Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Образовательная стратегия: Воспитать обслуживающий персонал «трубы»

10 октября 2011, 15:24

Образовательная стратегия: Воспитать обслуживающий персонал «трубы»
Профессор Пермского государственного педагогического университета Галина Ребель о споре с Никитой Белых, будущем пермских школ и зарплатах профессоров в университетах.

В пресс-релизе, разосланном пермским журналистам от лица пресс-службы форума «Умная школа», указано, что, «защищая педагогов-пенсионеров, профессор Пермского государственного университета Галина Ребель вступила в жаркую дискуссию с губернатором Кировской области Никитой Белых». Галина Михайловна, расскажите, пожалуйста, что произошло на форуме на самом деле?

— Моя дискуссия с Никитой Белых — всего лишь короткий эпизод форума и значение ее не стоит преувеличивать, хотя, может быть, не стоит и преуменьшать. Проблема, которая спровоцировала проведение форума и вокруг которой вращались все наши разговоры, — это проблема содержания образовательного стандарта для старшей школы, а содержание это определяется государственной политикой в области образования.

Благодаря письму московского учителя и редактора Сергея Волкова, которое подписали в интернете десятки тысяч человек, принятие предложенного год назад проекта стандарта удалось остановить. Однако ситуация остается в подвешенном состоянии по сей день, и главное, что не решено, — это именно вопрос о содержании и объеме среднего образования.

Критики обнародованного варианта проекта, к которым принадлежу и я, увидели в нем стремление свести к минимуму бесплатные образовательные услуги в старшей школе и заменить знание пропагандой — в частности, за счет появления такого обязательного предмета, как «Россия в мире», по которому, между прочим, нет ни программы, ни учебника, т.е. обязательным становится мнимое, а реальное знание теснится на периферию.

Вот почему, когда на трибуне форума появился губернатор Белых — единственный представитель власти, удостоивший своим вниманием форум, — я и посчитала необходимым воспользоваться этой возможностью и обратилась к нему с вопросом: Кого хочет получать государство от средней школы на выходе — малообразованных, не умеющих самостоятельно мыслить людей, которыми легко манипулировать, которые будут «правильно» голосовать и безропотно обслуживать «трубу» (а именно такая образовательная стратегия заложена, на мой взгляд, в данном проекте), — или полноценных, умных, грамотных, способных к принятию самостоятельных решений граждан.

— Риторический вопрос...

— Да, но мне казалось, что он должен был прозвучать, иначе весь разговор распадался на частности.

— Что ответил губернатор?

— Что он лично предпочитает иметь дело с умными, думающими людьми, но отвечать может только за себя. И далее, в развитие этой темы, Белых заговорил о преобладании в народе патерналистской, иждивенческой психологии, об инертности людей, о том, что очень многое не делается не только потому, что этого не хочет и не умеет делать власть, но и потому, что общество не способно мобилизоваться, объединиться, внятно сформулировать свои требования и последовательно добиваться их реализации. И с этим я согласна. Мы любим критиковать власть на безопасном от нее расстоянии, на вечных кухнях или на обломовском диване, но на практике абсолютное большинство живет по принципу «ты начальник — я дурак».

Однако, когда в рамках этих рассуждений кировский губернатор в качестве примера привел тот факт, что пожилые педагоги выступают чем-то вроде тормоза модернизации школы — не хотят уходить на пенсию, не освобождают место молодым, я опять посчитала необходимым вмешаться.

— Вы с этим не согласны?

— Этому противоречат известные мне факты. В начале этого лета я брала интервью для журнала «Филолог» у двух директоров сельских школ Пермского района — директора Гамовской школы Галины Миковой и директора Конзаводской школы Людмилы Караваевой. Школы эти очень разные, но главная, самая острая и неразрешимая проблема в обеих школах одна и та же — кадровая. Молодые учителя к ним приезжают, год кое-как продержатся, забирают «подъемные» и уезжают. Не потому, что они такие корыстные или безнравственные, а потому, что зарплата очень маленькая и жить негде. В результате директора вынуждены каждый год удерживать пенсионеров, умолять их, во-первых, не уходить, а во-вторых, взять дополнительную нагрузку, чтобы залатать бреши в расписании.

— Но большая зарплата не гарантирует качество преподавания.

— Нет, конечно, но, когда она мизерная, а жилья нет, вообще не о чем говорить. В самой Перми ситуация сходная, проблема с жильем для учителей здесь не решается. Кстати, на форуме были молодые учителя из Новгородской области, там есть жилищная программа для сельских учителей и врачей — целевая ипотека. Правда, ребята жаловались, что предоставляемое жилье не очень качественное и находится, как правило, в нескольких десятках километров от школы, нужно тратиться на разъезды. Но хоть что-то делается.

— В рамках проекта «Пермь Великая. Есть чем гордиться» в городе установлены рекламные щиты. Суть одного из них сводится к тому, что в Пермском крае за год повысилась зарплата учителя на 30%. Вы можете это подтвердить или опровергнуть?

— Я задавала вопрос о зарплате директорам школ, у которых брала интервью. Из их ответов следует, что повышение зарплаты, о котором рапортуют краевые власти, произошло за счет того, что учителя вместо одной ставки берут две, минимум полторы, потому что на зарплату за одну ставку просто не прожить. В этом случае, действительно, учитель получает не 6-8 тысяч, а 12-16, и в среднем получается повышение зарплаты по региону. Но это увеличение нагрузки, а не зарплаты, что, в свою очередь, неизбежно ведет к снижению качества преподавания.

— Оклады преподавателей университетов существенно отличаются от зарплаты учителей в школах?

— Зарплата профессора приблизительно равна зарплате учителя, который работает на две ставки. Доктор наук, профессор, получает около 17-18 тысяч рублей (при полной учебной нагрузке), доцент около 10 тысяч.

Три года назад губернатор Чиркунов выступил с инициативой ввести 30-тысячную надбавку докторам наук. Замечательная инициатива. Однако, к сожалению, вместо того чтобы реализовать ее в первоначальном варианте, власти стали вводить условия, ограничивающие число претендентов на этот бонус, т.е делить докторов на «правильных» и «неправильных», «достойных» и «недостойных».

Формально эти условия должны стимулировать научную активность ученых, но на деле это абсолютно не так, скорее даже наоборот. Например, одним из условий является наличие ВАКовских публикаций (публикации в журналах, включенных высшей аттестационной комиссией России в список изданий, рекомендуемых для опубликования основных научных результатов диссертации на соискание ученой степени — Properm.ru). На момент введения надбавки у большинства докторов необходимых пяти публикаций за последние пять лет не было. Сегодня они есть у всех — и что, это сдвинуло с места науку? Привело к новым открытиям? Конечно, нет. Потому что искомые публикации в большинстве своем осуществлены были в срочном порядке из конъюнктурных соображений (т.е. ради получения надбавки), а между тем, у этих же авторов есть другие статьи, есть монографии, есть повседневная работа, которая видна профессионалам и не видна чиновникам. Так же спорно другое условие — обязательное наличие защитившихся аспирантов.

Занятие наукой — дело эксклюзивное, по-настоящему одаренных, способных на это людей очень немного, и ускоренное производство новых кандидатов наук, как и борьба за аспирантов, никак не способствует повышению научной эффективности профессуры и созданию творческой атмосферы в вузах.

Не стоило, на мой взгляд, очень хорошую инициативу замутнять чиновничьим регулятивным рвением. Докторов наук в крае, насколько я знаю, немного, человек пятьсот. Не такой уж это большой расход для краевого бюджета сравнительно с другими тратами — например, на культуру.

— О культуре чуть позже, а пока расскажите подробнее о форуме «Умная школа». Кто его организаторы, какие цели они преследовали?

— Форум проходил по частной инициативе Тины Канделаки. Тина убеждена, что такие инициативы будут множиться, что состоятельные люди хотят и будут помогать точечно отдельным образовательным учреждениям, а в конечном счете изменится ситуация в целом. Очень хотелось бы в это верить, но боюсь, что это не так. Частные вливания создают отдельные островки благополучия: будет одна частная школа, которую курирует Тина Канделаки, будет другая школа, которую курирует кто-то еще, но в итоге это усилит и без того очевидные социальные контрасты и эти острова блаженства окажутся в море агрессии и невежества.
Частные инициативы — это безусловно достойно и похвально, но они ни в коей мере не могут заменить государство и не освобождают его от ответственности. Только государство может обеспечить равные образовательные возможности всем детям, и оно обязано это сделать.

— В последнее время у нас в Перми все отчетливее формируется тенденция «элитные школы для элиты». Как эта ситуация будет развиваться в будущем?

— Это продолжение той же темы. Вообще-то элитные школы были всегда, даже при советской власти, а сейчас они будут еще настойчивей отгораживаться от неблагополучного окружения. По закону такого быть не может и не должно. А в реальности это есть и будет. И сами школы будут искать и находить любые уловки, чтобы принять тех учеников, которых они хотят принять. И родители будут стремиться определить своего ребенка туда, где, с их точки зрения, он получит максимум возможного. Школа не резиновая, взять всех желающих она не может, значит, какой-то отбор неизбежен, и проконтролировать этот процесс практически невозможно. Наглядное свидетельство — история с ЕГЭ, который вводился как антикоррупционное мероприятие, а сейчас уже заговорили о том, что для того, чтобы организовать проведение ЕГЭ честно, придется чуть ли не в бункеры учителей загонять. А потом что — автоматчиков на входе в класс ставить?

Для того чтобы не было необратимого разрыва между «элитными» и «пролетарскими» школами, нужно, чтобы все школы были хорошими, чтобы каждый ребенок получил возможность полноценного развития. Между прочим, проект образовательного стандарта, о котором мы уже говорили, усугубляет социальное неравенство даже в большей степени, чем разделение школ на элитные и не элитные. Состоятельные родители не ограничат своего ребенка тем образовательным минимумом, который предусмотрен в стандарте, они наймут ему репетиторов, отправят на платные курсы, определят в ту же элитную школу, а несостоятельные семьи вынуждены будут довольствоваться тем, что есть.

В результате страна потеряет потенциальных менделеевых и ломоносовых и приобретет новых корчагиных или, что еще вернее и страшнее, — шариковых. В том-то и состоит задача государства, чтобы нивелировать различия между семьями там, где речь о будущем страны, о детях. Ответ на вопрос «кто будет успешней?» должны давать способности и усердие ребенка, а не кошелек родителей.

— Вы считаете, что это проблема общегосударственного масштаба, которую не решить на месте. Ну, а Перми все-таки есть чем гордиться?

— Вы имеете в виду не Пермь вообще, а пермскую власть? Я не могу оценивать ее деятельность в целом, могу говорить только о том, что знаю. Введение докторских надбавок — дело очень хорошее, и станет еще лучше, если власть проявит уважение к профессуре и не будет измерять качество докторов наук административно-чиновничьим способом. Формализма и начетничества и без того хватает.

У пермского губернатора есть и другая, на мой взгляд, совершенно замечательная инициатива, которая позволяет родителям малышей выбрать — отдать ребенка в детский сад или получить компенсацию и сидеть с ним дома («Мамин выбор» — Properm.ru). Вот в данном случае никаких условий не выставляется: сделай то-то и то-то и только тогда получишь деньги. Выплаты положены всем мамам, взявшим на себя обязанности по уходу за ребенком. И это правильно. Мои молодые приятельницы из других регионов завидуют пермским мамам, и я совершенно не понимаю, почему местная печать ополчилась на эту инициативу, вместо того чтобы оценить ее по достоинству.

— Как вы оцениваете культурную политику края?

— Неоднозначно. Здесь та двойственность, которая проявилась в истории с докторскими надбавками, еще очевиднее.

— Что вы имеете в виду?

— Мы претендуем на статус культурной столицы, а нормальных, стационарных общественных туалетов в Перми практически нет — очень мало, поэтому летом запах во дворах и закоулках такой, что окна приходится держать закрытыми. Как можно проводить широкомасштабные, многолюдные уличные акции, если они не обеспечены соответствующими санитарными условиями? Да и независимо от этих акций такие вопросы нужно решать.

А пока получается, что с одной стороны — действительно изумительный оркестр Курентзиса, а с другой — грязный, неуютный город, по которому в праздничные дни слоняются угрожающего вида компании с бутылками пива в руках.

Подозреваю, что бюджет, выделяемый краевыми властями на образование, гораздо меньше бюджета министерства культуры. Но ведь культурную среду создает именно образовательная система. Ни разовые культурные мероприятия, ни «многоразовый» блистательный театральный коллектив не обеспечат подъем культуры там, где не заложены под это фундаментальные основы.

Другой пример непоследовательности в действиях властей — ситуация вокруг галереи. Музей современного искусства появился враз, а галерея, которая давным-давно стала неотъемлемой частью культурного пространства Перми, зависла в воздухе. И опять пришлось бить тревогу на весь мир, писать открытое письмо, поднимать общественность.

Галерея может переехать только тогда, когда будет сдано «под ключ» и готово к приему экспонатов новое здание. Соответственно только тогда церковь может вступить в права владения старым зданием. Других вариантов просто нет. Картины и деревянных богов нельзя складировать во временном помещении на неопределенный срок, нельзя растаскивать по разным адресам — это приведет к гибели коллекции. В действующей галерее нельзя проводить богослужение. Кто должен регулировать решение этих вопросов? Конечно, власть. Но она этого не сделала, и события стали развиваться своим ходом.

— Значит, будете продолжать «жаркую дискуссию»?

— По мере возможности и необходимости.