Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
«В колыбели столетий». Гимн Перми рискует отбросить нас всех в прошлое В Перми официально закончилось голосование по выбору гимна города. За три предложенных мэрией варианта в общей сложности проголосовали 3192 человека из миллиона жителей (на 29 марта). В переводе на русский это означает: произведения, которые администрация города считает достойными стать гимном, пермяки таковыми не считают. Почему? И чиновники, и пермские деятели культуры, которые выступают против этого конкурса, занимают, по сути, одинаковую позицию – действуют под девизом «Вперед в прошлое».

«В колыбели столетий». Гимн Перми рискует отбросить нас всех в прошлое

30 марта 2022, 07:20
Колонка

«В колыбели столетий». Гимн Перми рискует отбросить нас всех в прошлое
Фото: properm.ru
В Перми официально закончилось голосование по выбору гимна города. За три предложенных мэрией варианта в общей сложности проголосовали 3192 человека из миллиона жителей (на 29 марта). В переводе на русский это означает: произведения, которые администрация города считает достойными стать гимном, пермяки таковыми не считают. Почему? И чиновники, и пермские деятели культуры, которые выступают против этого конкурса, занимают, по сути, одинаковую позицию – действуют под девизом «Вперед в прошлое».

До 1833 года в России не было официального гимна (как и в подавляющем большинстве других стран). Для редких государственных нужд в конце 18 века использовали песни «Гром победы раздавайся» и «Коль славен наш Господь в Сионе». Вторую вы точно слышали в мелодике Дмитрия Шостаковича в песне «Родина слышит». После Отечественной войны 1812 года стали играть британскую мелодию «Боже, храни короля/королеву» с текстом стихотворения «Молитва русского народа» Василия Жуковского (да-да, тот самый, который «Ундина» и наставник Пушкина).
Только в 1833 году император Николай I, которому «не зашла» британская мелодия, изволил предложить (то есть приказал) композитору Алексею Львову написать свое произведение. Мелодия Львова и первые шесть строчек «Молитвы» Жуковского вместе составили знаменитый гимн «Боже, царя храни». Как вы понимаете — никакого конкурса, голосования и прочих демократий. И никакого многословия: двадцать слов, одна мысль.
После Октябрьской революции у нас последовательно были «Марсельеза» и «Интернационал», которые исполнялись по-всякому, но в основном в русских переводах оригинальных текстов. В 1944 году официально утвердили знаменитый «Гимн СССР»: музыка Александрова, стихи Михалкова/Эль-Регистана. Он и оставался гимном страны до ее распада. С 1990-го по 2000-й официально звучала «Патриотическая песня» Глинки. А затем мы вернулись к гимну Александрова с измененным текстом авторства всё того же Сергея Михалкова.
К чему это всё? К тому, что гимны — музыкально-поэтические произведения, сделанные в канонах двухсотлетней давности. В лучшем случае, столетней. Там обязательно бог (или великая Русь), обязательно высокий штиль. Там пышность, высокопарный язык, величие, державность. Может встречаться некая «душевность», или что мы там под этим понимаем.
Если гимн (или то, что потом назвали гимном) придумали 100 лет назад, то это нормально. Традиция. Но вот в 2022 году в провинциальном городе Пермь проводят конкурс на создание гимна города. И в финал чиновники выводят варианты, сделанные именно по старым канонам (по ссылкеможно их послушать). Посмотрите на тексты: «величавые дети», «в колыбели столетий», «нарекли», «судьбоносные годы», «мудрость отцов»… И конечно, апофеоз: «до сих пор здесь встречаются люди с ликами Пермских богов». Кто с кем, простите, встречается? Или следует понимать, что на проспекте можно встретить человека с этим чудесным ликом? Мне кажется, сейчас даже в православных храмах так не разговаривают, а уж они-то — последний оплот устаревшего языка.

В общем, мы видим провинциальный косплей гимнов 19-го — начала 20 века, да еще приправленный этаким милым деревенским идиотизмом. При этом пермские чиновники на полном серьезе считают подход правильным и исполнены решимости довести конкурс до логического конца. И окончательно закрепить Пермь в статусе одинокой деревни в тайге, до которой книги доходят раз в год, на Пасху.

С другой стороны, откуда у пермских чиновников возьмется современный взгляд на мир, если наши деятели культуры их не сильно опережают? Три дня назад 23 представителя пермского культурного сообщества разослали открытое письмо протеста. Цель: отменить этот конкурс и сделать какой-то другой. В письме шесть страниц претензий и один абзац предложений. Что касается претензий, то там много всякого рода обвинений в тенденциозности, нарушениях и даже картельном сговоре. Это нормально. Сфера искусства — всегда террариум единомышленников, и было бы удивительно, если бы за право войти в вечность (как авторы гимна) не разгорелась битва.
Но… авторы письма написали о стилистических претензиях к финальным вариантам гимна Перми. В этой части нет ни слова о развитии песенной культуры на протяжении последних десятилетий. Есть вот что: «При подготовке к конкурсу некоторые из нас проанализировали почти 40 гимнов городов России. В подавляющем большинстве это красивые эстрадные песни. И в качестве наиболее удачного примера рекомендуем найти и прослушать в интернет-сети великолепнейший официальный (эстрадный) гимн города Ярославля «Город-Князь» (муз.: А. Пахмутова, сл.: Н. Добронравов)…»
Сначала личное мнение: даже у великого дуэта Пахмутова/Добронравов случаются неудачи или просто «чёс по провинции». А теперь по делу: это ровно тот же косплей, имитация. Только не в стилистике удушающей величавости, а в стиле псевдонародности. Те же «дивные легенды», «великая земля», «куполов старинных вязь», «шум дубрав». Мотив попроще, аранжировка посовременней да «задушевности» побольше, а-ля «плачущий Безруков». То есть это канон не 100-летней давности, а 50-летней — начала 70-х годов. И тоже, как вы понимаете, в его провинциальном клюквенном варианте.
И для наших чиновников и для наших мастеров искусства как будто не было полувека развития музыки и песенного языка. Как будто не существовало гимнов, изложенных на языке рока, рэпа, поп-культуры. (Если не нравится Фредди Меркьюри, то специально для нас есть «Тату» и «Дискотека Авария».) Не было прорывов в симфонической культуре и слияния музыкальных жанров… Зря потратили время в Перми Курентзис и Ко…

В итоге всё выглядит грустно. Варианты-фавориты от пермской мэрии провинциально копируют «имперскость». Идеалы от наших деятелей культуры — «советскость» эпохи застоя и псевдонародность. От соревнования «чье прошлое круче» Пермь не выиграет.

Сейчас бы конечно остановить все это бессмысленное деяние, да устроить всероссийский конкурс, благо безденежных музыкантов и поэтов нынче много. И получить по итогам десяток композиций, которых вне зависимости от официального статуса Перми еще лет на 50 хватит.

Но почему-то есть ощущение, что даже такое простое действие вызовет недоуменное неприятие. А потому что никто не должен нам мешать погружаться в архаику и провинциальность.


Оцените материал
17 7 2 12 66