Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

На пикете против догхантеров: Надо бороться не с живодерами, а с бездействием чиновников

4 октября 2012, 19:45

На пикете против догхантеров: Надо бороться не с живодерами, а с бездействием чиновников
Участники пикета против жестокого обращения с животными рассказали, почему в Перми даже за 20 млн рублей в год не решается проблема с бродячими собаками и кого надо в этом винить.

Пикет против догхантеров начался в 17.30 у памятника «Медведь». Несколько полицейских традиционно стояли в стороне, в эпицентре — пара десятков детей с самодельными плакатами в стиле «Ты думаешь, что ты — догхантер и спасаешь мир? Нет, ты живодер и губишь живых». Вокруг несколько журналистов и две телекамеры.

Пикет начался с традиционной проверки документов и разрешений. Сотрудников полиции предъявленные документы удовлетворили.

Организатор пикета — руководитель пермской организации защиты животных «Снежный барс» Анна Филимонова - стоит в эпицентре событий.

Анна, как эти дети оказались на пикете? — интересуемся у организатора пикета.

— Это дети со школ нашего города, — прищурившись на яркое солнце отвечает Анна и обращается с вопросом к ребенку, который оказался поблизости: «Ты из какой школы?».

— Из 32-й, — отвечает он и со счастливыми глазами смотрит прямо в объектив телекамеры. — А можно будет котенка взять?

— Можно, только с родителями…

Клетка с кошками стоит тут же, облепленная довольными детьми.

Школьники с невинными плакатами

Пикетчики с тяжелой агит-артиллерией.

— Анна, назовите, пожалуйста, имена и фамилии конкретных догхантеров, против которых вы выступаете?

— Догхантеры - это такие люди, если их можно назвать людьми, трусливые и скрытные, — ответила зоозащитница. — Еще ни один догхантер не вышел в открытый эфир и не объявил: «Я, Иванов, Петров, Сидоров, являюсь догхантером и убиваю животных». Люди в интернете под разными никами не говорят мне ни о чем, там они храбрые, там они ведут себя очень дерзко. Здесь, в городе, они боятся, они знают, что дело их недоброе.

Анна Филимонова:

Я знаю фамилии этих людей, с кем-то я встречалась, и в СМИ у нас были диалоги. Но если я назову их фамилии, эти люди будут отрицать свою причастность к этому делу, а потом вполне возможно, заявят на меня.

Пикет оказался немногочисленным, защитить права животных пришли всего пара десятков человек.

— Мы выступаем против догхантерства как явления, — пояснила Филимонова. — Пример существования этого явления — сотни собак, которые были отравлены на территории Перми с весны 2012 года. Это информация из заявлений граждан. В Индустриальном районе были отравлены животные, об этом писали СМИ. Люди обращались с заявлениями к нам, в органы правопорядка, но всем людям, кто обратился, были отказано в возбуждении уголовного дела, потому что не нашли виновных.

По информации организатора пикета, по разным подсчетам, число бродячих собак в Перми колеблется от 6 до 20 тысяч голов. При этом только 20 из 100 доживают до одного года.

Анна Филимонова:

Догхантерство процветает из-за бездействия чиновников, которые должны отвечать за порядок в городе, если говорить о бродячих собаках.

— Назовите фамилии чиновников, которые бездействуют.

— Я назову фамилии чиновников, которые должны отвечать за порядок — это руководитель управления по экологии и природопользованию администрации Перми Антонина Галанова, она курирует муниципальные приюты животных, — отметила Филимонова. — Она уже не первый год возглавляет это учреждение, на содержание этих приютов выделяется огромная сумма денег.

Ведомственная целевая программа «Регулирование численности безнадзорных собак и кошек на территории города Перми». Обратите внимание на затраты и на планируемую эффективность от работы программы — снижение числа укусов пермяков от 1520 случаев в 2012 году до 1500 в 2014-м.

— За 20 млн рублей в год можно решить проблему безнадзорных собак, — убеждена Филимонова. — Но почему-то она не решается. Хотя, имея 20 млн, любая коммерческая структура могла бы урегулировать этот вопрос.