Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Эту школу погубит коррупция

27 апреля 2012, 08:02

Эту школу погубит коррупция
Противники несправедливого распределения первоклассников между школами рассказали чиновникам, сколько стоит поступить в учебное заведение со статусом. Что они услышали в ответ — в репортаже Properm.ru.

Пожалуй, первое в истории родительское собрание в администрации Перми прошло 25 апреля. Роль учителей поневоле играли заместитель главы администрации Перми Надежда Кочурова и руководитель департамента образования Людмила Гаджиева. Позиции родителей защищали несколько членов профсоюза «Учитель» и представители общественности. Чиновники тщательно подготовились к этой встрече. Как оказалось, общественники подготовились еще лучше. Можно сказать, что их к этой встрече подготовила сама жизнь в Перми.

— Людмила Анатольевна, что нам диктует федерация через закон об образовании? — начала совещание Кочурова, когда всем нашлось место за столом переговоров в ее кабинете.

— Мы закрепляем за школой территорию, а правила приема определяет сама школа, вот мы и закрепили за каждой школой определенные дома, — объяснила Гаджиева. — На 70% уже все закомплектовано.

— Что вызывает сомнения? — обратилась Кочурова к активистам, недовольным существующим порядком. Первой заговорила общественница Галина Тарасова, которая сидела в кресле напротив Кочуровой.

— Родители детей-первоклассников проходят собеседование, что запрещено законом, — сходу приступила она к наболевшим вопросам.

— Какая школа? — перешла в наступление чиновница.

— Школа №50. Гимназия №2 в Мотовилихинском районе одна из самых наполняемых, то же самое в 140-й школе! — возмутилась женщина. — Они находятся в динамично развивающемся микрорайоне. Где будут учиться, которые родятся через 3–5 лет? Им надо будет ехать на Липовую гору, тогда как к гимназии №2 прикреплен всего один дом. А мы не можем сдать туда своего ребенка!

Тарасова добавила к этому свои переживания по поводу опасности, которой подвергаются дети, когда переходят улицы через нерегулируемые переходы.

— Вы сейчас обозначили глобальную проблему, с которой город точно столкнулся, и в рамках набора в первый класс решить ее не сможет, — согласилась с ней и, одновременно, разочаровала Кочурова. — Цикл разработки инвестиционного проекта и его реализации занимает 5–7 лет. Давайте ближе к теме 1 сентября. Работа по прикреплению домов к школам новая, в этом году не обошлось без шероховатостей. Надо их отрегулировать в ручном режиме.

Общественники были не согласны на «ручной режим». Они хотели принципиальных изменений. Правда, сразу заявить об этом не успели, потому что Кочурова продолжила свое наступление, и на этот раз наступила на Людмилу Гаджиеву.

— Были включены представители родительской общественности в совет? — спросила она у Гаджиевой. Речь шла о совете, который определяет, к каким школам какие дома будут прикреплены.

— Нет, — последовал негромкий ответ.

— Сколько раз об этом можно говорить? — устало проговорила Кочурова. Это даже не было похоже на вопрос.

— Можно включить, — поспешила согласиться Гаджиева.

— Один взгляд чиновника это неправильно, — терпеливо объяснила замглавы администрации Перми. — Решающие функции должны реализовываться с учетом мнения общественности. И вам было бы проще решать эти вопросы.

— У нас конкретное предложение, — вмешался член профсоюза «Учитель» Владимир Морозенко. — В статусных школах создавать классы для обычных детей с невыдающимися способностями. И наоборот, создавать классы для более способных, и тогда потоки не спадут, дети не будут ездить в школы через весь город, если будут знать, что в средних школах создадут статусный класс.

— Хорошее предложение, — оценила Кочурова. — И даже сделать первый шаг нетрудно, но по факту проблема сложнее. Мало создать гимназический класс в нестатусных школах, это новые требования к педагогическому персоналу.

— Я в наших педагогов верю! — немного быстрее, чем следовало заявил Морозенко, который и сам работает преподавателем госуниверситета.

— Все это сделать можно, но это не будет так быстро работать, — задумчиво проговорила Кочурова. В ее ответе не хватало желания реализовать идею Морозенко.

— Когда в документе за школой закреплен дом ветеранов, кирпичный сарай и прочее, как готовился этот документ? — не дал опомниться чиновницам другой профсоюзный активист Андрей Летягин. Он долго перечислял названия школ, к которым не добраться из-за транспортной недоступности, после чего вновь вернулся к гимназии №2. Разговор за столом почему-то постоянно к ней возвращался. — А почему к ней один дом прикреплен? У остальных школ все-таки побольше!

— Даже не знаю, с чего начать… — растерялась Гаджиева

— С транспортной доступности — подсказала Кочурова.

— Образовательные учреждения сами могут закупать эту услугу, — нашлась Гаджиева. — Но когда мы пытались решить этот вопрос системно, не нашли способов, как это оформить, поэтому такой нормативный документ не родился.

— До 15 июля мы должны увидеть картинку по доступности с нормами СанПиНа применительно к городской территории, — дала распоряжение Кочурова. — Где-то не нужен автобус — включить линию освещения, проложить тротуары, а где-то решать проблемы по доставке детей.

Однако у общественников еще осталось чем удивить чиновников.

— Есть еще одна проблема — прием в статусные школы проводит очень непрозрачно, — начал Морозенко. — Проведение экзаменов для первоклассников запрещено, но проводят собеседования или тесты. В любом случае, пока решение остается за директором или коллегиальным органом, это очень коррупциогенная ситуация. Озвучивают запредельные цифры — 300 тыс. рублей за поступление в статусную школу. 100 тыс. рублей за прописку в доме, закрепленном в статусной школе.

— По каждому случаю готовы отдельно разбираться, — пообещала Кочурова.

— Это точечные меры, — возразил Морозенко.

— Но если от них отказаться, общие правила соблюдаться не будут, — продолжила стоять на своем Кочурова. — А что касается поборов — сообщайте в прокуратуру.

Повисло недоверчивое молчание, которым воспользовалась Людмила Перевалова, преподаватель истории в лицее №9. В том самом лицее, который находится напротив злополучной гимназии №2.

— Старцева, 1, — начала Людмила Перевалова. Она даже встала с кресла. — Злополучный дом, прикрепленный к гимназии №2. 100 тысяч рублей родители платят за прописку в этом доме! …

— Мы работали с прокуратурой, чтобы установить прозрачные правила прикрепления, однако в ответ получили тестирование для школьников. Все наши системные правила уходят в тупик, — пожаловалась ей Кочурова.

— Я смотрю, и выхода-то почти нет? — обреченно села Перевалова.

— У нас достаточно школ, чтобы обеспечить кофмортное проживание каждого ребенка. Но внутри есть конкуренция, которую создают родители. Скажу кощунственную вещь — статусные школы никогда в российской практике не имели права набора в первые классы. Вполне вероятно, что если его отменить, это решение снимет все вопросы. На старте когда ребенок приходит в первый класс, все дети ровненькие, у всех есть одинаковый шанс показать свои способности. Надо начать работу по формированию нормативно-правовой базы для этого решения через консультации с широкой родительской общественностью.

Это был итог встречи, который подвела Кочурова. Выслушав его, представители родительской общественности потянулись к выходу. У них появилась надежда. Отсутствие гарантий и сроков их не смутило.