Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
Закрыть нельзя работать. Как журналист Properm.ru в окружении ОМОНа потусил в клубах Никакие запреты и штрафы еще с апреля 2020 года не смогли заставить закрыться пермские ночные клубы и бары. Если в первом локдауне адреса передавались только своим, то сегодня в декретное время после одиннадцати можно зайти практически в любое известное заведение в центре Перми и отдохнуть до утра. Или до больничной койки, как кому повезет.

Закрыть нельзя работать. Как журналист Properm.ru в окружении ОМОНа потусил в клубах

24 января 2022, 11:51
репортаж

Закрыть нельзя работать. Как журналист Properm.ru в окружении ОМОНа потусил в клубах
Фото: Properm.ru
Никакие запреты и штрафы еще с апреля 2020 года не смогли заставить закрыться пермские ночные клубы и бары. Если в первом локдауне адреса передавались только своим, то сегодня в декретное время после одиннадцати можно зайти практически в любое известное заведение в центре Перми и отдохнуть до утра. Или до больничной койки, как кому повезет.

Неожиданное приглашение в пятницу вечером посетить злачные места в компании нескольких брутальных мужчин я приняла с опаской. В голове пронеслись выезды с телевизионной бригадой по клубам времен лихих 90-х с «маски-шоу»: наркотики, проститутки, посетители у стены с руками за головой, особо ретивые — под дулами на полу. Романтика.

Мои вопросы: «Куда поедем? Какой район? Сколько клубов в программе вечеринки?» — отметались сразу. Даже когда мы собрались на инструктаж перед выездом, точного списка не было. В предварительный вошли те заведения, на которые были жалобы от пермяков: на ночной шум, на работу в неположенное время. Обращения брались из разных источников: соцсети губернатора, ресурс «Решаем вместе», жалобы в Роспотребнадзор и региональный минторг. Заранее всех участников предупредили, что надо надеть удобную клубную одежду.

Особое внимание было уделено тому, почему мы едем веселиться с сотрудниками ОМОНа и почему они будут в полной амуниции, те самые «космонавты». Руководитель спецоперации в штатском предупредил, что нам, не силовикам, стоит быть рядом и под защитой «вежливых парней» — для своей же безопасности. Летящие в головы людей в штатском среди участников рейда бутылки, пивные кружки, вилки и ножи со столов — не форма речи, а реальность прошлых выездов.

Дожидаемся «времени Ч» — 23:00, после которых ни одно заведение общепита не должно работать во время пандемии. Как мы помним, по указу губернатора, дискотеки и массовые вечеринки на время пандемии запрещены в принципе. Сразу оговариваются такие моменты: в заведение, где вход закрыт и по приглашениям в этот раз не идем, снова из соображений безопасности. Закрыть нарушающее порядок заведение может только суд. И самое важное: не исключено, что ничего не будет работать: даже при неизвестном плане рейда руководителей клубов могли предупредить. В списке нашей ночной тусовки — 15 заведений и предельное время возвращения домой — шесть утра. Выезжаем.

Первый в нашем списке клуб The Friendscafe на улице Газеты Звезда, время 23:45. Все открыто, у входа курят люди, фейсконтроль желает нам (штатским) хорошего отдыха и пропускает. Полная посадка, накрытые столы, на танцполе полно людей. Народ подогрет горячительным, не замечает ничего и не удивляется. Появление парней в касках и бронежилетах среди официанток с заячьими ушками воспринимается как часть костюмированной вечеринки. Девушки даже пытаются танцевать с полицейскими.

Майор полиции начинает опрашивать персонал и посетителей, музыку на танцполе выключают минут черед двадцать после нашего появления. Что вызывает громкую и нецензурную брань посетителей. Мы — штатские наблюдатели — перемещаемся на диван к выходу. В клуб продолжают стекаться посетители. На вопрос гостей, мол, не стоит заходить — полиция в зале, фейсеры спокойно отвечают: «Проверка минут через 10 закончится и продолжим». Так и происходит, мы оставляем протокол и уезжаем, шоу продолжается.

Далее в списке бар Natasha на Сибирской. Людей на микроскопических пятидесяти квадратах еще больше, чем в The Friendscafe. Ревизоров в форме встречают аплодисментами. Все происходит по той же схеме, персонал сохраняет пандемическое спокойствие: разносит напитки, закуски. Единственная разница в том (как и в первом заведении), что после появления силовиков на официантках и барменах появляются маски.

Рядом с Natasha — бар Tony Моntana. Все изначально происходит также вежливо и спокойно: заходим, находим старшего опрашиваем и пишем протокол. А вот с момента написания документа вечер перестает быть томным. Администратор (или им представившийся сотрудник) включает камеру, начинает снимать участников рейда и легко хамит, что мы еще увидим себя в соцсетях. С того же момента персонал отказывается писать показания.

Пытаемся зайти еще в пару клубов из списка — двери закрыты, людей рядом нет. Хотя по телефону персонал отвечает, что столик можно забронировать и чуть позднее приехать. Добираемся до «Главбара» на Монастырской. Открыто. Здесь уже отдыхает не молодежь, гости в основном «за зо». Скучающий диджей и кальяны. Двое дам из гостей быстро надевают маски и уходят. По пути домой «космонавты» объясняют — ничего человеческое никому не чуждо, во время рейдов можно встретить чиновников и правоохранителей. Обычно они сразу ретируются.

Старший группы начинает составлять протокол. В этот момент к ОМОНу подходит очень нетрезвый посетитель. «Можно мне покурить?» — обращается к «космонавту». «Я тебе на фейсера похож? » — отшучивается офицер. «Всякое бывает», — грустно говорит мужчина и опасливо возвращается за столик.

На выходе из «Главбара» нас ждет новое приключение — из одного среди «закрытых» кафе на Монастырской прямо на полицейских выпадает человек, употребивший явно что-то более химическое. «Ты кто? » — спрашивает он сотрудника. «ОМОН», — говорит ОМОН. «Что случилось, я из военной разведки», — упорствует юноша с огромными зрачками: «Ничего». «Откуда вы?», — настаивает разведчик. Градус истерики нарастает, парни в касках предлагают мужчине прокатиться, тот уходит в ночь.

Едем в следующий клуб в Мотовилиху, начало четвертого утра. Подъезжаем, дверь закрыта, темно. Собираемся уходить, но тут на такси подъезжает шумная компания. Говорят, меньше получаса назад забронировали стол, обещали отдых до пяти утра. В ответ на звонок от двери заведения компании отвечают, что все закончилось, по интершуму в трубке — все в разгаре. «Сворачиваемся, всех уже предупредили первые», — говорит нам майор и мы движемся на базу.

Вместо выводов

Не сегодня-завтра практически все стационары Прикамья (4,5 тысячи коек) будут переведены под ковидные госпитали. А амбулаторное звено перепрофилируется под выездную помощь на дому. Только за последнюю неделю ежедневное число заболевших коронавирусом выросло более чем вдвое. И это только начало.

По официальным данным на 23 января в Пермском крае в стационарах, перепрофилированных под лечение от COVID-19, в тяжелом состоянии находятся 151 пациент. Из них 74 подключены к аппаратам ИВЛ. С начала пандемии в Прикамье от новой коронавирусной инфекции скончались 7 718 человек.

В результате совместного рейда по заведениям Перми зарегистрированы материалы проверок по обстоятельствам совершения правонарушения по ч.1 ст. 20.6.1 КоАП:
ул. Сибирская, 16, бары Tony Моntana и Natasha, ул. Газеты Звезда, 12. The Friendscafe, ул. Монастырская, 14, кафе «Главбар».

Во всех заведениях работал бар, дискотека, посетители могли попасть туда после 23 часов в ночное время. И они продолжат работать — это не первая и не последняя проверка, владельцы получают постановление и долго обжалуют его в судах.

За последние два месяца автор этого текста похоронила двоих своих стариков. Они почти никуда не выходили, только до ближайшего магазина и обратно. И никого дома не принимали. По клубам и барам не тусили. Но вы можете продолжать веселиться на запрещенных вечеринках. Это ваша жизнь, ваши неоспоримые права человека — заболеть тем, чем хотите. Жаль, что не вспоминаете, что права одного человека заканчиваются ровно там, где начинаются права другого — в нашем случае на жизнь и здоровье.


Оцените материал
46 9 1 15 24