Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
Цветные волосы, зарплата 9 тысяч рублей и другой подход к детям. Какой он, «Учитель для России»? С программой «Учитель для России» (УДР) журналиста Properm.ru Татьяну Зырянову познакомила специалист по реализации общественно-значимых проектов Арина Плюснина. Уже год она работает в этой программе рекрутером (набирает кадры). В Пермском крае УДР пока не сотрудничает со школами, хотя есть интерес, и участники из Перми, уехавшие в рамках программы в другие регионы тоже есть.

Цветные волосы, зарплата 9 тысяч рублей и другой подход к детям. Какой он, «Учитель для России»?

Цветные волосы, зарплата 9 тысяч рублей и другой подход к детям. Какой он, «Учитель для России»?
Фото: предоставлено героиней интервью
С программой «Учитель для России» (УДР) журналиста Properm.ru Татьяну Зырянову познакомила специалист по реализации общественно-значимых проектов Арина Плюснина. Уже год она работает в этой программе рекрутером (набирает кадры). В Пермском крае УДР пока не сотрудничает со школами, хотя есть интерес, и участники из Перми, уехавшие в рамках программы в другие регионы тоже есть.

Арина Плюснина родилась в Перми. С отличием окончила Пермский университет. Работала в Управлении общественных связей Пермского университета, фестивале «Флаэртиана», реализовывала в Перми благотворительные и общественно значимые проекты, работала в фонде помощи детям «Дедморозим» координатором по «пропаганде чудес». С 2020 года работает в программе «Учитель для России», сейчас занимается привлечением и отбором кандидатов на Урале.

— Кем придуман проект, кем финансируется, с какого года?

— «Учитель для России» — это общественная программа, которая реализуется с 2015 года, чтобы у каждого ребёнка в нашей стране появилась возможность получить качественное школьное образование. Программу реализует благотворительный фонд поддержки и развития образования «Новый учитель». Как некоммерческая организация, мы не извлекаем прибыли из своей деятельности. Программа придумана выпускницами Санкт-Петербургского университета Алёной Маркович и Леной Ярмановой, а также Ольгой Фогельсон и Федором Шеберстовым.

«Учитель для России» предлагает специалистам из разных сфер альтернативный вход в профессию учителя, а также обучение и поддержку участников в течение двух лет. Мои коллеги вдохновлялись моделью международного движения Teach For All, которое объединяет выпускников вузов в 60 странах. Практика преподавать в не самых успешных школах популярна среди выпускников престижных вузов по всему миру.

Выпускники университетов — базово необязательно по педагогическому профилю, — пройдя профессиональную переподготовку и отбор, на два года становятся учителями в обычных школах, где детям особенно требуются вдохновляющие педагоги, а коллективу — новые кадры.

Желающие принять участие в программе проходят отбор, потом «летний институт» (придется уехать на 5 недель), а потом их распределяют в школы, с которыми сотрудничает программа. Заранее регион неизвестен

Идея программы для многих чиновников и партнёров звучала фантастически. Задуманная в 2013-м году, программа «Учитель для России» запустилась только в 2015-м. Теперь «Учитель для России» — это российская программа, ориентированная на наши реалии, наши методики преподавания, наш контекст. Тогда же был создан фонд поддержки и развития образования «Новый учитель», который сейчас реализует не только программу УДР, но и другие проекты, направленные на развитие школ, — инициированные выпускниками программы.

— Какой бюджет программы? Как он пополняется?

— Источников финансирования у программы три: благотворительные пожертвования бизнес-компаний и частных доноров, региональные министерства образования (регионы выплачивают стипендии своим участникам), а также наши стратегические партнёры, которые помогают программе сохранять устойчивость даже в разгар пандемии. В 2021 году бюджет программы «Учитель для России» составил 309 млн рублей. 82% — финансирование от частных и корпоративных доноров, 18% — региональные средства для прямой поддержки стипендиями учителей в школах. Так как мы некоммерческая организация, то мы отвечаем за вклад каждого — независимо от того, сделано ли пожертвование физическим лицом или компанией. Поэтому мы прозрачны в привлечении и расходовании денег. Заинтересованные в новых учителях регионы находят средства, чтобы оказывать участникам финансовую помощь, а мои коллеги из отдела фандрайзинга работают с частными лицами и бизнес-партнёрами, чтобы каждый участник был обеспечен необходимой поддержкой, чтобы качественно работал рекрутинг и отбор, работали инструменты для поиска новых участников.

— Сколько регионов участвуют в программе?

— В настоящий момент новые учителя есть в семи регионах России: Воронежской, Калужской, Нижегородской, Новгородской, Новосибирской, Тамбовской областях и Ямало-Ненецком округе. Со следующего учебного года они выйдут и в школы Приморского края — в этом году мы впервые набираем учителей во Владивосток. Итак, восемь регионов. У каждой области свой запрос к УДРовцам: работа в отдалённых школах для детей кочевых народов, работа на окраине регионального центра, работа с детьми мигрантов. С этими задачами работают выпускники программы, изменения начинаются с выхода учителей в школы, первой линейки, звонка, урока.

— Какие цели ставит перед собой программа, нанимая на работу того или иного учителя?

— Чтобы у каждого ребёнка на пустующем месте появился классный учитель. То есть безопасный, разделяющий гуманистические ценности взрослый, прекрасно разбирающийся в своём предмете, замотивированный работать с детьми на их результат, предлагать школе решение тех задач, на которые у самой школы подчас не хватает ресурсов. Речь не только о том, чтобы восполнить недостающие кадры в школе, но и о том, чтобы в региональном образовательном контексте появились инициативы для изменений.

Участникам программы платят стипендию 20 тыс. рублей в месяц и компенсируют съем жилья — 15 тыс. рублей в месяц. При этом зарплата педагога в сельской школе (на ставку) может составлять 7,7 тыс. рублей на руки.

— Как измеряют результат деятельности учителя?

— В отличие от общепринятой оценки только лишь образовательного результата учеников, «Учитель для России» в своей работе оценивает ещё и обратную связь от детей, других учителей и администрации школы. Мне кажется, это очень разумно — просить оценить результат твоей работы тех, ради кого ты работаешь каждый день. Поэтому дважды в год мы проводим замеры по системе TRIPOD и агрегируем обратную связь от детей и школ. Это помогает понимать, насколько благодаря нашему учителю изменилась мотивация детей, вовлечённость в учебный процесс и внеурочные мероприятия, насколько изменился психологический климат в классе, есть ли в классе буллинг и вообще — насколько ученики чувствуют себя в безопасности в классе, расширилась ли область интересов ребят.

Оцениваются, конечно, и образовательные результаты, участие в олимпиадах и внеурочных событиях (для большинства наших учеников это принципиально новый опыт). Обратная связь от школ помогает нам понять результаты с точки зрения взаимодействия участников программы со школьной средой, родителями учеников, снижение неблагоприятного фона. Так как мы видим все эти результаты в динамике, мы можем оценить социальный эффект и наметить зоны роста.

— Кто из Пермского края принимает участие в программе? Почему они не стали работать учителями в Прикамье?

— Первый участник из Пермского края пришёл в «Учитель для России» пять лет назад. Фёдор Бажанов после Пермского университета начал преподавать в одной из школ Пермского района. И спустя год уехал с УДР в Калужскую область, в Ермолино. Там он преподавал историю и обществознание, инициировал появление проекта «Одинаково разные» для детей-инофонов [программа адаптации детей, для которых русский язык — иностранный]. После выпуска он не вернулся в Пермь, остался жить в Москве, продолжил работать в программе методистом, совмещая это с работой в престижном московском лицее. С конца прошлого учебного года Фёдор оставил все свои работы и сосредоточился на образовательном курсе «Мастерство педагога», который помогает в переподготовке новых участников «Учителя для России». В планах у Федора и его команды усиливать новых участников методически, начать публиковать обучающие пособия (всё же программа накопила огромный инструментарий за 6 лет работы — им хочется делиться) и воспитывать новое поколение менторов — сотрудников «Учителя для России», которые сопровождают участников в школах.

После него из Пермского края по программе уехали с десяток участников. Галина Кутявина переехала с двумя детьми в Калужскую область, три года работала там учительницей, а с этой осени стала директором большой новой школы в посёлке Балабаново. Выпускница пермской Высшей школы экономики Ульяна Гилёва ведёт уроки в малокомплектной школе в Новосибирской области. Екатерина Дружинина оставила работу на двух ставках в пермской гимназии и сейчас преподаёт русский и литературу в Нижегородской области. К сожалению, пока не вернулся никто. Пока в регионе нет запроса на специалистов такого плана и предложения для них, им некуда возвращаться. Но я думаю, что всё впереди.

— Как программа может помочь с решением такой проблемы как битва за поступление в 1 класс в Перми? Или с такой как платные рабочие тетради?

— Причина «битвы за 1 класс» в проблеме, которую решает «Учитель для России» — в образовательном неравенстве. Кому-то несложно купить набор тетрадей для своего ребёнка, но для кого-то эта покупка означает понижение качества жизни для всей семьи на целый месяц. На проблему образовательного неравенства можно взглянуть через призму целой страны, а можно — в пределах нашего города.

Проблема образовательного неравенства есть и в больших городах. И кроется она не столько в стенах и оборудовании, сколько в подходе к ученикам.

Даже в Перми и близлежащих районах существует пропасть между качеством образования школ в разных микрорайонах. И я понимаю родителей, которым хотелось бы, чтобы их ребёнок учился не в школе в Заостровке, на Юбилейном или на Гайве, а в гимназии в центре.

Нам срочно нужно понять, что проблемы не рассосутся сами по себе. Сейчас слепым пятном остаются школы, где растёт количество детей-мигрантов. И то, что учителя работают на полторы-две ставки, потому что предмет некому вести. В прошлом году в школах края пустовало более 258 штатных единиц — они были перекрыты теми учителями, которые уже работают в школах. Четверть от этого числа — педагоги-психологи.

Ещё одна проблема, на которую нужно перестать закрывать глаза — почти 40% педагогов в Пермском крае старше 50 лет, а в целом по России численность педагогов в возрасте 22–25 лет составляет лишь 5,5%.

Молодые педагоги уходят из школы из-за низкой зарплаты, но не только. Ещё из-за сверхнагрузок, отсутствия методической поддержки, педагогического одиночества, обесценивания работы. Если не начать действовать уже сейчас в привлечении в школы новых кадров, то через 10 лет с нами случится катастрофа. Во время одной из пресс-конференций министра образования Пермского края Раиса Кассина сказала: «Мы должны обеспечить качественное образование в школе по месту жительства». Я полностью с этими словами согласна, и я понимаю, как «Учитель для России» может Пермскому краю в достижении этой цели помочь.

Есть такое определение — резильентные школы. Это школы, которые работают с самыми сложными учениками — из неблагополучных семей, детьми мигрантов, школьниками с нарушениями развития — и при этом добиваются высоких результатов. Школы-партнёры УДР становятся резильентными — и ученики там достигают высоких результатов несмотря на трудные обстоятельства, стартовые условия, в которых они живут. Родители таких учеников часто не имеют возможности нанять репетиторов для своих детей. Мы учим наших участников быть такими учителями, чтобы детям в школах не нужны были репетиторы.

Педагоги программы «Учитель для России» стараются обучать детей так, чтобы школьникам не нужны были репетиторы.

— Каким — в рамках программы — должно быть взаимодействие школы с родителями? Как сглаживать, избегать конфликтов?

— То, что я сейчас скажу, вероятно, прозвучит просто. Но нужно понимать, что нет никакого волшебного рецепта. В программе мы видим, как важно общаться со всеми участниками образовательного процесса с позиции сотрудничества. И родители — тоже участники этой истории. Школа сегодня становится всё более закрытой системой с вертикалью власти, при этом реальные участники образовательного процесса вообще перестают участвовать в принятии решений. Конечно, это вызывает бурю недовольства, которое кипит в родительских чатах и обрушивается на педагога. Однако это не проблема конкретного учителя, а проблема системы. Учителю сегодня вообще непросто, учителю в первую очередь нужна поддержка и помощь.

— Помогает ли программа в решении проблемы буллинга?

— Само по себе появление программы в регионе не решает проблему с травлей в школах. Но её могут решить конкретные учителя и психологи на местах. Мы как программа предлагаем участникам максимум инструментов по работе с травлей в школе и, если это необходимо, находим экспертов для решения особо сложных кейсов. Недавно наши друзья из фонда «Шалаш» запустили портал о трудном поведении — очень рекомендую его педагогам, в его разработке принимали участие и выпускники УДР. Буллинг есть практически в каждой школе. Его невозможно не заметить, но часто учителя не знают, что делать в ситуации травли. А если это кибербуллинг? А если буллинг направлен на учителя? А если исходит от учителя или твоего коллеги? Ситуаций бывает множество и важно, чтобы у учителя были инструменты, чтобы он знал, на кого и на что он может опереться, чтобы сохранить спокойствие, уверенность и помочь всем детям выйти из обстоятельств травли с минимальными потерями.

— Как относятся учителя школы к новичкам по программе?

— Учителя для России не приходят в школы, чтобы «причинять добро». Они приходят, чтобы помочь детям и школе решить те проблемы, на которые у школ не хватает ресурса. Школы-партнёры программы признают, что изменения им необходимы — и готовы принять в ряды педагогов учителей не всегда форматных. У кого-то из учителей цветные волосы, например. Да, встречают людей в России по-прежнему по одёжке, поэтому особенно в первые годы работы программы в регионе отношение настороженное. Однако со временем и учителя, и руководство школы, а главное, дети понимают, что за люди к ним приехали. В первый год происходит обычно погружение в контекст школы, а на второй, помимо преподавания, учитель реализует свой проект на базе школы. Например, в школе в селе Глазок Тамбовской области появилась новая библиотека, ставшая одним из главных общественных пространств для подростков села.

— Как вы считаете, что может дать программа Прикамью? Может ли появиться учительское сообщество с новыми установками, ценностями, программами?

— Программа «Учитель для России» — это ресурс для региона. Она может дать новых учителей, которые после участия в программе возьмут на себя задачи, на которые у региона сейчас не хватает кадров и опыта. Я работаю в «Учителе для России» рекрутером больше года и знаю, какого высокого качества участников набирает программа. Оглядываясь на родной Пермский край, я думаю, что в первом такте программа помогла бы решить проблему образовательного неравенства внутри Перми — такая практика есть у «Учителя для России» в Великом Новгороде и с похожей задачей программа вышла во Владивосток. Во втором такте — напитать новыми кадрами, поддержкой и инструментарием школы в депрессивных районах региона или малых городах края.

Насколько я понимаю, замечательные программы вроде «Сельского учителя» находят педагогов для сельских школ, а вот городские школы испытывают острую потребность в кадрах. Затем можно было бы двинуться на север, в Гайнский район, в его отдалённые школы — похожую задачу решает программа в Ямало-Ненецком автономном округе. Летом я ездила в Гайнский район, говорила с местным директором и чуть не осталась там учителем русского языка и литературы. Однако я понимаю, что как человек с опытом работы в профессиональной некоммерческой организации я могла бы сделать больше для школ региона.

«Учитель для России» мог бы напитать региональную экосистему образования замотивированными, сильными, образованными кадрами — которые обычно из региона уезжают.

— Какие перспективы у УДР? Какие цели и задачи вы ставите?

— Сейчас «Новый учитель» как организация переживает трансформацию из фонда с монопрограммой «Учитель для России» в организацию, объединяющую несколько разных программ, в том числе «Одинаково разные», «(В)месте» (программа преобразования школьных пространств), запускается программа по преобразованию социально-психологических служб «Школа поддержки», запустился управленческий трек — когда при поддержке «Нового учителя» выпускники УДР становятся директорами и завучами в школах, выпускники организуют онлайн-школу для детей, чьи родители не могут оплачивать репетиторов для поступления в университет — и наши учителя готовят ребят к экзаменам.

Цель фонда и программы «Учитель для России» — это по-прежнему развитие региональных школ через комплексную работу и решение проблемы образовательного неравенства.

Я бы хотела, чтобы Пермский край стал девятым регионом-партнёром программы «Учитель для России». Возможно, ближайшая пара лет — последняя возможность привезти учителей для России в регион. Пока для участников из Пермского края стать «учителем для России» означает переехать в другой регион. Новый набор в программу открыт.


Оцените материал
15 3 12 28