Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
75407 +475
Выздоровели
66639 +420
Умерли
4573 +26
Properm.ru
«Нас и так очень мало». Эмоциональный монолог главврача Пермской краевой клинической больницы о пандемии Главный врач Пермской краевой клинической больницы Анатолий Касатов во время брифинга рассказал, что в медучреждении заняты практически все койки, а коронавирус стал тяжелее протекать у заболевших. Публикуем его монолог, сказанный во время прямого эфира издания «Комсомольская правда — Пермь».

«Нас и так очень мало». Эмоциональный монолог главврача Пермской краевой клинической больницы о пандемии

22 июля 2021, 12:26
Колонка

«Нас и так очень мало». Эмоциональный монолог главврача Пермской краевой клинической больницы о пандемии
Фото: Ирина Молокотина для Properm.ru
Главный врач Пермской краевой клинической больницы Анатолий Касатов во время брифинга рассказал, что в медучреждении заняты практически все койки, а коронавирус стал тяжелее протекать у заболевших. Публикуем его монолог, сказанный во время прямого эфира издания «Комсомольская правда — Пермь».

В Пермской краевой клинической больнице с начала пандемии было открыто 256 коек. На 22 июля в больные находятся 237 человек: в отделениях реанимации 21 пациент, из которых 19 находятся на искусственной вентиляции легких. Коэффициент тяжести пациентов стал выше, если раньше наиболее тяжело болели люди старше 65 лет, то сейчас тяжело болеют 50-летние и даже 30–35 летние. Врачи работают напряженно.

Ранее у нас были несколько суток для назначении серьезных препаратов, чтобы предотвратить прогрессию легочного поражения. Сейчас на это порой есть несколько часов — работать стало тяжелее.

Если говорить о вакцинированных, мы не видели тяжелого легочного поражения у таких пациентов, даже среди тех, которые заразились между прививками. На 7,5 тыс. пролеченных пациентов мы уже имеем право обобщать эти данные.

Мы столкнулись с тем, что стали болеть те же пациенты, которые лечились у нас в прошлом году. Находясь в святой уверенности, что они переболели, игнорируя рекомендации, люди считают себя защищенными, игнорируют социальную дистанцию и масочный режим.

Повторно болеют по-разному. Видели и более тяжело болеющих, и не очень тяжело болеющих. Честно говоря, кто хоть раз переболел серьезно ковидом, кто на себе испытал, что такое две недели неинвазивной вентиляции легких, когда ты в маске и от тебя требуется только одно — лежать на животе и не делать лишних движений. Это крайне тягостно. Не каждый это выдержит. Попытка повысить физическую активность, попытка убрать маску вынуждает нас переводить на классический ИВЛ, поэтому не дай бог второй раз заболеть.

У нас переболело достаточно сотрудников, мы полтора года работаем в очаге, при этом сотрудники красной зоны на работе лучше защищены, чем все остальные доктора. Так как есть ДТП, экстренные состояния, есть онкологические пациенты и я каждый день смотрю одно — сколько среди экстренных пациентов выявлено за эти сутки с активным ковидом. Максимальная цифра на прошлой неделе была 11 человек за сутки по всем практически отделениям,

За вчера, слава богу, двое, позавчера было шестеро. И это несмотря на строжайщий масочный режим. К счастью, лишь единичные сотрудники заболевают. Поэтому есть и ограничения плановой госпитализации. Если человек плохо видит, то для него это тягость, ему нужна операция. Эту операцию можно отложить, поскольку если к катаракте прибавится ковид мы будем думать не о зрении, мы будем думать о жизни.

Я очень хочу, чтобы жители Пермского края понимали, что не от нежелания оказывать помощь, не от нежелания работать и отнюдь не от усталости вводятся ограничения. Мы пытаемся уменьшить количество заболевших, а болезнь непредсказуема, это коллеги по всему миру отмечают. Кто-то переболел как легкой простудой и в святой уверенности находится, что теперь есть антитела и нас обманывают а кто-то, простите, попал в отделения реанимации, ряд людей погибают и вы это видите. Летальность по стране превысила те цифры, которые были в октябре.

Мы хотим уменьшить количество заболевших, предпринять все меры для того, чтобы не было внутрибольничных вспышек и, безусловно, пытаемся защищать сотрудников. Нас и так очень мало. Каждый вышедший из строя, ушедший на больничный медработник — это снижение доступности, снижение возможности оказания помощи. Чуть-чуть пойдет эта ситуация на спад — объем плановой госпитализации будет увеличиваться.

По количеству потенциальных контактов с заболевшими я их набираю за сутки столько, сколько обычный человек набирает за полгода, с общественным транспортом и прочим. Потому что это минимум 5–6 раз в отделении реанимации — это красная зона, это пациенты, которые обращаются по вопросам оказания медпомощи. Порой заставить их надеть маску при общении сложно.

Я хочу сказать слова благодарности своим коллегам, потому что зная, что у пациента есть коронавирус, но надо оперировать, а там контакт на четыре часа, иначе человек погибнет. Отказов, что мы не пойдем в операционную, какой-то паники и истерики я не видел. Когда начиналось все это дело — было крайне сложно. Тогда столкнулись с неизвестным. Сейчас есть средства защиты, вакцинировались много врачей.


Оцените материал
20 1 3 18 46