Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
«Дорогой вид искусства». Интервью с новым директором Пермского цирка Вячеславом Торчинским Как цирк из массового стал элитным, жалеть ли животных и что будет в Перми со зданием, которому уже 53 года? За счет чего и где живут артисты, кто выступает на арене, кто ходит на представления? Что с детским цирковым искусством в Пермском крае, развивается ли оно? Обо всем этом и многом другом поговорили с новым директором учреждения Вячеславом Торчинским. Публикуем самое интересное.

«Дорогой вид искусства». Интервью с новым директором Пермского цирка Вячеславом Торчинским

14 октября 2022, 13:20
интервью

«Дорогой вид искусства». Интервью с новым директором Пермского цирка Вячеславом Торчинским
Фото: из личных архивов Вячеслава Торчинского
Как цирк из массового стал элитным, жалеть ли животных и что будет в Перми со зданием, которому уже 53 года? За счет чего и где живут артисты, кто выступает на арене, кто ходит на представления? Что с детским цирковым искусством в Пермском крае, развивается ли оно? Обо всем этом и многом другом поговорили с новым директором учреждения Вячеславом Торчинским. Публикуем самое интересное.

—…Зебры не очень подвергаются дрессировке, а эти — добрые, ласковые, их можно по шерстке погладить, они носом тыкаются… Дрессировщики у Гии Эрадзе разговаривают с животными, как с людьми. По психике животного сразу видно, как с ним обращаются. Животные, с которыми к нам приезжают, роскошные, не забитые, адекватные, сытые, конечно же, здоровые.

— Вячеслав Маркович, часто приходится слышать, что цирки с животными надо запретить. Что думаете по этому поводу?

— Существует несколько разных школ дрессуры. И жесткие методы внутри циркового сообщества не приветствуются. В цирковых чатах по этому поводу разгораются баталии. Я потихоньку разбираюсь, изучаю вопрос. Думаю, что хорошие дрессировщики относятся к животным с огромной любовью и никогда не допустят варварского обращения с ними.

Знаковое место, знаковое для Перми здание

— Здание цирка выглядит очень уставшим. И снаружи, и внутри…

— Да, ему 53 года. Но надо отдать должное советским проектировщикам и строителям — оно сделано на славу, крепкое, хотя материалы все использованы еще те, старые, и капитального ремонта не было ни разу. Текущие ремонты были, но капитального нет. Я уже и в подвал спускался, и на крышу поднимался, все конструкции в неплохом состоянии для своего возраста.

Вопрос ремонта давно стоит — и когда цирк был в областном подчинении, и потом, когда создали государственную компанию «Росгосцирк», все учреждения объединили и сделали прокатную систему. Сейчас новое руководство «Росгосцирка» начинает активную работу по реконструкциям, обновлениям, ремонтам. Это большая программа, и касается она не только зданий цирков.

У нас же еще один комплекс имущественный есть — гостиница на ул. Студенческой, пятиэтажное здание. Артисты, которые приезжают на гастроли, живут в ней. Для них это особая история, потому что в реальном доме они бывают крайне редко, основной их дом — цирковые гостиницы. Приезжают с семьями, с детьми — кочевой образ жизни. Позиция руководства «Росгосцирка» — сделать максимально комфортные условия для жизни. Наша гостиница тоже не в очень хорошем состоянии, но начался процесс обновления, закупаем плиты, стиральные машины, кровати, холодильники…

Пермскому цирку 53 года, его ни разу капитально не ремонтировали. А сейчас ему требуется масштабная реконструкция

— А что с капитальным ремонтом здания самого цирка?

— Здесь требуется реконструкция. Это сложнее, чем капремонт, потому что связано с изменившимися требованиями, например, пожарной безопасности. Нужно изменять расстояния в проходах, высоту ступеней, изменились требования к вольерам для животных, к зрительным залам, много к чему.

— Что в этом направлении делается?

— По инициативе краевых властей (а это была стопроцентная инициатива губернатора Дмитрия Махонина) край взял на себя вопросы проектирования. Договоренности были достигнуты между министерством культуры региона и «Росгосцирком» год назад. Найдены внебюджетные средства на разработку проекта, заключен договор с компанией «Верхнекампроект», у них есть опыт подобных работ. Здесь очень много специфики, необходимы были проектировщики с соответствующим опытом и компетенциями.

По словам Вячеслава Торчинского, на проект для реконструкции цирка деньги из внебюджетных источников нашли краевые власти (примерно 40 млн рублей). На саму реконструкцию по предварительным подсчетам, потребуется примерно 2 млрд рублей

...Мы совместно с «Росгосцирком», минкультом и управлением капитального строительства региона разработали подробное, серьезное техническое задание. Кстати, по нему гостиница предполагается рядом со зданием цирка, здесь достаточно места для нее. И это правильно. У артистов репетиции или поздно вечером, или рано утром, и намного удобнее жить рядом с работой.
После подготовки проекта (конец этого года — начало следующего) мы будем заявляться в федеральную адресную программу, чтобы нам выделили финансирование.

— Какое?

— Сложно сказать. По предварительным оценкам, которые были до удорожания материалов, около 2 млрд рублей. Но точно пока сказать сложно из-за меняющейся конъюнктуры рынка. Никаких революционных действий — вот прямо завтра — не будет, но здорово, что мы в этом направлении двигаемся, и здорово, что руководство Пермского края понимает, что это знаковый для Перми объект, и заинтересовано в его реконструкции.

Ведь можно было бы так отнестись: раз федеральное учреждение — федералы пускай всё и решают. Но позиция Дмитрия Махонина другая. При обсуждении празднования 300-летия Перми цирк сразу был отнесен им к одним из важнейших объектов. Да, понимали, что к юбилею не успеем с реконструкцией, но сдвинулись с места, это точно.

Цирк работает в режиме «конвейера»: труппы приезжают, выступают, уезжают — одни за другими.

...Поймите, ситуация движется там, где есть четкая, определенная позиция местных властей, гарантирующих поддержку. Это знаковый и самый большой объект культуры в Прикамье, таких зрительных залов — на 2200 мест — больше нет. И само место знаковое — оно на всех фотоподборках про Пермь, — и значение имеет большое.

— Как будет проходить сама реконструкция, сколько лет займет?

— От двух до трех лет. Это масштабная, серьезная работа. Плюс важно, чтобы творческий процесс не пострадал. Важно так спланировать реконструкцию, чтобы не было серьезных провалов, чтоб конвейер работал.

— Конвейер?

— Да, так и называется «цирковой конвейер». Как выстроена наша работа? Мы принимаем коллективы по очереди. И если вдруг два-три цирка уйдут в ремонт, куда поедут коллективы? Они должны останавливаться где-то, потому что есть определенное время, в течение которого животные могут находиться в пути. Есть репетиционный, творческий и гастрольный процессы, их нельзя нарушать. Надо встроиться.

— Логистику по гастролям выстраивает «Росгосцирк»?

— Конечно, вся управленческая функция, формирование и распределение программ — это «Росгосцирк», управляющая компания. Наша задача — принять творческую команду, соединиться с ней, отработать программу. Мы предоставляем помещения, работаем со зрителями, занимаемся продажей билетов, маркетингом, рекламой, обеспечением безопасности, принимаем и отправляем грузы, оказываем услуги по ветеринарному сопровождению животных.

— Как зарабатывает Пермский цирк?

— Мы являемся казенным учреждением, в то же время мы коммерческая структура, у нас нет госзадания, у нас есть финансовые планы, которые надо выполнять. Зарабатываем совместно с коллективами на прокате программ. Средства со всех цирков централизуются, а потом поступают в каждое учреждение на текущие расходы в зависимости от потребностей.

Из тех денег, которые мы все вместе заработали, на основании наших плановых расходов нас финансирует «Росгосцирк». Чем больше мы зарабатываем, тем больше доля на развитие. У нас прямая заинтересованность в том, чтобы были хорошие программы, качественная работа со зрителем, хорошие продажи. Постоянного коллектива в цирке нет. Приехали одни, отработали, приехали другие.

— Сколько вообще цирковых коллективов в стране?

— Больше десятка. И у каждого несколько программ.

— Как таковой своей базы у них нет?

— Нет. Их база разные цирки. В Москве есть специальные репетиционные площадки, где создаются и отрабатываются программы, а потом они с ними гастролируют, процесс непрерывный. Находясь у нас или в другом месте, они дорабатывают программу, у них постоянные репетиции: что-то вносится, какие-то новые номера, что-то убирается, например, кто-то заболел или травмировался.

Цирк — это мультижанровый вид искусства, очень сложный, он требует ярких и дорогих декораций, сильных физически и психологически артистов, современных технологический решений… Так создается волшебство.

— По поводу ваших эмоций относительно новой должности: рады? Представляли, что когда-то будете директором цирка?

— Не представлял точно. И сейчас особых мыслей по этому поводу нет. Я цирк всегда любил. Когда мы знакомились с коллективом, с артистами, я об этом сказал. Я вырос в Перми. Если вы выросли в Перми, вы не могли не посещать цирк. Он входит в «детский джентльменский набор» пермяка: цирк, планетарий, театр кукол, ТЮЗ, краеведческий музей. Посещение цирка всегда было праздником. И ничего в этом плане не изменилось — моя внучка обожает цирк.

Но представить, что буду директором цирка… Я и министром культуры представить себя не мог. Это провидение определенное. Жизнь ведет... Предложение возникло совершенно неожиданно. Я опомниться не успел, надо было решение принимать. Взвесил всё, понял, что вся моя прошлая жизнь вполне укладывается в эту логику — возглавить какое-то учреждение. Не только теоретизировать (как министр ты больше работаешь с нормативными документами, разрабатываешь их), а встать на землю, увидеть, как это всё работает по-настоящему, тем более опыт управления учреждениями был. Я понял, что готов морально.

Конечно, это очень почетно. Знаковое для города и края федеральное учреждение, исторический кабинет, в котором работали знаменитые, легендарные люди. Я испытываю радость и гордость от этого.

— Перед фронтом работ не пасуете?

— Нет. Страха нет. Конечно, здесь вопросов, которые надо решить, хватит не на одного директора. Но я знаю, что делать.

— Вечный вопрос: должен ли топ-менеджер вырасти именно из этой среды? Министр строительства — строитель, директор цирка — выпускник циркового училища. Или топ-менеджер может быть не связан с отраслью?

— По-разному. Являясь директором цирка, я не являюсь цирковым артистом. Приведу пример. Директора музыкальных школ, как правило, в прошлом музыканты, преподаватели. Всё было хорошо, пока школы не стали автономным хозяйством. В советское время на них этой задачи не было, а тут перед ними встали вопросы, которыми они раньше не занимались. И выяснилось, что они не разбираются в кадровой политике, ремонтах, менеджменте, маркетинге. Должны быть менеджеры, управленцы в первую очередь.
Если ты артист, то вкладываешь свои силы в другие компетенции, и вряд ли будет возможность осваивать еще и менеджмент. Из хорошего футболиста далеко не всегда получается хороший тренер. Это тоже известно.

— Цирк всегда как-то особняком стоял от отрасли культуры. Почему?

— Цирк — это сфера культуры на сто процентов, да, очень специальный, своеобразный жанр культуры, он включает в себя драматургию, спорт, театрализацию, музыку, костюмы. Плюс трюки, аттракционы, физика какая-то, волшебство.

Цирковое искусство стоит обособленно, потому что это мультижанровое искусство. Хотя сейчас всё тяготеет к мультижанровости. Театр, кино — всё вперемешку. Выставочная деятельность — тоже мультижанровая.

Конечно, здесь особая атмосфера арены, особая атмосфера самого действия и особые требования к исполнителю. Есть цирковое училище, есть подготовка, но, честно говоря, как воспитать артиста цирка, я не очень себе представляю. В цирк артисты приходят из разных сфер. Много гимнастов, спортсменов, которые какое-то время отработали в большом спорте, потом переходят в цирк. Одна из наших артисток пришла из конного спорта.

Цирковой жанр очень сложный — надо иметь и талант драматического артиста, и прекрасную физическую подготовку, и обладать смелостью, невиданной психологической устойчивостью. Тут каскадера вместо себя не подставишь.

Ну и, конечно, животные, которые тоже являются артистами, это вообще отдельная история.

— У нас цирковые училища только в столицах или где-то еще есть?

— Самое известное цирковое училище — в Москве, Государственное училище циркового и эстрадного искусства им. М.Н. Румянцева (Карандаша). Есть цирковые группы подготовки и в других учебных заведениях. С прошлого года такая группа появилась в Пермском институте культуры. Они готовят режиссеров цирка, репетируют у нас. Вообще, востребованность цирковых артистов или режиссеров очень высокая.

В Перми много детских цирковых студий. Самые популярные — танцевальные студии, вторые по популярности — цирковые, есть «Молодость» во Дворце Кирова и «Грация» в «Губернии» — это самые известные. Очень талантливые, очень профессиональные руководители и замечательные ребята. Пермь вообще — цирковой город. Здесь всегда любили цирк. У нас аншлаги на представлениях. Сейчас мы возобновляем международный фестиваль детских цирковых студий. Он будет проходить в Перми в конце октября.

— А при Пермском цирке есть детские коллективы, студии?

— Это моя мечта. Здесь когда-то была детская студия. Сейчас нет. Но есть желание восстановить её. Пока не знаю, с какой стороны зайду, но желание такое есть. Будем в этом направлении работать. Для такой студии, конечно, многое необходимо. В отличие от более простых жанров, нужно специальное оборудование, костюмы, это всё сейчас недешево. Зато ребенок получает и спортивную подготовку, и драматическую, и опыт выступлений.

По словам Вячеслава Торчинского, Пермь - цирковой город, среди детей самые популярные студии после танцевальных - цирковые

— А взрослые профессиональные коллективы в Перми есть?

— Пермяки работают в разных труппах, некоторые из них даже окончили Пермское хореографическое училище. Но создание отдельного коллектива вряд ли возможно, потому что цирк — очень дорогой вид искусства. Сделать огромное количество цирковых программ, чтобы хватило на год, — никаких денег не хватит. Поэтому система движения цирковых коллективов самая эффективная.

— Какие тренды в развитии циркового искусства? Какое у него будущее?

— Я настолько пока не погружен, не готов брать на себя оценку художественной части. Советский, российский цирк всегда был знаменит в мире. Это абсолютно патриотический вид искусства. Тут мы всегда задавали тренды. Наш цирк известен, как Большой театр.

Цирк с детства воспитывает в нас зрителя. Мы слушаем музыку, видим красивые костюмы, движения людей. Это и есть процесс воспитания. Мне кажется, цирк заменить ничем невозможно. Нет альтернативы. Он всегда будет существовать как вид искусства.

— Наверное, становится более технологичным?

— Да, очень чувствителен к этим вещам. Быстро воспринимает новшества, современные технологии. Всё новое активно используется в программах.

— Давайте немного помечтаем: новый пермский цирк — каким он будет? Что будет в нем предусмотрено? Какие возможности появятся, в том числе технические?

— История делится на три крупных блока. Первый, самый важный, — качество выступлений и удобство для зрителей. Мы работаем с людьми для людей. У нас есть артисты, для которых мы должны создать максимум условий, потому что это их жизнь. И есть зрители, которых очень много.

Праздник должен начинаться при подходе к цирку. Вы еще не зашли, а у вас уже должно быть ощущение праздника, начиная с площади, фасада, вывесок. Холл, гардероб и даже туалет должны радовать. Представление идет три часа с перерывом. Всё должно быть красиво, очень уютно и комфортно. Мы должны сделать комфортные холлы, комфортный зал, чтобы зрители погрузились в атмосферу представления, чтобы ничего не отвлекало: ни температура воздуха, ни кресла, ни шум. Всё, что делается, делается, чтобы было удобно и современно. Плюс это должно быть очень красиво.

Второй блок касается той части, которая зрителям не видна, где располагаются артисты. Мы работаем с людьми. Представление делают люди. Их много. Они отдают свою жизнь, все свои силы, поэтому у них должны быть комфортные гримерки, закулисная часть со всеми необходимыми технологиями и механизмами, чтобы максимально обеспечить качество зрелища.
Третий момент — комфорт животных. Эта часть тоже должна быть современной, со всеми технологиями и возможностями.

И наконец, мы показываем очень сложное технологическое зрелище. Цирк должен иметь качественное оборудование: звук, цвет, репетиционное оборудование — всё это требует обновления. Одного света привозят в нескольких КАМАЗах, а цирк должен быть этим обеспечен, чтобы прокатчик приезжал и спокойно делал самое сложное шоу без каких-либо проблем.

Вячеслав Торчинский мечтает о современном красивом здании со всем необходимым для представлений оборудованием, а также о возрождении музея и создании детской студии при пермском цирке

— По поводу смены команды — будете ее менять?

— Нет. Мне очень нравится коллектив. Где бы я ни работал, я очень аккуратно стараюсь относиться к существующему коллективу. В моей жизни были разные истории, когда я коллектив создавал с нуля, были ситуации, когда я приходил в действующий коллектив. Здесь не самая высокая заработная плата, а работа очень разная, тяжелая. Здесь много разнорабочих, команда униформы — группа, которая помогает во время представлений. Очень много людей, которые работают за идею, за любовь к цирку. Это без иронии или пафоса, так на самом деле. Поэтому отношение к каждому человеку очень бережное.

— Я очень люблю цирк, но с шестью детьми ходить на представления — очень дорого, поэтому выбираемся раз в год. Откуда такие цены?

— Цена определяется прокатчиком, исходя из плана затрат. Мы коммерческое предприятие. Мы учреждены государством, но работаем в рынке. Создание представлений стоит очень дорого, плюс все эти перемещения, транспортные расходы — дорогой вид искусства. Какое-то количество билетов мы отдаем в благотворительность, приглашаем льготные категории граждан. Сейчас новые категории появились — люди, приехавшие с Донбасса, семьи мобилизованных. Конечно, их надо поддержать. Губернатор об этом говорил неоднократно. Я думаю, на уровне «Росгосцирка» будут поддержаны эти идеи. Какие-то события и мероприятия будем на них ориентировать. К сожалению, пока Пушкинская карта не распространяется на цирки.

Цены на представления не самые демократичные, в среднем 1,2-1,5 тыс. рублей, Пушкинская карта не действует. Но раз в полгода, по словам нового директора цирка, наверное, можно и нужно устроить настоящий праздник для всей семьи

— На что рекомендуете сходить? Какие ближайшие программы нас ждут?

— Последние дни идут гастроли цирка Гии Эрадзе. Дальше приезжает знаменитый цирк Филатова: змеи, медведи… По новогодним программам пока идет обсуждение, информация будет позже. Рекомендую ходить на всё, что есть. Все программы интересные. Несмотря на цены, я бы агитировал родителей хотя бы раз в полгода с детьми ходить в цирк. Это большой семейный праздник. Кстати, проводить детские семейные праздники у меня в планах тоже есть. Можно попытаться сделать закулисные экскурсии. Многие с удовольствием прошли бы по закулисью, посмотрели, как всё устроено. Еще у нас есть музей, который тоже, к сожалению, не в лучшем состоянии. Нашей административной группе поставлена задача возродить его, красиво представить фонды. За эти 53 года много всего было, каких только знаменитых артистов здесь не было! Есть подборка пермской кинохроники — с представлений Карандаша, Никулина. Всё это можно показывать, демонстрировать. Думаю, что музей мог бы быть интересной составляющей.

Фотографии: Ирина Молокотина для Properm.ru

Оцените материал
4 2 8