Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
Хроники-омикроники. Как в Перми не лечат коронавирус и открывают больничный на других людей — личный опыт Есть такая журналистская рубрика — «испытано на себе», ковид на себе испытали несколько сотен тысяч жителей региона (всего зарегистрировано более 230 тыс. случаев, кто-то переболел несколько раз). Для каждого он точно стал событием, стрессом и утратой здоровья. В большинстве случаев болезнь для человека — трагедия, не важно, COVID-19 это или другое заболевание. Особенно сегодня, когда система здравоохранения испытывает колоссальную нагрузку: болеет не менее 50% врачей и медицинских сестер с фельдшерами. Для меня, журналиста Properm.ru, легкое течение коронавирусной инфекции обернулось фарсом общения с родной поликлиникой. Мне было очень стыдно за действия администрации поликлиники перед теми врачами, которым сегодня приходится особенно тяжело в реальном лечении пациентов.

Хроники-омикроники. Как в Перми не лечат коронавирус и открывают больничный на других людей — личный опыт

11 февраля 2022, 17:13
Колонка

Хроники-омикроники. Как в Перми не лечат коронавирус и открывают больничный на других людей — личный опыт
Фото: Ирина Молокотина для Properm.ru
Есть такая журналистская рубрика — «испытано на себе», ковид на себе испытали несколько сотен тысяч жителей региона (всего зарегистрировано более 230 тыс. случаев, кто-то переболел несколько раз). Для каждого он точно стал событием, стрессом и утратой здоровья. В большинстве случаев болезнь для человека — трагедия, не важно, COVID-19 это или другое заболевание. Особенно сегодня, когда система здравоохранения испытывает колоссальную нагрузку: болеет не менее 50% врачей и медицинских сестер с фельдшерами.

Для меня, журналиста Properm.ru, легкое течение коронавирусной инфекции обернулось фарсом общения с родной поликлиникой. Мне было очень стыдно за действия администрации поликлиники перед теми врачами, которым сегодня приходится особенно тяжело в реальном лечении пациентов.

Свои семь суток заключения в квартире по COVID-19 я получила как и положено: в суде (так считает моя интуиция), 3 февраля. После похода на одно из заседаний по работе я почувствовала себя «не очень» — сильный озноб, что зубы стучали. Как порядочный больной ковидом сразу ушла на удаленную работу — чтобы не заражать коллег и знакомых. «Омикрон» на привитой «Спутником V» организм сказался днем высокой температуры, днем головокружения, снизившейся работоспособностью и упавшей температурой.

Врача вызывать не стала, с радостью отметив, что в поликлинике по месту жительства открыли амбулаторный центр для пациентов — прямо через дорогу. Пережив в пятницу и субботу подъемы температуры под одеялом, пришла в воскресенье, 6 февраля, прямо к открытию и во избежание очереди. Ни очереди, ни приема не было, это было объяснимо — врач заболел и не вышел на смену. Предложили сесть и подождать часов до 10–11.

Это был первый звоночек о качестве организации медпомощи в пермской ГКП №5. Здесь, как оказалось, не знали ничего о том, как работает «бережливое производство», как можно перенаправлять потоки, и почему на дежурство нужно планировать резерв, особенно в пандемию. В итоге, когда я вернулась после 10 утра в коридоре амбулатории скопилась очередь. Два часа ожидания с такими же чихающе-кашляющими, и заветный градусник и возможность ПЦР: «Температуры нет? Это не ковид, и нечего ходить», — безапелляционно заявила мне медсестра. «Делайте ПЦР, не гневите бога», — печально парировала я.

Второй звонок о качестве организации приема пациентов с ковидом раздался в кабинете врача. Здесь никто не знал про санитарные требования и противочумные костюмы, внеурочно вышедшая участковая терапевт защищалась тремя масками (буквально, одна была надета поверх другой!) и одноразовым халатом. Я не медик, но может быть именно из-за наплевательского отношения руководства поликлиники врачи и медсестры болеют в большей степени, чем это может быть? Доктор сказала, что больничный открыт и мне нужно ждать звонка и смс с результатом.

На следующий день — 7 февраля — соседка пожаловалась, что у дочери температура два дня приближается к 39 градусам и душит кашель, но вызов врача на дом остается без ответа, а по телефону говорят, что врач не назначен. Дочь сбила температуру и дошла до амбулатории, рассказывала мне соседка. А там новые звоночки: «Нет у вас температуры, и не болеете вы. А одышка у вас не из-за ковида, а из-за лишнего веса», — сообщила врач на приеме. К слову, положительный результат ПЦР соседям пришел уже 8 февраля.

Мой результат пришел ровно через неделю, как я почувствовала недомогание — положительный, за 9 февраля. К этому моменту я чувствовала себя абсолютно здоровой. В смс было написано только слово «подтверждено». Больше нигде официальных следов своего вируса я не обнаружила — ни в личном кабинете ФСС, ни в Госуслугах. Тут уже звонить начала я: в фонд соцстрахования, на номер «122» — там мне сказали, что ничем не могут помочь и это все к поликлинике. В этот момент мое олимпийское спокойствие уже подходило к концу.

В поисках доступного для звонка номера телефона заведующей поликлиники уже 10 февраля я обратилась в минздрав, но просто — как в учреждение, где номер знают. Жалобы в тот момент в мои планы не входили, нужно было получить status quo своего ковида, чтобы потом его заменить на qr-код переболевшего. Но в минздраве придали моему вопросу движение и маховик системы раскрутился на полную мощь.

Завполиклиникой сразу ответила на мой звонок по имени-отчеству и сообщила, что «она разбирается» и все сейчас будет. Через полчаса в мою дверь (спустя пять дней после обращения и без какой-либо необходимости) звонила врач. Осмотрев меня и не найдя уже никаких симптомов, доктор оставила «Коронавир», стоящий на аптечных сайтах 6,1 тыс. рублей. По показаниям его нужно начинать пить при тяжелом течении и не позднее третьего дня с начала заболевания. За него, кстати, спасибо: после консультации с частным врачом упаковка переместилась к соседке, которую врачи не посещают, несмотря на тяжелое течение болезни. Надеюсь, ей это принесет пользу.

После двух часов ведомственной суеты «ручной работы» все успокоилось, мне прислали на почту номер больничного и обещания, что к утру он появится в системе Госуслуг. Рабочий день в поликлиниках и у чиновников закончился.

Утро 11 февраля началось по традиции звоночками от родной поликлиники — дочь, которая сменила фамилию, живет отдельно и лечится в другом районе сообщила, что мой больничный открыли на ее имя. Переговоры с администрацией поликлиники привели к тому, что в данных медучреждения к моей карте был чудесным образом привязан СНИЛС дочери. Странность этой истории была в том, что данные о вакцинации поликлиника занесла с нужными цифрами всего полгода назад.

Теперь я боюсь начинать искать, кому из системы «Промед» (информационной системы здравоохранения) городская поликлиника №5 присвоила мой положительный тест на ковид. Потому что все сильнее опасаюсь, что начавшаяся в суде история рискует завершиться там же. Очень хочется закончить неделю домашнего заточения условно-досрочно — с отрицательным тестом от частной лаборатории.


Оцените материал
32 9 5 37 97