Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Процесс по Добарину: Как «заварушка» превращается в судебный прецедент

30 августа 2012, 15:38

Процесс по Добарину: Как «заварушка» превращается в судебный прецедент
Пока вся страна, прильнув к экранам и мониторам, пристально следила за скандальным делом панк-группы Pussy Riot, в Перми разворачивался по-своему гораздо более важный судебный процесс.

Любое уголовное (неважно, признают его политическим или нет) дело, вызвавшее большой общественный резонанс, мгновенно обрастает противоречиями. Именно противоречия в деле пермяка Александра Добарина вдохновили редактора ленты новостей Properm.ru Александра Глушкова написать этот текст.

28 августа в мировом суде Свердловского района состоялось оглашение приговора по делу жителя Перми Александра Добарина, участника «заварушки», произошедшей в конце сентября прошлого года на улице Чернышевского и получившей широкую огласку из-за имеющей к ней отношение военнослужащих. Добарин признан виновным в причинении средней тяжести вреда здоровью солдату, который до этого вместе с двумя своими сослуживцами избил его сына.

В этом, казалось бы, простом деле было больше вопросов, чем ответов. Надежда, что все факты разложит по полочкам суд, развеялась: после вынесения приговора вопросов меньше не стало. И дело даже не в том, что показания свидетелей сильно разнятся, а каждая сторона уверена в своей правоте. Четкого ответа на вопрос, что произошло 25 сентября 2011 года у продуктового магазина «Альф» на улице Чернышевского, мы так и не получили.

Версия Добариных
Вечером 25 сентября Александр Добарин с супругой отправили своего 17-летнего сына Александра купить что-нибудь к чаю. На выходе из магазина «Альф» подростка окликнули несколько нетрезвых военнослужащих, у которых ранее в этот же день был конфликт с фанатами «Амкара». Подросток же в ярко-красной куртке якобы был очень похож на болельщика «красно-черных».

По словам Добарина, сначала военнослужащие сшибли парня со ступенек, затем натянули куртку на голову и стали наносить удары снизу вверх. Находясь в полубессознательном состоянии, подросток позвонил отцу, который рванул на место происшествия на автомобиле.

Увидев Добарина-старшего, солдаты, которые уже успели сесть в свой джип, вышли из машины и двинулись в сторону мужчины с намерениями повторить проделанное ранее с его сыном. Первым нападавшим был Дмитрий Кошкаров.

«Самый высокий, Кошкаров, замахнулся на меня, и я, увернувшись, ударил его. Он попятился и упал. А двое продолжали наступать — это Коновалов и Гагарин. Я не стал дожидаться, когда мне прилетит второй удар и ударил Гагарина. Он тут же упал, а Коновалов, видя все происходящее, убежал в часть, переоделся и вернулся с пятнадцатью солдатами и офицерами. Тогда я и узнал, что избившие моего сына являются солдатами», — не устает пересказывать Добарин. После этого на место происшествия подъехала полиция и скорая помощь.

Версия солдат

Истцы по делу Добарина общаться со мной отказались, поэтому их позицию придется воспроизводить по показаниям Юрия Гагарина. Согласно его рассказу, 25 сентября он вместе с Максимом Коноваловым и Дмитрием Кошкаровым находился в увольнении. Алкоголь в тот день молодые люди не употребяли. Вечером они возвращались в часть на автомобиле своей знакомой и решили заехать в магазин за сигаретами.

Добарина-младшего они не трогали. Более того, они сами были избиты толпой людей, стоявшей у магазина, после чего сели в автомобиль. В этот момент на место происшествия подъехал Добарин-старший. По версии солдат, сначала он ударил вышедшего из машины Кошкарова, а затем и Гагарина, который наклонился к упавшему другу.

Едва ли стоит согласиться с тем, что драка у «Красных казарм» — это обычная бытовая разборка, как охарактеризовала ее пресс-служба УВД по городу Перми. Несколько десятков военнослужащих из подразделения антитеррора на улицах Перми с намотанными на руки ремнями, готовые «впрячься» за нарвавшихся на конфликт сослуживцев; выбитые с корнями зубы 17-летнего парня, вышедшего вечером за печеньем… Нет, Пермь, конечно, «опасный город», но едва ли подобные «разборки» происходят на центральных улицах каждый день.

Удивляет легкость, с которой уголовное дело, возбужденное в отношении Добарина-старшего, дошло до суда. На фоне этой скорости впечатляет медлительность работы следователей, которые крайне неохотно начали расследование по заявлению Добарина в адрес солдат.

Если полностью абстрагироваться от ситуации, что мы видели? С одной стороны — подсудимого, старший сын которого как минимум до 21 года остался без передних зубов. С другой — потерпевшего, который явно не ожидал, что получит достойный отпор от мужчины вдвое старше его. Солдата, который должен был чувствовать себя правым, но почему-то отказывался от общения с прессой и даже не явился на вынесение приговора своему обидчику. Впрочем, в этом состава преступления, конечно, нет.

Но, пожалуй, главное, что показало нам «дело Добарина» — чисто человеческое отношение к ситуации не имеет никакого отношения к букве закона. «Закон суров, но это закон», как говорили римляне. И что же все-таки лучше — вступиться за сына и ответить в суде за сломанную (и сломанную ли?) челюсть или «подставить вторую щеку» и надеяться лишь на то, что обидчиков накажет военный суд? Уверен в одном — приняв первое решение, Александр Добарин не пожалел об этом и после вынесения приговора.

Итог дела Добарина не стал шоком для большинства пользователей Properm.ru. Но он точно стал неприятным прецедентом для самого Добарина. Не удивлюсь, если свой приговор доверию к суду Добарин уже вынес.