Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
Ликует пионерия? У детской политики не детское лицо Нормальный советский ребенок 70–80-х годов 20 века ловил первый явный контраст между декларацией и реальностью в позднепионерском возрасте. Ребенок хотел романтики, хороших книжек, музыки. А также джинсов, жвачки и Си Си Кэтч. Ему же перепадали барабаны, горны, скучные морали пионерских, комсомольских и партийных вождей. От тогдашней госмолодежной политики шел запах старости, ханжества, а при движениях сыпался песок. Прошло 35 лет, и госмолодежная политика снова выглядит так же. Смотрит, но не туда. Охраняет, но не тех.

Ликует пионерия? У детской политики не детское лицо

21 июня 2022, 07:00
Колонка

Ликует пионерия? У детской политики не детское лицо
Нормальный советский ребенок 70–80-х годов 20 века ловил первый явный контраст между декларацией и реальностью в позднепионерском возрасте. Ребенок хотел романтики, хороших книжек, музыки. А также джинсов, жвачки и Си Си Кэтч. Ему же перепадали барабаны, горны, скучные морали пионерских, комсомольских и партийных вождей. От тогдашней госмолодежной политики шел запах старости, ханжества, а при движениях сыпался песок. Прошло 35 лет, и госмолодежная политика снова выглядит так же. Смотрит, но не туда. Охраняет, но не тех.

На этой неделе уполномоченный по правам детей Светлана Денисова зачитает большой отчет о детских проблемах в Прикамье за 2021 год. В отчете 300 страниц выдержанной канцелярской риторики. Тот, кто продерется сквозь бюрократические обороты, узнает, что сделано много хорошего (без иронии). Но вот что заметно в этом документе: в детской/подростковой политике государство оторвалось от реальности. Государственный образ «детей и их прав» не совпадает с жизнью.

Вот пример. Какая главная проблема у детей и подростков в России, по мнению государства, если посмотреть телевизор и послушать госчиновников? Правильно — интернет и плохая информация.
Государственные мужи (и дамы) разной степени важности регулярно говорят о дурном влиянии информации, а также компьютерных игр и социальных сетей. Потому что откуда же у ребенка могут взяться дурные мысли и поступки, кроме как от плохой информации? Вот у государственных мужей всегда была только светлая и чистая информация, и они, конечно, никогда не играли в компьютерные игры.
По этому поводу на разных уровнях власти генерировали бесконечное количество ограждающих и запретительных мероприятий. От возрастных маркировок и заблюривания сигарет в мультиках/фильмах до организаций, занимающихся отслеживанием, что подростки пишут ВКонтакте и что смотрят в ТикТоке. И даже книги в библиотеках снимают с полок. Всё похоже на старинные информационные кампании в стиле «онанизм ведет к импотенции».
Вот и Светлана Денисова в своем докладе предлагает развивать кибердружины (некие подразделения, которые следят за подростками в соцсетях), и даже «рассмотреть возможность создания в образовательных организациях подразделения, отвечающего за безопасность и развитие обучающихся в сфере интернет-пространства».
А вот вам взгляд подростков. В том же докладе есть данные о работе краевого детского телефона доверия. Туда могут анонимно позвонить дети и родители, получить консультацию, совет, помощь в тяжелых случаях. В год служба доверия в Прикамье получает 20–25 тыс. звонков (в 2021-м было 24 372 звонка). Примерно половина звонков — вопросы, о которых с детьми никто не разговаривает: влюбленность, половые отношения и даже подростковая гигиена. По проблемам отношений ребенка со сверстниками в 2021 году было 3276 обращений, по вопросам детско-родительских отношений — 2290, по суициду — 1141.
А по всем вопросам, связанным с интернетом (троллинг, разглашение информации, вовлечение в деструктивные сообщества), — 11 обращений. Здесь нет ошибки — одиннадцать — последнее место в списке. Государство и взрослые в государстве считают, что интернет — страшно вредная штука для подростков. А подростки вовсе так не считают. Это для взрослых интернет — страшный и непонятный мир, а для подростков — среда, где они обитают. Они там знают все опасности. И всё, что касается политики государства относительно связки «дети — интернет», — это попытки научить рыбу плавать.
Страшный и непонятный для подростков — это мир взрослых и их собственный внутренний мир. Вот печальная иллюстрация. Выше мы указали, что за год на телефон доверия по проблеме суицида позвонили 1141 раз. Сколько жизней спасли сотрудники центра — не сосчитать. Но, увы, в 2021 году в Прикамье произошло 23 подростковых самоубийства (в 2020-м — 13). И вот что пишет уполномоченный по правам детей: «…увеличение количества детских суицидов свидетельствует о том, что существующих в регионе возможностей получить помощь в кризисной ситуации недостаточно… в кризисных центрах, работающих на базе учреждений здравоохранения, достаточно узкий перечень специалистов: врач-психиатр, врач-психотерапевт, медицинский психолог. При этом причинами самоубийств явились: нарушения детско-родительских отношений, проблемы в межличностных отношениях, эмоциональный стресс, проблемы с обучением. Медицинских факторов совершения суицидов (психическое заболевание и т.п.) установлено не было».
Понимаете? Кризисные центры — они не от того кризисные. Ребятам в кризисе надо нормально поговорить, а не чтобы их лечили.
И так во всем: не надо учить детей правильно кататься на горках — надо закрыть все горки, а потом выговаривать родителям, что на склонах оврагов кататься небезопасно. Прочитаем вам лекцию о пожарной безопасности, но костер разводить не научим. Вместо того чтобы дать подросткам место, где можно тусоваться, — введем комендантский час, и чтобы штраф любому младше 18, кто появится на улице после 23 часов… А еще запретим сидеть в школах вечером (потому что тоже небезопасно) и, для комплекта, выгоним из торговых центров. Чтоб знали свое место в этом мире.
В этом смысле детская политика властей столь же архаична, что и вся социальная политика в целом. «Мы, — говорит государство, — точно лучше вас знаем, от чего вас защищать».
Интересно, что те, кто доберется до конца второй сотни страниц доклада, увидит там очень правильные рекомендации: подростковые и молодежные клубы, повышение квалификации преподавателей, грамотное гражданское воспитание в школах без перекосов, дискуссионные площадки и еще десяток пунктов.

Но, во-первых, до 200-й страницы вряд ли доберется кто-то из ответственных персон. А во-вторых, рекомендации никак не связаны с реальной жизнью. Как пионерские дружины с 21 веком. Из них песок сыплется.


Оцените материал
9 4 7 21 74