Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Елена Зорина-Новоселова: Стою насмерть, как пуговица!

10 июля 2012, 08:28

Елена Зорина-Новоселова: Стою насмерть, как пуговица!
Продюсер Rock-Line рассказала Properm.ru о том, какой удар ее фестивалю нанесло «Сотворение мира», почему проекту Александра Чепарухина не место в Перми, и пришла к выводу, что затраты на «Белые ночи» в Перми чудовищны.

Несмотря на то, что время проведения Rock-Line совпало с «Сотворением мира», продюсер фестиваля Елена Зорина-Новоселова не чувствует себя жертвой московских культуртрегеров. Из всей пермской культурной и околокультурной тусовки это, похоже, единственный человек, который не жалуется на деятельность Марата Гельмана. «Это неконструктивно, — решила Зорина-Новоселова. — Либо ты что-то делаешь и доказываешь состоятельность и востребованность своего дела делом, либо нет. Плакаться публично — дело слишком интимное и бесперспективное». О личном и общественном Properm.ru поговорил с человеком, который дольше всех в Перми проводит музыкальный фестиваль.

— Елена Гурьевна, в этом году совпало проведение фестиваля «Сотворение мира» и Rock-Line. Почему это произошло?

— Я даже не знаю, как обозначить то, что прошло в Перми под названием «Сотворение мира». В моём представлении фестиваль должен быть многодневным. Может быть, в Казани «Сотворение мира» было фестивалем, у нас, на мой взгляд, было концертное выступление музыкантов с мировым именем и именами поскромнее на эспланаде в жаркий день, не более того. Выступление с хорошим звуком, с шикарной сценой, с бездной достоинств, тем более, что бюджет позволяет это.

— Что Rock-Line смог противопоставить «Сотворению мира»?

— Rock-Line вообще ничего никому не противопоставляет. Он просто живет. У меня не было задачи кого-то «умывать», что-то кому-то доказывать. Rock-Line прошел в то время и в том формате, в котором он был обещан зрителю. По оценке сотрудников пермской полиции, фестиваль за три дня посетило порядка 23 тысяч человек.

Можно много говорить, что на Rock-Line кто-то пил, кто-то курил. Человека, который ведет себя неадекватно или выпил через меру, можно найти даже в оперном театре.

— В чем вы измеряете успех своего фестиваля?

— Успех - это то, как фестиваль принимает публика, как составлена программа, какие отклики дают музыканты, которые приехали отовсюду, с какими эмоциями они уходят со сцены, какие отзывы дают СМИ, как долго разносится «постфестивальное эхо», испытывают ли чувство удовлетворения люди, которые готовили этот фестиваль и «вкалывали» на нём…

Можно много говорить о том, что на Rock-Line кто-то пил, кто-то курил. Человека, который ведет себя неадекватно или выпил через меру, можно найти даже в оперном театре, как пример «бесспорного эталона» безупречно ведущей себя публики. На фестивале публика была мирная и миролюбивая.

Мне очень хочется, чтобы люди относились доброжелательнее к друг другу. Это находит отклик у моих коллег, у музыкантов, которые приезжают в Пермь? вне зависимости, впервые или нет. После того, КАК музыкантов здесь встречают, они стремятся приехать в Пермь снова и снова… Так было с группой «Скворцы Степанова», которые на фестиваль приезжали в этом году третий раз, так случилось и с группой Thalamus из Дуйсбурга, которые впервые приехали в Россию. Когда я их провожала в аэропорту, их обуревали неподдельные эмоции восторга, желание вернуться сюда и сожаления, что так быстро всё закончилось. Такого ритма, драйва и экстрима в спокойной Германии они ни разу не испытывали. Это и есть кайф. Это наша удача.

«Сотворение» «творилось» через звонки «сверху», вступлением «тяжелой артиллерии» в лице Андрея Макаревича с его известностью и авторитетом, экстренным приездом сюда генерального продюсера и арт-директора «Сотворения».

— Есть ощущение того, что «Сотворение мира» повредило Rock-Line?

— Сейчас нет. Но когда я 1 мая узнала, что «Сотворение» переносится в Пермь, три часа не могла прийти в себя. Информация о проведении «Сотворения…» в Перми была шоком. Затем мне стало известно о заявлении экс-главы администрации губернатора Пермского края Фирдуса Алиева о том, что Rock-Line необходимо отменить. Потом пошли разговоры о переносе фестиваля на другие даты, а потом предпринялись вмешательства в программу фестиваля, чтобы сделать второй день исключительно для пермских групп, которые должны были выступать тихо-тихо.

К тому моменту в соответствии с техзаданием Министерства культуры, молодёжной политики и массовых коммуникаций, которое я обязана выполнить, были итоги работы жюри, которое отобрало команды из разных городов и весей, был проплачен первый транш на подготовку и проведение фестиваля, были достигуты договорённости с гостевыми командами, а у немцев и израильтян были куплены авиабилеты. Как и почему переносить, когда даты были известны год назад, и с какой стати?

«Сотворение» «творилось» через звонки «сверху», вступлением «тяжелой артиллерии» в лице Андрея Макаревича с его известностью и авторитетом, экстренным приездом сюда генерального продюсера и арт-директора «Сотворения»…

— Звонки от кого и кому?

— Из приемной президента в приемную нашего нового губернатора Виктора Басаргина. При таком стечении обстоятельств, когда невозможно что-либо изменить, было невероятно трудно готовиться к фестивалю.

— Неужели ради «Сотворения мира» столько суеты?

— Почему нет, если деньги выделены из федерального бюджета.

— Сколько?

— Спросите у организаторов! Я так понимаю, немало, если звонки «оттуда» шли.

Я хотела пригласить в Пермь DJ Leeroy Thornhill (ex-The Prodigy) для ночной дискотечной программы, велись переговоры с «Крематорием», с Гариком Сукачевым, представителями группы Papa Roach, были и другие перспективные договоренности.

Борис Мильграм и Вероника Вайсман еще в мае спрашивали меня: «Лена, ты что - за публику беспокоишься?»

«Нет», — отвечаю. — «Я беспокоюсь за сложности, которые возникнут от совмещения этих больших мероприятий. Первое, от кого «прилетит» — от полиции». И я оказалась права, «прилетело по первое число».
Но, несмотря ни на что, я довольна проведением фестиваля Rock-Line в 2012 году. Я довольна его настроением, драйвом, музыкантами, публикой, открывающимися перспективами. Хотя из-за совмещения двух фестивалей я потеряла спонсорские деньги.

— О какой сумме вы говорите?

— Фестиваль получил малую толику от обещанных спонсорских средств. Договаривались о сумме, которая позволила бы реализовать задуманное: у меня были переговоры с рядом музыкантов^ я хотела пригласить в Пермь DJ Leeroy Thornhill (ex-The Prodigy) для ночной дискотечной программы, велись переговоры с «Крематорием», с Гариком Сукачевым, представителями группы Papa Roach, были и другие перспективные договоренности.

— Почему?

— Потому что спонсора, пивную компанию «Старый мельник», интересует трафик, они не на шутку испугались совмещения двух фестивалей — посчитали, что отчетная статья «посещение мероприятия» пострадает. А при таком бюджете, что был выделен в этом году, таких музыкантов было просто не потянуть.
Но надо уметь радоваться тому, что удалось сделать!

Мне искренне жаль то, что прошло в Перми 30 июня. Этот фестиваль, на мой взгляд, НЕ ТУДА приехал.

— Кроме «Сотворения мира» Александр Чепарухин продюссировал «Движение»…

— «Движение» - это фестиваль-новодел, сетевой фест, который был составлен по образу и подобию «Сотворения». Для меня это непонятный фестиваль, он появился тогда, когда «Сотворение» было в Казани. Группы, которые уже выступили в Казани, ехали «паровозиком» в Пермь, после чего отправлялись куда-то дальше… — махнула Елена рукой в неопределённом направлении.

— Ты был на «Движении» в этом году? — обратилась Новоселова ко мне с вопросом.

— Я был — неожиданно отозвался фотограф Егор. — В первый день перед выступающими группами на площадке стояли люди с зонтами и каменными лицами. Еще два-три человека «пьяных в сопли» между сценой и травой прыгали по лужам. Правда, во второй день вышло солнце, и люди повеселели. Число зрителей не превышало стандартную посещаемость концертной площадки «Белых ночей» в этом году.

— Ваше взаимодействие с Чепарухиным выстроилось на том, что вы обменялись группами на своих фестивалях, или были другие точки соприкосновения?

— Нет, не только. Я его приглашала на открытие Rock-Line, а он меня - на After-party после «Сотворения мира».

Ни той ни другой встречи не состоялось по объективным причинам: каждый из нас занимался решениями организационнных вопросов и задач, которых было немало, полагаю, и на том, и на другом фестивале.

«Сотворение мира», которое организаторы и Александр Чепарухин сделали в 2008-м году, было ярким, «взрывным» событием, которое осветили практически все СМИ в России. Это был достойный фестиваль. Но мне искренне жаль то, что прошло в Перми 30 июня. Этот фестиваль, на мой взгляд, НЕ ТУДА приехал.

— Почему?

— У каждого события, культурно-массового проекта наряду с театральной или музыкальной фестивальной составляющей определяющим должно быть место проведения!

Концептуально - мне кажется, мой родной город Пермь не «вписывается» в действо с названием «Сотворение мира». Я считаю, теряется очень важная составляющая имиджа, концепции, идеи, атмосферы, духа, наконец, теряется органика фестиваля — настолько важен выбор места проведения.

Зерно Кamwa очень правильно посеяла Наталья Шостина, и оно упало куда надо. Этот фестиваль бы еще больше и краше расцвел, если бы не вмешательство Саши Чепарухина со своим «Движением».

Бахаревка для Rock-Line - именно та территория, с встречающимися стихийными свалками строительного мусора, полуразрушенными строениями и «вспаханным» местами асфальтом.

В 2009 году мне предлагали Rock-Line провести в Хохловке, я отказалась наотрез. Проводить рок-фестиваль в Хохловке кощунственно.

Там самое место для фестиваля Кamwa. Это зерно очень правильно посеяла Наталья Шостина, и оно упало куда надо. Этот фестиваль бы еще больше и краше расцвел, если бы не вмешательство Саши Чепарухина со своим «Движением»…

И ещё: Перми лет намного поменьше, чем Казани, и история у нас другая. В Перми нет такой площади, нет Кремля, нет, как такового, исторического центра. Эспланадой рано, да и пока нечем гордиться. В 1973 году на ее месте еще стоял частный сектор, а в конце 70-х перед Домов Советов была огромная яма, — как раз там, где сегодня стоит фестивальный городок.

Может именно поэтому здесь не место «Сотворению мира» — нет ауры «сотворения»…

— Как вы прокомментируете то, что Александра Чепарухина называют «могильщиком» пермских фестивалей?

— «Кто к нам с мечом, тот от меча и получит…» — не я сказала, но вспомнила. Я не воинствую, и, брызгая слюной, вешать на него ярлык «могильщика» не буду. Боженька все видит и все расставит по местам, даже если на это потребуется какое-то время, уверяю вас. Но «Движение» в Хохловке проводить не надо. Очень органичен в этом месте фестиваль Кamwa! Уверена, что многие пермяки с этим согласны! Со временем, думаю, так и будет!

Когда началась эта безудержная вакханалия…

— Что вы имеете в виду?

— Так называемую культурную политику края во главе с Маратом Гельманом и Борисом Мильграмом, которая перешла в воинственную и агрессивную стадию с начала 2010-го.

«Творцы» новой пермской культурной политики не отметали пермские наработки, они использовали лучший способ убрать конкурента: игнорирование и замалчивание.

Когда Марат Гельман только «пришел» в культурную политику Пермского края, всё казалось очень многообещающим, позитивным и конструктивным. Люди очень правильно говорили об интеграции московских возможностей, московского креатива в ту культурную среду, которая была здесь.

Я думала тогда — наивно, но искренне — что, купаясь в «своём пермском соусе», мы чего-то не видим. Может, «московские светлые «продвинутые» мозги» «вдохнут» в существующие проекты новую свежую струю, откроют новые возможности для этих проектов и придадут им новый импульс, не игнорируя того, что годами наработано — фестиваль Кamwa, «Флаэртиана», «Пилорама», «Сердце Пармы», «Дягилевские сезоны» и т. д., много было проектов…

Все это можно было бы воплотить и реализовать, совместив с московским креативом, если бы московские «культур трейдеры» и пермские политики от культуры не повели себя как «слон в посудной лавке».

Мне это напомнило революционный пафос, где «весь мир… мы разрушим до основанья, а затем… мы наш, мы новый мир построим…» .

«Творцы» новой пермской культурной политики не отметали пермские наработки, они использовали лучший способ убрать конкурента: игнорирование и замалчивание.

Помню, как в феврале 2009 года, накануне экономического форума многих деятелей культуры, организаторов крупных проектов, журналистов собрали в органном зале. В пресс-релизе форума было написано, что культура Перми и Пермского края начинается с музея современного искусства ПЕРММ, с фестиваля «Территория» и т.п. Вы помните такой фестиваль? Ведь именно с него начиналось «культурное восхождение» Перми. В релизе упоминалась еще парочка мероприятий, которые «подняли пермскую культуру на невыразимую высоту», и ни слова не было сказано ни о «Флаэртиане», ни о Кamwе, ни о «Дягилевских сезонах», я уже не говорю о своем любимом фестивале, которым я занимаюсь много лет и который «есть моя жизнь».

Разве эта политика не агрессивная? Кто не позволил себя ассимилировать и «встать под общий зонтик «Белых ночей», так это Rock-Line! Стою насмерть, как пуговица! (смеется).

Мне не нужен этот зонтик, у меня свой есть. Rock-Line самодостаточен, он появился задолго до того, как «побелели ночи и почернели дни».

Как вы думаете, если бы пригласили в Пермь Пола Маккартни, с такой «странно скромной» рекламой, народу было бы больше? Приехали бы 50–70 тыс. человек в город?

— Как Виктор Басаргин себя повел по отношению к заезжим культуртрегерам?

— Мне трудно давать такие оценки. Вы были на «Сотворении мира», видели как бомонд вышел слушать тех, кто были участниками фестиваля, как общался с участниками и организаторами губернатор?

Новому губернатору, думаю, пока трудно разобраться, что происходит в культурной жизни Перми и края. Здесь и человеку более сведущему в культурной политике трудно. У Олега Чиркунова отдаленное, но понимание ситуации все-таки сложилось со временем — его культурное мировоззрение очень старательно складывал Гельман, «втюхивая» какие-то свои ценности современного искусства, выдавая их за шедевры и «новое слово в искусстве», и главное — «сделанное в Перми!» — это так грело душу и «убеждало в правильности выбранного пути»!

У Марата Александровича можно поучиться «продвигать культурный продукт»! Так бы «продвинуть» нашу галерею с роскошными коллекциями и огромными запасниками!!!

— Вы можете оценить затраты на «Сотворение мира»?

— Нет, я его не видела ни в Казани, ни в Перми. Судя по исполнительскому составу и технической составляющей — немалые.

— Какой будет судьба этого фестиваля?

— Я не вещая Кассандра, но в Перми не место для такого действа как «Сотворение мира», я уже говорила — почему. Самый главный вопрос в этой жизни - «зачем?». Зачем было «Сотворение мира» здесь?

— Противники новой культурной политики Пермского края ответят: чтобы «распилить бабло».

— Да. Саша Чепарухин выполнил свою работу как арт-директор. Но как вы думаете, если бы пригласили в Пермь Пола Маккартни с такой же «странно скромной» рекламой - народу было бы больше? Приехали бы 50–70 тыс. человек в город?

Я не думаю, что из Москвы, из Питера люди «ломанулись» бы на этот концерт в Пермь, на эспланаду. Из Екатеринбурга, Кирова, Ижевска, может быть, приехали бы.

И потом, у нас нет такого количества гостиниц и всего сопутствующего, что необходимо для проведения такого рода и числа мероприятий. У нас город не готов к этому. Я уже о туалетах не говорю.

— Какой результат оставили «Белые ночи» в Перми? Следует ли их проводить в 2013 году?

— Главный «результат», по- моему, получили жители центра Перми. Представляешь - весь месяц безумное количество музыкальных, театральных и других действ?! Одновременное звучание с нескольких площадок, «превращающееся в кашу» , и ты не понимаешь, что творится у тебя в голове. Жителей центра Перми безмерно жаль. Мне кажется, они элементарно устали от шума и «кому-то надобной» суеты…

Второе: такое ощущение, что организаторы «Белых ночей» гнались за количеством мероприятий — в результате насытили фестиваль настолько, что переступили порог восприятия зрителей. Мало кто сможет одновременно слушать два концерта, оценить «красоты» фестивального городка, посетить выставки, мастер-классы и т.д. и ещё выпить чашку кофе с друзьями.

— Затраты на фестиваль окупились?

— Я прочла в Интернете, что на «Белые ночи в Перми» было выделено около 100 млн рублей. Полагаю, для такого действа как «Белые ночи» — это чудовищно большие деньги.

Я как потенциальный «благополучатель» не всегда была довольна тем, что и как проходило на «Белых ночах». Что-то удалось посмотреть, что-то в силу занятости нет. Но это не стоит таких затрат, или они ушли не туда.

— Будет ли Rock-Line в 2013-м году?

— 28, 29, 30 июня 2013 года фестиваль Rock-Line будет ждать вас там же — на взлётной полосе Бахаревки! Дай Бог всем нам сил, терпения, веры и надежды!

О Любви к Rock-Line не говорю, о ней всё сказано.