Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
110169 +586
Умерли
6540 +30
Привито V2
653332 +1726
Вакцинация спасает жизни
Properm.ru
Защитные реакции разного типа. Почему преподаватель ПГНИУ после трагедии стал «мишенью» травли Пермское сетевое сообщество нашло себе мишень, чтобы избавиться от запоздавшего страха и чувства вины после трагедии в университете. «Крайним» назначили преподавателя истории литературы Олега Сыромятникова, который неправильно себя вел, по мнению сетевых «специалистов по ЧП».

Защитные реакции разного типа. Почему преподаватель ПГНИУ после трагедии стал «мишенью» травли

22 сентября 2021, 17:04
Колонка

Защитные реакции разного типа. Почему преподаватель ПГНИУ после трагедии стал «мишенью» травли
Фото: С личной страницы Олега Сыромятникова.
Пермское сетевое сообщество нашло себе мишень, чтобы избавиться от запоздавшего страха и чувства вины после трагедии в университете. «Крайним» назначили преподавателя истории литературы Олега Сыромятникова, который неправильно себя вел, по мнению сетевых «специалистов по ЧП».

До вчерашнего дня мало кто, кроме профессионалов, слышал про Олега Сыромятникова. Доктор филологических наук, профессор. Читает курс истории русской литературы 19 века, специализируется на Достоевском. Он один из примерно 1300 совершенно разных преподавателей ПГНИУ: старых, молодых, умных, глупых, атеистов, верующих, витающих в небесах теоретиков, прагматиков от науки. Теперь его травят в сети, пишут возмущенные письма; верят, что «из-за таких козлин люди и гибнут в ЧС», предлагают «взять за бороду, начать таскать по вузу и выкинуть на улицу» (цитаты из комментариев). Понятно, что люди таким образом справляются со своими страхами и чувством вины. Только вот профессору от этого не легче. Но хуже всего, если сетевая травля перейдет в реальный мир.

Филологу Сыромятникову и еще нескольким десяткам коллег не повезло читать лекции в «восьмом» и «шестом» корпусах в тот момент, когда Бекмансуров убивал. Каждый преподаватель со своими студентами выкручивался сам, опираясь на логику, жизненный опыт. Кстати, у Олега Сыромятникова именно что полезный и специфический опыт есть — он работал в правоохранительных органах. Был у сегодняшнего теолога, филолога, специалиста по Достоевскому и такой период в жизни.

Аудитория, где со студентами занимался профессор, находится на пятом этаже. Есть железная дверь, которая открывается наружу. Информации о происходящем — почти ноль. Коридор возможных поступков предельно мал. А уж учитывая наличие студентов, за которых любой преподаватель отвечает — практически отсутствует. Профессор Сыромятников поступил как поступил: в аудитории заперли дверь, преподаватель продолжил читать лекцию. И это все, что будет сказано о самой ситуации.

Последующие события интересней, потому что показывают механизм массовой истерии в интернете. Профессору не повезло второй раз за день. Разговоры со студентами записали на диктофон (записывали лекцию) и предъявили публике. Предъявили сразу с обвинительной интонацией, мол, преподаватель проигнорировал ЧП и продолжил вести занятие. Он виноват, ату его. Ну, а затем по законам жанра «me too», демонстрируется «позиция жертвы» и делается попытка ее монетизировать. «Мы морально истощены, нам плохо», — якобы заявила анонимная студентка группы Сыромятникова ТГ-каналу Shot и добавила, что студенты ждут от деканата смены преподавателя.

И вот здесь преподавателю не повезло третий раз. Доведенная до истерики страхом, чувством вины и ажиотажем, пермская сетевая публика нашла применение внутренней агрессии. Это же не обезличенные «государство», «школа», «руководство ВУЗа». Не надо анализировать системы безопасности, политику ведомств на протяжении лет, вспоминать собственное равнодушие после нападений в 127-й школе и Березниках. Есть прекрасная мишень. Профессор, филолог, теолог (господин Сыромятников преподает еще и в духовной семинарии), да еще и специалист по какому-то там Достоевскому. И еще почему-то очень многим сетевым борцам за студенческую безопасность чем-то не понравилась борода профессора.

В общем, Олега Сыромятникова разобрали по косточкам, оскорбили, подвергли обструкции, обвинили в пособничестве Бекмансурову. Дальше вступили СМИ, которым сейчас позарез не хватает информации о том, что происходило внутри ПГНИУ во время трагедии. И травля Сыромятникова вывернула на следующий виток. «Вирусологи», «специалисты по космонавтике», «выборным технологиям», «геополитике» немедленно переквалифицировались в «знатоков чрезвычайных ситуаций». Ну, и, конечно, «свиньей» в сетевой бой идут «яжматери».

Механизм этой истории и истерии вполне себе понятен. У людей очень по-разному могут проявляться страхи и комплекс вины. Иногда человек, чувствуя поздний страх за близких и вину за то, что произошло, переходит в агрессию, начинает искать виноватого. Хотя виноват сам. Ровно это произошло сейчас. Перми страшно, Пермь чувствует вину, и ищет возможность выплеснуть эмоции. Увы, не выбирая цели.

Надеюсь, Олег Сыромятников перенесет эту историю спокойно и стойко, промолвив разве что-то вроде «Господь, вразуми неразумных». Главное, чтобы сетевая истерика не имела последствий. Напомню, охранница пермской школы № 127, в итоге получила три года условно по статье «оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности».
А начиналось все тоже с сетевых баталий.


Оцените материал