Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
«У нас кран застрахован, а люди нет». Пермяки пытаются отсудить компенсации за травмы от упавшего крана С октября прошлого года в суде находится дело гендиректора подрядной организации «Высота», чей кран упал на стройке в Перми в мае 2019 года. Ответчики своей вины не признают.

«У нас кран застрахован, а люди нет». Пермяки пытаются отсудить компенсации за травмы от упавшего крана

29 июля 2021, 15:49

«У нас кран застрахован, а люди нет». Пермяки пытаются отсудить компенсации за травмы от упавшего крана
Фото: Максим Кимерлинг для Properm.ru
С октября прошлого года в суде находится дело гендиректора подрядной организации «Высота», чей кран упал на стройке в Перми в мае 2019 года. Ответчики своей вины не признают.

Больше двух лет прошло с момента обрушения высотного крана на строительной площадке ЖК «Бавария» (застройщик СГ «Развитие»). Тогда под многотонной спецтехникой оказались три дома на Решетникова, 20, а также припаркованная машина. Единственной пострадавшей оказалась машинистка крана Ольга Леонова, которая чудом выжила после падения с высоты.

События следующего года можно разделить на два периода. На первом этапе (в течение полугода), застройщик и власти говорили о том, что готовы оказать всю необходимую помощь, и так отчасти и было. Семьи временно отправили в маневренный фонд, а затем девелопер даже в течение полугода снимал жилье пострадавшим. Но в последствии жилищный вопрос вновь остро встал перед пермякам. Чиновники признавали, что дом необходимо расселять, тем более, что он давно был признан аварийным, но сумма компенсаций была маленькой. Параллельно пермяки подавали иски для отстаивание своих прав в судах — они по-прежнему добиваются выплат за нанесенный физический и моральный ущерб.

Ольга Леонова большую часть своей жизни была крановщицей. События 27 мая она неоднократно описывала в процессе, где требует 5 млн рублей в качестве компенсации, ответчиком проходит гендиректор ООО «УМ «Высота» Игоря Борисова. Но стоит сделать уточнение, что ее версия событий несколько отличается от той, что была в СМИ изначально. Дело в том, что преимущественно все связывали обрушение крана с плакатом «Высота», натянутым на стрелке крана. Якобы сработал парусный эффект и кран упал. Преимущественно такой позиции придерживалась СГ «Развитие». Их версия выглядела более правдоподобнее, поскольку события развивались в момент сильнейшей бури в Перми.

«Когда спускалась с крана после смены, слышу, что снизу кричат: «Оля, держись, у тебя кран падает». Я и сама это почувствовала за секунду до крика. Но ветра, когда падал кран не было, может, метра 2–3 в секунду. Я помню, что тогда было затишье перед грозой, туча шла с Усть-Качки, а день закончился, как раз собиралась уходить. Даже синоптики потом подтвердили, что ветра не было. Я так думаю, что если бы кран просто стоял, все равно упал бы. Сказали, что фундамент разрушился, какие-то части креплений порвались. Еще внизу рыли котлован под второй дом, практически под самым краном. Там стоял сваебой, забивали сваи под второй дом. Может, он какую-то роль сыграл», - вспоминает Ольга Леонова.

Представитель ООО «УМ «Высота-Пермь» Сергей Кухарчук (согласно СПАРК-Интерфакс является бенефициаром) после инцидента также отмечал, что причиной падения крана могло стать нарушение застройщиком технологических требований. «Но в заключении про застройщика я ничего не видела, будто его там и не было», — добавляет Ольга.

Женщина после происшествия получила тяжелые травмы и долго лечилась. Сейчас у нее сильно упало зрение и болит нога, Ольга вынуждена ходить с тростью. При этом никакой страховки ей не положено. «У нас кран застрахован, а люди нет, — сетует Ольга и добавляет, — Борисов в суде своей вины не признает, хотя наверно его вины особо и нет. На судебные заседания всегда является. Со мной общается нормально».

К Борисову гражданский иск предъявила и Анастасия Юркова, которая с детства жида в доме на Решетникова, 20. «У нас заявлена компенсация 2,5 млн рублей. Моральный ущерб подкрепляется справками от врачей: у мамы после всех событий начались проблемы со спиной, пришлось лечиться. Посещали психотерапевта какое-то время. Материальный ущерб тоже заявили. Забрать смогли только личные вещи: одежду, посуду, бытовую технику», — рассказывает девушка.

В случае, если суд присудит выплату, то деньги она намеренна потратить на погашение ипотеки. «Администрация все же выплатила 900 тыс. рублей — это больше, чем предлагали изначально, но все же меньше ожидаемого. Если удастся в суде выиграть, но сможем быстрее погасить кредит», — надеется девушка.

Однако судебное производство сейчас находится на промежуточном этапе. Дело в том, что обвинительно заключение по ст. 216 ч.1 УК РФ (Нарушение правил безопасности при ведении строительных или иных работ) в отношении Игоря Борисова было составлено с ошибками. Как рассказал адвокат Борисова Артем Лебедев, один из потерпевших подал в апреле ходатайство о возвращении дела прокурору, поскольку был неверно посчитан ущерб. Краевой суд согласился с доводами и отдал материалы на доследование. «Гражданские иски также рассматриваются в уголовном процессе, и решение по ним также не принято. Некоторые иски в ходе заседаний увеличивались, другие уменьшалась, но для нас это сейчас не принципиальный вопрос. Главный вопрос — действительно ли это была наша зона ответственности или нет. Ведь на стройке было много действующих компаний», — подытожил адвокат.


Оцените материал
2 2 37 173