Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Мария Арбатова: Я пишу то, что могла бы рассказать друзьям

27 июня 2011, 09:01
интервью

Мария Арбатова: Я пишу то, что могла бы рассказать друзьям
В Перми прошел творческий вечер с известной писательницей и феминисткой Марией Арбатовой.

Со стороны встреча с Марией Арбатовой напоминает маленький женский междусобойчик – из мужчин здесь только ее муж и операторы. Мария Ивановна выглядит, как и всегда, бодрой, веселой, несмотря на то, что прилетела из Индии сегодня ночью: «Из-за этого перелета вообще ничего непонятно, то ли ты спал, то ли ты вообще не жил, то ли ты вообще не здесь».

- Мария, приносят ли, на ваш взгляд, такие встречи с вашими читателями какую-то пользу, что-то новое в вашу жизнь?

- Да, вы знаете, я очень люблю ездить по России. Я видела такие города, в которых вряд ли кто-то из вас бывал – в Магадане, например. И для меня нет больших и малых городов, однако, когда приезжаешь, например, к вам, то понимаешь, что здесь живут нормальные люди в более-менее нормальной экологической среде. Мы же в Москве живем в автомобилях, и в таких условиях просто невозможно оставаться нормальным.

- Но тем не менее людей почему-то тянет уехать в Москву…
- Так уж исторически сложилось, что в России у нас господствует проблема европоцентризма, это, знаете, как в голливудском фильме: американская девушка из деревни хочет стать звездой, а в результате всегда получает сломанную судьбу. Так же и люди из регионов приезжают в Москву и живут в слезах. А ведь давно уже известно, что в Москве, как говорится, нет «колбасы», она вся у нас из нефтепродуктов, вся нормальная колбаса из настоящего мяса осталась в провинциальных городах. Все, о чем грезит молодежь по поводу нашей столицы – сплошная мифология, там абсолютно не больше возможностей. Там очереди на бирже труда как в мавзолей в советские годы. И вот эти наивные ребята приезжают и бьются за жизнь. Все, о чем мечтали три сестры Чехова, уже давно рухнуло, как миф. Есть такой портал – Четвертый Рим, мы там решаем вопрос о переносе столицы в другой город, и это, я считаю, вопрос спасения Москвы. Это напрямую связано со спасением памятников - все акции по их защите обычно ничем не заканчиваются, так как в это уже вкачаны жирные строительные деньги.

Мой клуб - это такая дискуссионная поляна, где мы вправляем друг другу мозги.

- Но ведь есть же какие-то правозащитные организации…

- Да, конечно, но настоящие правозащитные организации делают это добровольно и помогают всем. Или еще негативный пример – висят стеклянные ящики по сбору денег фонда «Подари жизнь», который якобы организовала Чулпан Хаматова. Так вот оказалось, что никакого отношения к Чулпан этот фонд не имеет: просто пользовались ее именем. Зато есть огромное количество волонтерских организаций, вот одна из них – «Лизавета поисковик» - занимается тем, что добровольно ищет пропавших людей и делает это успешнее любого МЧС. Пришло время организаций, которые принципиально не регистрируются, чтобы подчеркнуть, что никем не подкуплены, что все это делается от души.

- А что происходит сегодня с вашей общественной, творческой жизнью? Занимаетесь ли вы политикой, как раньше?
- В моей жизни было четыре политические партии, и на данный момент я заниматься этим больше не хочу: нет у нас политики в законодательной власти. Конечно, не могу обвинить во всем Кремль – партии у нас ровно такие, какими их хочет видеть население. Мой «Клуб женщин, вмешивающихся в политику» проходил разные стадии. Была у меня однажды такая романтическая идея сделать из него партию, но денежного крана у нас нет. Однако в 2000 году мы очень поддерживали нашу Эллу Панфилову – она баллотировалась в президенты и вела свою политическую борьбу очень честно: ни одной проплаченной листовки не было. Мой клуб – это такая дискуссионная политическая поляна, где мы вправляем друг другу мозги. Многие тетки социально выросли, изменились, чему не могу не радоваться. Что касается творчества, то я нагоняю упущенное – пишу книги. Весь год посвятила кино, которое я ненавижу, хотя по диплому я драматург. Современное кино – это эффективный способ распиливания денег, и мне неинтересно, когда все становится «липой». Последние мои сценарии – это сценарий о Зое Рыбкиной и сценарий на фильм «Испытание смертью». История о Зое – это фантастический сюжет о сумасшедше-красивой и нереально талантливой женщине, которая сумела противостоять системе. Думаю, понятно, почему я так рьяно за него взялась?

- Многие воспринимают термин «феминизм» очень негативно, публичные люди даже специально просят, чтобы их ни в коем случае не называли феминистами. Почему это происходит, как вы думаете?
- Все зависит от того, как человек «надевает» на себя те или иные термины. Ведь следует учитывать, что феминизм имеет глубокие исторические корни и годами обрастал системой ценностей. Не нужно делать подмену понятий – феминистика и мужененавистница. Покажите мне пальцем женщину, которая согласна получать за ту же работу, что и мужчина, меньшую зарплату: вот она не феминистка.

Не надо думать, что ущемляются только права женщин. Мужчины тоже страдают. И еще как.

- Приходят ли к вам на встречи мужчины, или вы их выводите из зала как Ирина Хакамада?

- Мужчин полно. Меня всегда удивляло, что, то, что я пишу в своих книгах, интересно кому-то еще. Я ведь пишу как есть, то, что я могла бы рассказать друзьям. Вопросы задают всегда похожие. Еще мастер-классы провожу, один из них имеет такое дурацкое название «Как не быть одной»: женщины часто задают вопросы и про личную жизнь, и про то, как хорошо выглядеть, хотя я ничего особенного для своей внешности не делаю. Не хожу в фитнес-залы, просто хорошо накрашена и причесана. Люблю цацки надевать на себя (показывает на украшения) – знаю, какой камень что обозначает и в какой день какой камень лучше надевать.

- Важно ли для вас общение с вашими поклонницами, читателями?
- Да, меня можно найти в Интернете, на своем сайте я обычно сама отвечаю всем, кто мне пишет. Стараюсь помочь, если могу. Одна из моих любимых историй – про Тамару Черемнову из Новокузнецка. Она инвалид, но смогла превозмочь себя и во что бы то ни стало научилась печатать на машинке. Написала мне. Оказалось, она чудесная сибирская сказочница! Это великолепный писатель, и общими усилиями у нее недавно вышла биографичная книжка, мой сын придумал ей название «Трава, пробившая асфальт». Если вы хотите прочесть потрясающую, жизненную книгу – прочтите эту.

Беседовала Александра Гусева