в которых застройка уплотняется только к транспорту и больше ничего не регулируется. Регулируется дальше правилами землепользования и застройки.
Вообще настало время в Перми ПЗЗ менять. Генплан — это управленческие вещи. ПЗЗ это про застройку. Сейчас случилось, что это одно и то же. Их надо разводить.

— Вот вы сейчас понимаете, про что говорите. А мы не понимаем. Просто видим жилой комплекс «Арсенал», «Молот», и чуем возвращение точечной застройки.

— Надо всегда системно смотреть на территорию. «Арсенал» строился сам по себе как остров. Поэтому, когда мы едем по Компросу, мы видим «Башню смерти», а за ней слева торчащий «Арсенал». Если бы на «Арсенал» смотрели комплексно, наверное, попытались решить проблемы с транспортом. Про «социалку» уже молчу. Там же рядом 77-я школа. Как дети туда будут ходить?
Или про зелень. Там же бетонный мешок. Надо соединять зеленые пространства между собой. Там есть долина: вы соедините ее с Компросом длинной зеленой пешеходной улицей. Классно можно было бы сделать. Но там вообще среды нет. Можно было бы системно посмотреть все связи вне «Арсенала»? Нет системности, и в этом проблема. Это вообще беда архитектуры, в частности в Перми. Сейчас меня опять возненавидят все университеты в Перми. Архитекторы видят только в рамках своего земельного участка, даже не в рамках квартала.
— Я правильно понимаю, что мы на этих примерах сейчас позитивных и негативных, разных, на ваш взгляд, должны научиться системно мыслить?
— Конечно. Архитектура должна подружиться с градостроительством.
— Но вы видите стратегию на 30 лет вперед? Есть в Перми ключевые элементы , которые нельзя трогать?
— Нельзя трогать лес, скверы. Нельзя!
— Стадионы?
— Провокация, конечно. Надо развивать рельсовый транспорт: трамвай, электричка, «Ласточка». Это то, что надолго. Что надо прогнозировать на 30 лет вперед — это транспорт. Вокруг него будет концентрация усилий.
— Вы урбанист?
— Не знаю, не могу сказать. Слишком много определений этого понятия. А вообще, у нас сейчас каждый суслик урбанист.


Оцените материал
66 16 8 25 66