Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермь усваивает уроки Крымска: На кого надеяться в случае ЧС?

14 августа 2012, 11:26

Пермь усваивает уроки Крымска: На кого надеяться в случае ЧС?
Пермь, окруженная по периметру опасными производствами, постоянно находится в зоне риска. Где найти для себя убежище в случае чрезвычайной ситуации — читайте в спецпроекте Properm.ru.

Как показали события 31 июля, когда в Перми были опробованы системы оповещения населения о чрезвычайной ситуации, город к ЧС не готов. Вместо того, чтобы, срываясь с места от звуков сигнализации, бежать в убежище, пермяки игнорировали сигналы, цель которых — спасти их жизни.

Трагедия в Крымске всколыхнула общественность и вынудила власть заняться вопросами безопасности. Неизвестно, надолго ли. Ясно одно — город уровня Перми, с высокой зоной риска, который генерируют крупнейшие предприятия, расположенные по периметру краевого центра, не может чувствовать себя в безопасности. Износ оборудования на пермских заводах достигает 80%, львиная доля пермских защитных сооружений морально устарела, многие по факту уже разрушены или заняты бизнесом.

Как пермякам спастись в случае чрезвычайной ситуации Properm.ru рассказали участники круглого стола — директор пермского филиала федерального государственного унитарного предприятия «Экран» Олег Лобанов, председатель совета пермского регионального отделения «Российский союз спасателей» Алексей Дударев и заместитель начальника Главного Управления МЧС России по Пермскому краю, начальник управления гражданской защиты Александр Шарапов.

Properm.ru: Олег Владимирович, после трагедии в Крымске в адрес МЧС посыпались обвинения в низкой оперативности службы спасения. Они обоснованны?

Олег Лобанов: Федеральный закон №131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» говорит ясно — вся ответственность в случае муниципальной чрезвычайной ситуации лежит на администрации района. Именно районные службы спасения в первую очередь должны работать на месте. В нашем случае даже оповещение граждан не сработало. Глава региона рассказывал, что он через СМС-сообщения всех оповещал, это неправильно. Главная система оповещения — звуковая сирена, смс — лишь дополнение к ней.

Олег Лобанов: В Крымске сразу было понятно, что это ЧС федерального уровня.

Properm.ru: Какие уроки нам можно извлечь после Крымска?

Олег Лобанов: Принципиальный урок в том, что в случае ЧС должны включаться системы оповещения — звуковые сирены. К сожалению, очень многие по-прежнему надеются на сотовый телефон.

Properm.ru: Как события, аналогичные наводнению в Крымске, развивались бы в Перми, если бы, например, произошла авария на КамГэс?

Олег Лобанов: В Пермском крае для защиты населения Перми есть государственная служба спасения, это спасатели, которые содержатся на балансе края.

В соответствии с ФЗ №116 «О промышленной безопасности», опасные промышленные объекты должны иметь собственные спасательные формирования, либо договор с профессиональными спасательными службами. В случае внештатной или аварийной ситуации, именно службы предприятия первыми ликвидируют очаг ЧС. Если ЧС выходят за пределы предприятия — вступают муниципальные службы, если и они не справляются — федеральные. В Крымске сразу было понятно, что это ЧС федерального уровня.

Раньше в Перми базировался батальон гражданской обороны, он был расположен в «Красных казармах» и перекрывал город. Батальон распустили, ответственность за оборону возложили на службы спасения, которыми управляет глава города. Я убежден, что такими вопросами должен заниматься военный человек, который работает по приказу, тогда как любой спасатель работает по КЗоТу (Кодекс законов о труде российской федерации — Properm.ru).

Разница между ними принципиальная. Военный человек подписал определенные документы и принимает условия игры — готов к тому, что будет искалечен, ранен или убит. Некоторые спасатели к этому не готовы. В службе спасения работают ответственные люди, но есть и те, кто получил статус спасателя ради льгот. В качестве спасателя такие люди не могут сдать физподготовку, нередко они даже свои обязанности толком не знают.

Алексей Дударев: Износ оборудования на опасных производственных предприятиях достиг 80%. Ничего не взрывается в том числе и потому, что наши отцы и деды строили все крепко, на случай ядерной войны.

Properm.ru: Какие чрезвычайные ситуации кроме наводнения могут произойти на территории Пермского края?

Алексей Дударев: Рисков очень много. Износ оборудования на опасных производственных предприятиях достиг 80%. Ничего не взрывается в том числе и потому, что наши отцы и деды строили все крепко, на случай ядерной войны. Здания и оборудование со сроком годности в 30 лет стоят и работают по 60 лет.

Properm.ru: Но 80% износа — не шутка.

Олег Лобанов: Но и службы спасения, МЧС и органы управления гражданской обороной не сидят сложа руки. Разумеется, есть масса рисков, которые генерирует «Лукойл-Пермнефтеоргсинтез», завод имени Кирова, есть опасность и от Березников, где расположено так называемое «Белое море», куда сливаются все химикаты от березниковского промышленного узла. От Камы «Белое море» отделяет тоненькая плотина. Если ее прорвет, химия хлынет в реку. Первым пострадает Чермоз, потом Добрянка, Полазна, Пермь, Краснокамск и дальше вниз по течению.

У Пермского края официально существует ряд рисков — наводнения, затопление, химические выбросы, ураганы, сейсмоявления и так далее.

Properm.ru: Какие системы защиты населения существуют в Прикамье?

Олег Лобанов: У нас существует коллективная система защиты, в которую включаются защитные сооружения, предназначенные для укрытия наибольшей части работающей смены, нетранспортабельных больных, сотрудников больниц, административного аппарата. На предприятиях должны быть средства индивидуальной защиты для всех работников и средства защиты органов дыхания.

Олег Лобанов: Уточнить данные о местоположении своего убежища можно в районной администрации, а также по телефону единой диспетчерской службы 112.

Properm.ru: Что станет с остальным населением в случае ЧС?

Олег Лобанов: Все будут эвакуированы. Если срочно провести эвакуацию не удастся, у людей останется возможность укрыться в защитном сооружении.

Properm.ru: Как найти свое убежище?

Олег Лобанов: В Перми есть муниципальное учреждение «Гражданская защита», которое и должно в мирное время заниматься вопросами эвакуации. Уточнить данные о местоположении своего убежища можно в районной администрации, а также по телефону единой диспетчерской службы 112. Получить инструктаж можно, позвонив на единый телефон доверия ГУ МЧС России по Пермскому краю 8 (342) 210–45–67.

Олег Лобанов: Пермяки сами приводят защитные сооружения в негодность — оборудуют там овощные ямы, срезают и сдают в цветмет герметичные двери. Нередко эти объекты разрушают коммерческие фирмы.

Properm.ru: Сколько человек могут принять защитные сооружения в Перми?

Олег Лобанов: Точную цифру не скажет никто, это секретная информация. Журнал учета защитных сооружений — это секретный документ, их количество и местоположение — это информация, которая не должна попасть в руки противника в случае военных действий.

Всего есть пять классов убежищ, от первого, с самым высоким коэффициентом защищенности, до пятого — с самым низким. Свои защитные сооружения есть у крупнейших предприятий Перми, сотрудников полиции, МЧС и администраций Перми и Пермского края.

В случае возникновения чрезвычайной ситуации или внезапного нападения противника можно использовать защитные сооружения в домах, в которых живут жители. Правда, пермяки сами приводят их в негодность: оборудуют там овощные ямы, срезают и сдают в цветмет герметичные двери. Нередко эти объекты разрушают коммерческие фирмы. К примеру, компания «Уралавтоимпорт» полностью уничтожила защитное сооружение на территории своего автосалона на героев Хасана, 105. МЧС и территориальное управление Росимущества обратилось в суд, который вынес решение: восстановить защитное сооружение за счет «Уралавтоимпорта» и вернуть его Российской федерации.

Александр Шарапов: В 2012 году нами подготовлены документы более чем на 100 защитных сооружений для передачи их в собственность Российской Федерации, и более того уже возвращено порядка 30 защитных сооружений.

Александр Шарапов: Проблемой остается то, что с каждым годом этот фонд все больше ветшает, денег на его содержание соответствующими руководителями выделяется катастрофически мало. Данные объекты предназначены для укрытия населения, если того потребует положение дел. С целью исправления ситуации с содержанием убежищ мы активно ведем работу по возвращению защитных сооружений из муниципальной собственности в федеральную, как того требует законодательство. К примеру, в 2012 году нами подготовлены документы более чем на 100 защитных сооружений для передачи их в собственность Российской Федерации, более того, уже возвращено порядка 30 защитных сооружений.

Properm.ru: Что изменится после перевода из муниципальной в федеральную собственность?

Александр Шарапов: Это позволит нам навести порядок в использовании защитных сооружений и четко определить, кто за что отвечает. Сейчас муниципалитеты раздают защитные сооружения кому угодно, эти объекты разрушаются, перепланируются, просто выводятся из строя.

Львиная доля пермских защитных сооружений пятого класса находится в неудовлетворительном состоянии.

Properm.ru: Какую роль ФГУП «Экран» играет в обеспечении безопасности населения?

Олег Лобанов: Наше предприятие занимается возвращением незаконно приватизированных, внесенных в муниципальные бюджеты защитных сооружений в федеральную собственность. Вторая задача, которая стоит перед нами — восстановление этих объектов.

Properm.ru: Кто незаконно приватизировал защитные сооружения, и как это произошло?

Олег Лобанов: Убежища пятого класса, о которых мы говорим, муниципалитеты Пермского края самовольно перевели на свой баланс. Произошло это в 90-е годы, во времена всеобщей смуты, когда государство не регулировало политику в отношении защитных сооружений. Заводы банкротились, а на их балансе были эти объекты. Строения весьма крепкие, они подходят под склады, размещение производств или магазинов. В конечном итоге муниципалитет их захватывал.

Алексей Дударев: В Перми более 250 объектов гражданской обороны. Если их сдать даже по 10 тыс. рублей, получится 2,5 млн рублей в месяц. Эти деньги можно использовать на восстановление защитных сооружений, но сейчас вопрос их использования остается открытым.

Properm.ru: Под муниципалитетом вы имеете в виду администрацию Перми?

Олег Лобанов: Да. Надо разбираться в полиции, как это происходило. Но в феврале 2010 года постановлением администрации Перми чиновники хотели все защитные сооружения лишить специального статуса и перевести в подвалы. Это постановление было отменено прокуратурой Пермского края. В отдельных муниципалитетах Пермского края защитные сооружения были в федеральной собственности, но это не мешало руководству города сдавать их в аренду предпринимателям.

Алексей Дударев: Защитное сооружение имеет определенную конструкцию, которую нельзя менять. Предприниматели размещают там свой бизнес и начинают перестраивать объект: вставляют панели, перегородки, а это запрещено.

Интересно другое: в Перми более 250 объектов гражданской обороны. Если их сдать даже по мизерно низкой цене — 10 тыс. рублей - получится 2,5 млн рублей в месяц. Эти деньги можно использовать на восстановление защитных сооружений, но сейчас вопрос их использования остается открытым.

Олег Лобанов: Фирмы и кафе, которые размещены сегодня в защитных сооружениях, согласно закону должны выехать.

Properm.ru: Защитные сооружения пятого класса все еще актуальны?

Алексей Дударев: Сегодня оружие настолько высокоточное, что убежища такого типа морально устарели и больше не строятся. При этом нецелесообразно сокращать их количество — бывают случаи внезапного нападения или чрезвычайные ситуации, при которых эвакуация может не сработать, и тогда эти сооружения на некоторое время могут спасти человеческие жизни.

Properm.ru: Другими словами, предпринимателям пора съезжать из этих сооружений?

Олег Лобанов: Те фирмы и кафе, которые в них размещены сегодня, согласно закону должны выехать. Но есть ряд убежищ, которые нет смысла восстанавливать, в этом случае управление Росимущества будет снимать с них статус защитного сооружения, после чего объект можно будет выкупить через конкурс.

Александр Шарапов: Наш бизнес заботится только о том, чтобы заработать денег, а не обеспечить безопасность. Меня поражает то, что порой иностранные компании содержат наши объекты гражданской обороны гораздо лучше, чем наши соотечественники

Properm.ru: Как вы действуете в том случае, когда выясняется, что муниципалитет продал защитное сооружение?

Александр Шарапов: Не так давно мы совместно с Прокуратурой Пермского края через суд отменили сделку по продаже защитного сооружения, которое администрация Перми реализовала частным предпринимателям без законных на то оснований. Аналогичные решения суды принимают по всей стране.

Конечно, использование убежищ возможно и в условиях мирного времени коммерческими предприятиями под склады, магазины или кафе. Но на первом месте — требования безопасности: в течение 12 часов все помещения должны быть приведены в состояние полной готовности для приема людей. Кроме того, в них нельзя проводить перепланировку и перестраивать под свои нужды. Пока же наш бизнес заботится только о том, чтобы заработать денег, а не обеспечить безопасность. Меня поражает, что порой иностранные компании содержат наши объекты гражданской обороны гораздо лучше, чем наши соотечественники, что подтверждается итогами смотров конкурсов защитных сооружений.

Олег Лобанов: Мы будем добиваться того, чтобы лицо, ответственное за это, через суды восстанавливало убежища за свой счет.

Properm.ru: Восстановление какой части защитных сооружений будет признано нецелесообразным?

Алексей Дударев: Планируется списать статус защитного сооружения у не менее 30% объектов пятого класса. Нередки случаи, когда на бумаге убежище есть, но фактически оно уже разрушено. Мы сейчас пытаемся понять, кто конкретно принимал решения о сдаче защитных сооружений бизнесу в аренду.

Properm.ru: Когда вы это выясните, какие будут последствия?

Олег Лобанов: Мы будем добиваться того, чтобы лицо, ответственное за это, через суды восстанавливало убежища за свой счет.

Александр Шарапов: Кто может пообещать, что войны не будет и эти объекты останутся невостребованными? Никто. Примеров этому масса — вооруженные конфликты за рубежом и на территории РФ.

Properm.ru: Кроме главы района кто мог давать такие распоряжения?

Алексей Дударев: Жилые дома нередко передавались управляющим компаниям вместе с защитным сооружением, после чего УК передавала его в аренду. Есть и другие примеры, нельзя говорить о том, что решения такие принимались по росчерку пера одного человека, ответственность очень размыта. Будем разбираться.

Properm.ru: Защитные сооружения пятого класса могут применяться по прямому назначению? В случае чрезвычайной ситуации они спасут жизни людей?

Александр Шарапов: Кто может пообещать, что войны не будет и эти объекты останутся невостребованными? Никто. Примеров этому масса — вооруженные конфликты за рубежом и на территории РФ. То же самое касается чрезвычайной ситуации. Хочешь жить в мире — готовься к войне.