Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Павел Миков: Садики мы построим, но реальный дефицит в местах в школе

29 января 2013, 09:10

Павел Миков: Садики мы построим, но реальный дефицит в местах в школе
Чем плохи пермские школы и что делать с пьяными детьми?

Уполномоченный по правам ребенка в Пермском крае рассказал Properm.ru о том, почему он не поддерживает исключение пермских школьников за пьянство, какие нарушения допускают элитные учебные заведения и почему пермским школам не потянуть новые образовательные стандарты.

— Павел Владимирович, с 1 января изменились условия выплат по «Маминому выбору». Ряд семей, ранее получавших пособия, сейчас лишились этой возможности. Вы знакомы с этой проблемой?

— Я считал и считаю, что выплата компенсации за непосещение ребенком детского сада — это мера вынужденная и временная. Мы не должны стимулировать отток детей из дошкольных образовательных учреждений. Как показала практика, компенсация большинством родителей не направлялась на получение детьми дошкольного образования, но рассматривалась как пособие на жизнь семьи.

Целевая установка компенсации — приобретение родителями для своего ребенка образовательных дошкольных услуг самостоятельно. Ожидалось, что будет очень хорошо развит рынок негосударственного дошкольного образования. Но на сегодняшний день мы имеем не очень хорошие результаты. В соответствии с информацией Министерства образования края на конец 2012 года детей, посещающих негосударственные дошкольные учреждения в Пермском крае было 2940, из них 2515 посещают организации, не имеющие лицензии. Это очень серьезный показатель! Цель дошкольного образования — не только питание детей и присмотр за ними, но еще и развитие, оказание образовательных услуг.

О «Мамином выборе»: муниципалитеты понимают, что одновременно решить задачу по строительству новых детских садов, которую поставил губернатор, и выплате пособий не получится.

— Сейчас полномочия по этим выплатам отдали муниципалитетам. Что это изменило?

— Муниципалитеты понимают, что одновременно решить задачу по строительству новых детских садов, которую дал губернатор, и выплатить пособия, не получится. Разные муниципалитеты начали искать разные подходы к решению этой задачи. Пермский район изменил принцип выплаты. Они подняли возраст и стали выплачивать эту компенсацию детям от 3 до 5 лет. Это, естественно, вызвало массу обращений со стороны родителей детей в возрасте от 1,5 до 3 лет.

В Перми условия выплат сохранились, но с 1 января компенсация будет выплачиваться только детям, имеющим регистрацию на территории Перми. Те, кто давно проживает в Перми, но не имеет собственного жилья, оказались без всякой поддержки. Такие семьи не могут устроить своего ребенка в детский сад и получить компенсацию.

— Сколько таких семей?

— Эта группа людей небольшая, их не больше 100 человек в Перми. Так что внесение изменений в постановление администрации Перми не повлечет за собой больших финансовых расходов. Никаких массовых обращений в суды не будет.

— Как Вы относитесь к проекту «Семейное образование», который запустило Министерство образования Пермского края?

— Идеология этого проекта сродни «Маминому выбору». Если вы забираете ребенка домой, государство вам платит, и вы организуете образование самостоятельно. Стоит согласиться, что такое право родителей в законе об образовании есть. Но риски, которые может повлечь за собой реализация этого проекта, должны были быть изначально просчитаны. Прежде чем запускать проект, я считаю, что министерство должно было просчитать потребность, сколько сегодня семей не только желают, но имеют возможность дать качественное образование своего ребенка, не водя его в школу.

Нужна серьезно проработанная нормативно-правовая база, начиная от формирования индивидуального учебного плана, заканчивая системой контроля. Нужно предусмотреть возможность возврата средств обратно в бюджет, если ребенок на аттестации показал неудовлетворительные знания. Это кропотливая работа, которая такой спешки вообще не требует.

О проекте «Семейное образование»: Мы возбудили определенную группу людей, у которых нет желания заниматься своим ребенком.

— Не получится ли как с «Маминым выбором», когда часть семей пропивали полученные пособия?

— Заявления о проекте вызывают неоднозначную реакцию. Кто-то начинает спрашивать: «Когда нам можно заявление писать и когда нам эти 30 тысяч перечислят?». Мы возбудили определенную группу людей, у которых нет желания заниматься своим ребенком. Риск очень серьезный.

Министр образования края (Раиса КассинаProperm.ru) в одном из интервью сказала, что знает семью кандидатов наук, которые в состоянии дать образование своему ребенку. Но этих семей единицы! Инициаторы проекта также ссылаются на то, что есть люди, которые по религиозному признаку отказываются давать своим детям образование в школе. Какая религия говорит о том, что родители должны запретить ребенку получать образование в школе? Из традиционных религий — ни одна.

— С 1 января 2013 года в России изменилась система предоставления жилья для детей-сирот. Как это отразится на сиротах Пермского края?

— С этого года жилье детям-сиротам предоставляется по договору найма специализированного жилого помещения государственного жилого фонда сроком на пять лет при достижении возраста 18 лет с возможностью продления еще на пять лет.

Какие нововведения должны появиться на практике? Во-первых, в крае должен быть создан спецжилфонд, в котором и будет предоставляться жилье. Второе — должна быть создана экспертная комиссия, которая по истечении пяти лет проживания в таком жилье лица из детей-сирот должна будет вынести решение, способен ли он дальше проживать самостоятельно, и предоставить ему жилье уже по договору социального найма. Сегодня у нас дополнительно получили право на получение жилья дети-сироты, у которых уже имеется закрепленное жилое помещение, но по ряду обстоятельств они проживать в нем не могут.

О предоставлении жилья для детей-сирот: «Если мы будем строить сиротские дома и концентрированно детей туда заселять, мы получим очень серьезные социальные последствия как для них самих, так и для конкретного микрорайона».

— О каком количестве сирот идет речь?

— Теперь уже о значительном. Дополнительно потребуется жилье 4,5 тысячам детей, а ранее в очереди уже стояло около девяти тысяч. Таким образом, у нас количество нуждающихся в обеспечении жильем за счет государства не уменьшилось, а увеличилось.

Конечно, увеличилось и финансирование на решение этой задачи. Из краевого бюджета на 2013 год предусмотрено 770 миллионов, и 290 миллионов мы получим из федерального бюджета. Сумма приличная, но на сегодняшний день есть проблемы.

— Какие?

— Еще не приняты подзаконные акты — постановления правительства Пермского края, которые бы четко определяли процедуру предоставления этого жилья. Не определены принципы строительства специализированного фонда. Где он будет строиться? Как будет строиться? Это будут отдельные дома, в которые будут массово заселять лиц из числа детей-сирот? Риски есть.

Если мы будем строить сиротские дома и концентрированно детей туда заселять, мы получим очень серьезные социальные последствия как для них самих, так и для конкретного микрорайона. Печальный опыт у нас уже имеется. На протяжении нескольких лет Пермь целенаправленно приобретал жилье в микрорайоне Левшино в многоэтажных домах, в многокомнатных квартирах. В итоге часть детей этого жилья лишились, часть жилья на сегодняшний день требует уже даже и не косметического ремонта. Для остальных жителей это соседство ни к чему хорошему не привело.

— С прошлого года началась процедура закрепления домов к конкретным школам. Как Вы к этому относитесь?

— В этом вопросе мы будем на стороне закона. С нового учебного года при поступлении в начальную школу должна быть обеспечена для каждого ребенка шаговая доступность к школе. Ребенок должен получать начальное образование по месту своего жительства. Основное и среднее образование все дети смогут получать уже при процедурах отбора в другие школы, разного рода гимназии, лицеи и, как мы их называем, «элитные школы». С одной стороны это легализует и так уже сложившуюся практику. С другой стороны, более-менее станут понятными правила игры.

О прикреплении домов к школам: «Ребенок должен получать начальное образование по месту своего жительства».

— Многие жалуются, что к так называемым элитным школам прикреплено намного меньше домов

— Конфликтная ситуация, которая каждый раз возникает при зачислении детей в так называемые элитные школы, показывает другую большую проблему пермского образования. Это дефицит качественного хорошего образования, которому доверяют родители. Есть огромный спрос, который не удовлетворен предложением. При этом пул так называемых элитных школ у нас не расширяется. Мы сталкиваемся с монополией, которая сложилась в системе образования. Монополия эта ими же искусственно и поддерживается. Хотя, с точки зрения прикрепления к тем или иным элитным школам домов, ситуация сложная.

Некоторые элитные, как их называют, заведения, в Перми сегодня расположены в таких местах, которые не соответствуют санитарно-гигиеническим требованиям расположения образовательных учреждений. Они не соответствуют САНПИНам, как с точки зрения местоположения, так и с позиции лицензионных мощностей.

Школы, которые я назвал, работают в две смены. Если школа рассчитана на 500 детей, а в ней обучается 800, это означает переуплотненность, невозможность организации работы в одну смену, как требуют новые образовательные стандарты и переход в режим работы «школа полного дня».

Об «элитных школах»: Некоторые элитные, как их называют, заведения, в Перми сегодня расположены в таких местах, которые не соответствуют санитарно-гигиеническим требованиям расположения образовательных учреждений.

— Что такое «школа полного дня»?

— Это когда в 9 часов дети пришли, и они в школе находятся до 17.00 часов. В первой половине дня обучение, во второй половине дня — дополнительное образование. Но для этого нужны площади, спортзалы, стадионы и так далее.

«О каком выполнении нового образовательного стандарта и перехода на школу полного рабочего дня с двухразовым горячим питанием может идти речь?»

— Учителя утверждают, что пермские школы не готовы к переходу на новые стандарты, отмене второй смены.

— Нет, не готовы. Это отдельная проблема. В Перми сегодня не хватает общеобразовательных школ. И с «бэбибумом», который у нас прошел, в ближайшее время эта ситуация только обострится. Нам не садики будут нужны, а школы, и очень много школ! В некоторых микрорайонах школы будут вынуждены перейти даже на трехсменное обучение. О каком выполнении нового образовательного стандарта и перехода на школу полного рабочего дня с двухразовым горячим питанием может идти речь? Вот в чем сейчас проблема. Садики-то мы построим, но реальный дефицит сегодня в местах в школе.

— Какие школы из числа «элитных» допускают нарушения?

— Например, гимназия №17, школы №7, №9, №11. Ни у одной из вышеперечисленных школ не выполняется один из основных нормативов — нахождение их не менее чем в 100 метрах от проезжей части. Эта тема серьезная, и родители при выборе школы должны учитывать и такие вещи. По этому формальному признаку в этих зданиях школы точно не должны располагаться. Я уже не говорю о том, что у многих отсутствует пришкольный участок, для которого сейчас требуются определенные нормативы, школьные стадионы и так далее.

Причем все эти учебные учреждения относятся к пулу элитных школ. В этом смысле политика городского департамента образования должна быть однозначной — создание условия для появления как можно большего количества школ, которые бы в общественном сознании пермяков этот пул расширял. Чтобы не создавать этот искусственный ажиотаж и дефицит мест в этих элитных школах.

«Вечерние школы стали «отстойниками», в которые сливали и продолжают сливать всех неугодных и трудных детей».

А дети, проживающие в сельской местности, вообще дискриминированы. Они не имеют доступа к более высокому уровню образования. У нас всего одна сельская гимназия на всей территории Пермского края — в Барде. Эта проблема, на мой взгляд, не столько прикрепления домов к школам, сколько качества образования, его доступности в большинстве муниципалитетов.

— Федеральное министерство образования опубликовало проект приказа, согласно которому школьников смогут исключать за пьянство. Как Вы относитесь к подобной инициативе?

— Надо лечить, а не исключать. Исключение из школы несовершеннолетнего ребенка, который не получил общего образования — это крайняя мера дисциплинарного воздействия. Она может применяться при достижении возраста 15 лет и совершении правонарушения, либо грубого нарушения устава школы.

Сегодня для того чтобы исключить ребенка из школы, требуется согласие комиссии по делам несовершеннолетних и защиты их прав. Школа готовит ходатайство, оно рассматривается комиссией, она выносит решение, и только после этого эта мера применяется. Такая сложная процедура защищает ребенка и заставляет работать школу как субъект профилактики правонарушений. Если мы сейчас этот механизм ослабим, многие школы начнут от детей избавляться.

У нас и так вечерние школы последние два десятилетия свои функции обучения взрослых перестали выполнять. Вечерние школы стали «отстойниками», в которые сливали и продолжают сливать всех неугодных и трудных детей. Если у детей пьянство, их надо лечить от этого, а не лишать их возможности получать образование и общаться со сверстниками. Ссылаясь на то, что мы не справляемся, мы можем дойти до того, чтобы открывать колонии для детей, изолировать их от общества. Вернемся во времена, когда общество перекладывало обязанность по воспитанию детей на государство. Для меня такого рода предложение министерства непонятно.