Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
Дома с пониженной социальной ответственностью. В Пермь вернулась точечная застройка Очень хорошо известно, что москвичей испортил квартирный вопрос. Менее известно, что ранее квартирный вопрос портил древних римлян, лондонцев. Да и другие города под это попадали. Привлекательность мегаполисов любой эпохи, вечная жадность застройщиков и владельцев доходных домов, столь же вечная коррупция легко превращали блистательные столицы мира в муравейники. Они в какой-то момент легко становились жертвами эпидемий или социальных конфликтов. Проблемы отступали тогда, когда в городах царили жестокие правила застройки и безжалостные блюстители оных.

Дома с пониженной социальной ответственностью. В Пермь вернулась точечная застройка

23 июня 2022, 07:00
Колонка

Дома с пониженной социальной ответственностью. В Пермь вернулась точечная застройка
Очень хорошо известно, что москвичей испортил квартирный вопрос. Менее известно, что ранее квартирный вопрос портил древних римлян, лондонцев. Да и другие города под это попадали. Привлекательность мегаполисов любой эпохи, вечная жадность застройщиков и владельцев доходных домов, столь же вечная коррупция легко превращали блистательные столицы мира в муравейники. Они в какой-то момент легко становились жертвами эпидемий или социальных конфликтов. Проблемы отступали тогда, когда в городах царили жестокие правила застройки и безжалостные блюстители оных.

…Общее собрание просит вас добровольно, в порядке трудовой дисциплины, отказаться от столовой. Столовых нет ни у кого в Москве… — И от смотровой также, –
продолжал Швондер, — смотровую прекрасно
можно соединить с кабинетом.
— Угу, — молвил Филипп Филиппович каким-то странным голосом, –
а где же я должен принимать пищу?
— В спальне, — хором ответили все четверо.

М. Булгаков, «Собачье сердце» (16+)

Из-за нескольких тем для статей мне понадобилось обойти два жилых квартала Садового внутри квадрата Уинская–Шмидта–безымянный проезд–ул. Пушкарская. Кроме обычных «китайских стенок» я увидел: недостроенный торговый центр, стройку будущей поликлиники, стройки/площадки под два жилых дома. Плюс свежесданный жилой дом от «Орсо», а на углу еще одна площадка, на которой компания ПМД планирует возвести «свечку». Еще раз: в два, пусть и больших, но уже застроенных квартала втискивают четыре дома, торговый центр и поликлинику. «Что это, если не уплотнение?» — возмущенно спрашивал управляющий одного из местных ТСЖ на публичных слушаниях.

Напомню, микрорайон Садовый советскими планировщиками задумывался исключительно как спальный, причем на тот момент — окраинный. Большие дома-кварталы квартир на 300–500, большие пространства внутри. Школы, сады, поликлиники по советским нормативам. Транспорт — только общественный.
Сейчас Садовый — «район в непосредственной близости от центра города с отличной транспортной доступностью и развитой инфраструктурой». Так о нем пишут в проспектах девелоперских компаний, и это правда. Собственно, правда и то, что здесь за последние годы построили десятки домов. И, судя по всему, микрорайон подошел к пределам возможностей инфраструктуры.
Не нужно идеализировать планировщиков городов советских времен. Их нормативы, мягко говоря, не учитывали экономические реалии. Кроме того, технологии с того периода ушли далеко вперед. Но, планируя микрорайон в 60–70-е годы 20 века, архитекторы учитывали коммунальные, технологические, социальные и даже, вы не поверите, гигиенические ограничения.
Что мы видим сейчас? На каждый участок, участочек и клочок, который хоть как-то вписывается в мутные городские нормативы, коммерческий застройщик норовит поставить дом. И, как показывает практика, мэрия, как минимум, этому не мешает, хотя по логике…

Ну вот давайте посмотрим на тот же пример с домом по ул. Уинской 2, который собирается построить ПМД. На участке площадью меньше футбольного поля планируют поставить одноподъездную 16-этажку. Дом встанет между дорогой и Садом соловьев. Что мы получаем? Так или иначе, некие проблемы для сада (потому что дополнительно 160 квартир и 500 человек). Если когда-нибудь городу захочется сделать дорогу — не сможет. А город бы точно захотел, потому что ул. Пушкарская на этом участке — узкая двухполоска.
Что еще? Сети водопровода и канализации в микрорайоне близки к пределу, значит, в соседних домах отключений и аварий станет больше. В этом месте Садового нет муниципальных детских садов, только частные. А ближайшие садики переполнены. Школа тоже под завязку. Плюс — рядом построят поликлинику. Еще один минус — общая проблема всех районов советской планировки — плохо с парковкой. В этом районе Садового машины разве что друг на друге не стоят. Разрешать строить здесь дом — просто увеличивать проблемы микрорайону и муниципалитету. В чистом виде уплотнение.

Еще раз подчеркну — это только пример. Сегодняшний свод правил пермской городской застройки — совокупность мутнейших формулировок, неясностей, двойных толкований. Они настолько изощренны, что застройщик может себе позволить игнорировать постановления главы города. А в ином случае бюрократы в состоянии годы тянуть с разрешением на стройку, которая может принести городу однозначную пользу. Согласитесь, пример «Арсенала», кажется, показал всем, что такое бесконтрольное уплотнение на предельной инфраструктуре. Район и город сейчас полной ложкой хлебают последствия этих решений.

Формально, точечную застройку в России осудили, прокляли и приняли законодательные меры, чтобы такого позорного явления больше не было. На какой-то период явление ушло в тень. Но, судя по всему, в Перми строительный бум и марш застройщиков во власть вернули уплотнительное строительство в других формах.

На пленарном заседании Заксобрания депутат Олег Постников спрашивал, как помочь строительной отрасли в условиях кризиса. «Еще пару мэров!» — наверняка вскричал кто-то из застройщиков за кадром.


Оцените материал
11 2 1 24 136