Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Алексей Старков: О новых назначениях и черной археологии

13 июня 2012, 08:38

Алексей Старков: О новых назначениях и черной археологии
В прошлом археолог, сегодня блогер (starcom68.livejournal.com) рассказал Properm.ru истории о черных копателях и собирателях антиквариата.

Григорий Куранов назначен исполняющим обязанности руководителя администрации губернатора Пермского края. Соответствующее распоряжение подписал губернатор Виктор Басаргин. Не придал бы новости никакого значения, если бы не пост у коллеги senat-perm об увлечениях креатуры Юрия Трутнева «собирательством» различного антиквариата.

Пришлось вспомнить истории более чем десятилетней давности и попытаться донести до простого читателя несколько простых мыслей.

Общеизвестно, что древности и предметы антиквариата просто так на дороге не валяются. Особенно такие уникальные вещи, как изделия в Пермском зверином стиле — образцы культовой пластики далеких предков современных коми-пермяков. Археологам, если очень повезет, в сезон попадает несколько экземпляров подобных предметов и для этого в ходе раскопок приходится перелопатить тонны грунта с подробнейшей фиксацией.

После раскопок находки попадают сначала в научные лаборатории, а потом в государственный музейный фонд. Все остальное добывают «черные археологи», проводя незаконные раскопки на территории объектов археологического наследия (памятников археологии). Сие деяние наказуемо в соответствии со статьей 243 УК РФ «Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры». Это не сельские полупьяные мужички, которые бульдозером могут срыть курган в поисках «золота скифов», и не городской мечтатель, насмотревшийся фильмов об Индиане Джонсе и купивший б/у металлоискатель. Ущерб от этих балбесов минимален, хотя тоже имеет место быть.

Максимальный урон памятникам истории и культуры наносят профессиональные грабители. Речь идет о целой индустрии, сложившейся в 90-е годы, а в южных районах России и раньше, включающую в себя как добычу, так и реализацию ее результатов. Конечный приобретатель, а в некоторых случаях и заказчик — коллекционер. Первоначально спрос развивался на античность и древнерусские артефакты. В девяностые мода пошла на финно-угорские древности, спрос формировало несколько московских коллекционеров.

Так в 90-е и 2000-е годы в Пермском крае систематически работали две сильные конкурирующие бригады москвичей. Бригада побольше, под руководством Сергея Голуба, приезжала по весне в Пермь, предварительно поработав с литературой и отчетами из Архива Института археологии РАН. С помповым ружьем, на «джипах» (они их даже иногда обратно не отгоняли в межсезонье), оснащенные новейшими металлодетекторами (только в один год было закуплено 20 «Whitов») они за 10 лет выбили практически все средневековые могильники Верхнего Прикамья, работая под заказ.

Организатор бригады — Сергей Голуб — сам коллекционером не является. Поговаривают, что в 90-е основным заказчиком был некий депутат с армянской фамилией — любитель живописи. Кстати, именно депутатскому лобби в ГД мы обязаны тому, что у нас до сих пор законодательно не запрещена металлодетекция, как, например, во Франции, и беззубая 243-я статья практически не работает.

Пермский звериный стиль

Пермский звериный стиль для московского любителя древностей был только промежуточным звеном для покупки картин. Были и другие заказчики и исполнители. На Измайловский рынок в Москве (там только любители торгуют) иногда выбрасывался неликвид, если заказчик по какой-то причине что-то не брал. Так однажды всплыла мелочевка с Кудашевского могильника. Хотя это скорее исключение, чем правило. Реализуя награбленное по отлаженным каналам и под заказ, лишнего старались не брать, бросая черный металл на месте раскопок. Последние лет пять Голуб перебрался на просторы Западной Сибири. Пермский край им уже отработан и перестал приносить расчетную норму прибыли. Про других залетных гастролеров и пермских грабителей я даже писать не буду. На фоне Голуба они вряд ли возьмут более 20–30% рынка.

Теперь перейдем к коллекционерам, вполне респектабельным и уважаемым гражданам. Людям, не посвященным в тонкости оборота археологических артефактов, стоит понимать, что источником для формировании любой частной коллекции археологических предметов является черный рынок. Купить предметы из государственного музейного фонда невозможно, если только они не краденые. В магазинах такие вещи тоже не продаются. А на черный рынок археологические артефакты попадают из грабительских раскопок.

Можно, конечно, чисто гипотетически предположить, что совершенно случайно какой-нибудь деревенский житель, идя по дороге, нашел ломоватовский наборный пояс, а потом второй, да еще и саблю в ножнах с обкладками из серебра и пару бляшек с пермским звериным стилем в довесок. А найдя все эти «медные железячки», он отнес их не в музей, а прямиком на Измайловский рынок в Москве. И так десять раз.

Согласитесь: такая вероятность близка к нулю. Специалист в любой выборке вещей увидит их происхождение. Могильник это или поселение, а может быть действительно случайная находка или клад (про клады я как-нибудь расскажу отдельно). Это столовый фарфор можно покупать в антикварных салонах и на блошиных рынках, он не является частью культурного слоя и не «добывается» при раскопках средневековых могильников. Именно грабительские раскопки средневековых могильников являются основными источниками предметов Пермского звериного стиля и художественной бронзы на черном рынке. Доля находок на поселениях крайне мала, их копают в основном любители.

Ни правооханительные органы, ни охрана памятников, ни археологи проблемой грабительских раскопок в Пермском крае особо не занимаются, не занимаются ею и на федеральном уровне.

Помнится, в 90-е годы в Пермском университете был скандал, когда из витрины археологического музея студент-неудачник утащил несколько безделушек, не идущих ни в какое сравнение с предметами Пермского звериного стиля. Ничего лучше не придумав в надежде разбогатеть, он по почте отправил фрагмент костяного наконечника стрелы на аукцион Сотби. Потом этим делом занималось ФСБ, тогда еще кой-какой порядок в стране был. Говорят, студент отделался легким испугом, а музей в коридоре истфака демонтировали. Но это скорее случай курьезный.

Была еще история, когда один из руководителей «Пермэнерго» возомнил себя археологом и вместе с друзьями и домочадцами устроил раскопки на средневековом селище в Чердынском районе, за чем и был задержан участковым в 2006 году. Его тогда не наказали, но награбленное изъяли. А зря: это дело он не оставил, и за ним числится еще как минимум один разграбленный могильник. Настоящие грабительские раскопки в промышленных масштабах в поле зрения правоохранительных органов практически не попадают. Единственное исключение — Удмуртия.

В Глазове Андрей Кириллов при поддержке Фонда Владимира Потанина целенаправленно реализует проект «Дружина» по борьбе с грабительскими раскопками. Реализует в содружестве с правоохранительными органами. В Пермском крае, я более чем уверен, за последние годы ни одно дело до суда доведено не было. Более того: меня неприятно поражает, когда, не понимая тонкой грани дозволенного, при продвижении бренда «Пермский звериный стиль» происходит популяризация частного коллекционирования археологических раритетов.

Вернемся к недавнему назначению. Ио руководителя администрации губернатора Пермского края назначен человек, весьма осведомленный в сфере «собирательства» пермских древностей и черной археологии — Григорий Куранов. В интервью пермскому порталу Арт59.ru он как бы любя охарактеризовал черных копателей: «Копатель выглядит очень интересно: руки вот так. Лопату держать может, а ложку держит вот так (показывает), ручку очень сложно держать. Как правило, два-три высших образования. Сидят в библиотеках. Фанаты. Как только солнце, земля оттаивает, они лопату в руки - и пошли. Он говорит: я копаю чуть ли не с советской власти…». И иронично выразил свое отношение к проблеме: «И когда меня спрашивают, как я отношусь к копателям, ко всем этим нехорошим людям, которые ходят, роются в земле. Идеально, конечно, чтоб этого не было. Но это нереально. Если это приносит доход, люди будут копать. Но если бы это оседало в коллекциях, было бы значительно лучше».

Действительно: спрос рождает предложение. Григорий Куранов забыл добавить — в государственных коллекциях. Так уж устроен коллекционер: он всеми силами будет оправдывать ту систему, которая позволяет ему пополнять свои коллекции, а другого способа, кроме черного рынка, как мы знаем, практически не существует. Точнее, он существует, но собрать с его помощью какую-либо стоящую частную коллекцию археологических раритетов практически невозможно.