Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
115090 +642
Умерли
6787 +31
Привито V2
662422 +292
Вакцинация спасает жизни
Properm.ru
Трамплин безнадеги. Пермский край мог взлететь в Чайковском, но пока просто падаем В Пермском крае за пять лет не смогли построить новый зоопарк, с трудом закончили футбольный манеж, а новую сцену оперы мы таскаем с места на место, но так и не решили окончательно — где будем строить. Журналист Ольга Седурина задается вопросами: может быть пора остановиться в стремлении заявлять и отказываться, заявлять и отказываться, заявлять и отказываться?

Трамплин безнадеги. Пермский край мог взлететь в Чайковском, но пока просто падаем

17 сентября 2021, 17:57
Колонка

Трамплин безнадеги. Пермский край мог взлететь в Чайковском, но пока просто падаем
Фото: Павел Семянников
В Пермском крае за пять лет не смогли построить новый зоопарк, с трудом закончили футбольный манеж, а новую сцену оперы мы таскаем с места на место, но так и не решили окончательно — где будем строить. Журналист Ольга Седурина задается вопросами: может быть пора остановиться в стремлении заявлять и отказываться, заявлять и отказываться, заявлять и отказываться?

Техника прыжка с трамплина включает в себя разгон, уход со стола отрыва, полётную фазу и приземление. Слаженное выполнение всех элементов, координация тела в воздухе — это важнейшие технические элементы в арсенале прыгуна.

Наверное, пермякам нравится быть ментальными неудачниками и запрещать себе показывать красивое всему миру. Иначе я не могу объяснить ни окружающим, ни себе того, что оказалась в Чайковском единственным журналистом из Пермского края на летнем континентальном Гран-При по прыжкам с трамплина. Единственным. Почему так произошло, внятно мне не объяснил никто — ни организаторы, ни коллеги-репортеры…

В моей картинке мира казалось совершенно естественным и крутым для журналиста — поехать туда, где сгусток энергии, где десятки призеров и чемпионов мира можно было не только увидеть, но и обнять и даже попросту расспросить о том, как они дошли до жизни такой. Для меня это была какая-то детская мечта, когда ты насмотрелся по телевизору Олимпиад, а сейчас можешь увидеть это вживую. На мой вкус — заветная мечта любого адекватного человека.

Но пермяки не живут по мечте. Причем, пермяки любого ранга и достатка. Представьте удивление человека, который видит камеры телеканалов «Матч-ТВ» и «Евроспорт», иностранных журналистов. И ни одного местного. На континентальном кубке. В хорошую погоду, с возможностью лично взять интервью у мировых спортивных звезд. Также он не видит первые лица не то, чтобы региона, но даже Чайковского городского поселения. И не видит зрителей, в первый день — около пятидесяти зрителей, во второй — не более десятка.

Хорошо, думаю я, почему так. Коронавирусные ограничения? И да, и нет. Чтобы попасть на крутое спортивное мероприятие мирового уровня, проходившее в Пермском крае в сентябре 2021 года, нужно было обычному человеку — сдать ПЦР на коронавирус и купить билет. Все удовольствие без дороги укладывалось в 2 тыс. рублей. Для журналиста — ПЦР и аккредитация в FIS. Все. Две сотни зрителей и неограниченное число репортеров могли приехать в Чайковский на «Снежинку», но не приехали.

Честно скажу — мне в солнечные 11–12 сентября в Чайковском было невероятно круто. Это как будто ты смотрел Чемпионат мира по телевизору и вдруг туда волшебным образом попал. В телевизор. И стоишь, рот разинув — вокруг тебя десятки чемпионов из разных стран, и все они борются за право оказаться на Олимпиаде в Пекине, а ты в самой гуще событий. Тут же перед глазами пробегают картинки из 2018 года, какой ажиотаж был перед ЧМ по футболу. Но пермяк — человек волевой, ему эти ваши глупости ни к чему, он в своем регионе на Чемпионаты мира не ходит.

Федеральный центр подготовки по зимним видам спорта «Снежинка» им. А. Данилова был построен за счет бюджета России в Чайковском в 2011 году. Стоимость проекта — 4,4 млрд рублей. Комплекс — базовый для Чайковского института физкультуры, возводился как тренировочный для подготовки спортсменов к Олимпиаде-2014 в Сочи. Первые годы он условно-активно использовался под тренировки и соревнования разного рода, но потом притяжение лучшего в России трамплинного комплекса стало ослабевать. Сейчас инстиут, в семидесятые годы создававшийся для обучения «зимних» и «лыжных» спортсменов, больше тяготеет к игровым видам спорта, более всего — хоккею — и не особо загружает «Снежинку». И как вишенка на торте — отказ минспорта Пермского края от проведения международного летнего Гран-При по прыжкам с трамплина на лыжах.

И если бы такое происходило только в спорте, припомним еще и футбольный манеж «Пермь Великая», но нет. В 2017 году начали строить зоопарк и по проекту он уже должен быть заселен зверями, а по дорожкам могли бы гулять дети. Если жить в Перми долго и не иметь проблем с памятью, то можно знать, что о новом зоопарке начали говорить уже в конце прошлого тысячелетия. Здесь истрачено 3,3 млрд рублей средств в том числе федерального бюджета. Сколько украдено — решит следствие, но пока на месте строительства болото и разруха.

В 2011 году здание Спасо-Преображенского кафедрального собора, где сейчас расположена Пермская художественная галерея, передано в собственность Пермского епархиального управления Русской православной церкви. Вместе с краеведческим музеем и арихирейским кладбищем. Музей переселить в Дом купца Мешкова удалось, а вот зоопарк «на костях» и галерею под колокольней — мечтаем уже более десяти лет.

Завод им. Шпагина согнали с промплощадки в Перми (потеряв для Пермского края уникальную ремонтную базу для мотовозов), снова истратили сотни миллиононов на покупку площадки. В 2018 году широко презентовали на этом месте культурный кластер. Прошло три года, но пока только заключен контракт на строительство галереи. 4 млрд рублей на строительство для турецкого ООО «ЛимакМаращСтрой» и 152 млн рублей предыдущему проектировщику ГК «Строй-Эксперт». Не считая денег, потраченных на архитектурные конкурсы в конце прошлого десятилетия.

Новая сцена оперного, для которой бесконечно искали площадку и меняли архитектурные бюро. Такая же неизвестность с декларируемыми проектами ГЧП на строительство культурно-спортивного комплекса и транспортно-пересадочного узла на месте выкупленного за счет бюджета за почти 800 млн рублей Товарного двора.

И уже «снос» железнодорожной ветки Пермь I — Пермь II в 2019 году, а потом — отказ от него в 2021 году кажется невинным приключением. Как и покупка старого здания ВКИУ в 2017 году и его полуразрушенного ДК в 2021 году. Как и почти сорванный капремонт фасадов «исторических» жилых домов на Комсомольском проспекте, который планировали завершить к 2022 году.

Громадье планов для развития Пермского края — это очень хорошо, разумно и на самом деле важно. Но хочется действительно развиваться, и не догонять соседние Казань и Екатеринбург, не искать причин в прошлом и будущем, вздыхая, почему Перми «не везет». Лично мне — хочется, не знаю, хотят ли того же остальные миллион жителей города.

Если не считать аэропорт Большое Савино, перрон которого, впрочем, достроить тоже три года как не можем, «Снежинка» в Чайковском кажется на сегодня единственным за последние десять лет доведенным до ума объектом. И именно здесь могла и должна была появиться реальная точка роста, куда естественно потекли бы инвестиции. Но, как водится, «прости, Юра, мы все…»

Важно же грамотно взлететь, хорошо разогнаться и точно приземлиться, как это и придумано в технике прыжков с трамплина. Но пока только прыгнули и безудержно летим поступательными движениями по спирали истории. Пока еще не все поспирали.


Оцените материал