Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Минута славы фермера Мельниченко: глобальные планы и суровая реальность

12 апреля 2013, 08:47

Минута славы фермера Мельниченко: глобальные планы и суровая реальность
Фото: Дмитрий Горчаков
После яркого выступления Василия Мельниченко на московском форуме мы отправились посмотреть его хозяйство в Галкинском. Ожидали увидеть оазис, но реальность разочаровала.

Такого наплыва журналистов, операторов и фотографов в селе Галкинское Свердловской области точно никогда не видели. Всему виной — семиминутное

. Благодаря живой речи и сочным сравнениям сельский фермер стал героем «Ютуба». Журналисты подхватили — и понеслось.

Офис Мельниченко (здание бывшей школы) находится прямо возле полуразрушенной церкви середины XIX века. На входе удивляет количество табличек с названием организаций: «Уральская народная ассамблея», «Камышинка», «Развитие предпринимательства» и так далее. Хозяина находим в одном из кабинетов — он громко общается с каким-то журналистом по телефону.

Сейчас хозяйство «Галкинское» представляет собой руины.

Самого Мельниченко нам удается выловить лишь спустя минут десять — его мэр Камышлова попросил заехать, чтобы обсудить выделение каких-то земель. Это наш шанс. Предлагаем подвезти его, поговорить хоть по дороге. Первым делом спросил о навалившейся популярности.

Василий Мельниченко, директор сельхозпредприятия «Галкинское»:

Приехал в Москву и целый день интервью давал. В принципе же и темы особо нету. Но вот что-то такое получилось. Абсолютно на это не рассчитывал. Дело в том, что я текст на коленке писал прямо на сцене. Вообще изначально собирался рассказать о важности дорожной карты и всего прочего. Послушал их, посмотрел реакцию зала. И тут же стал на коленке писать. И похоже, что попал прямо в больную точку. Поймите, что энерготарифы нам не позволяют развиваться дальше. Мы уперлись в потолок в 2012 году. Дальше возможностей для роста нет. Именно об этом я сказать и хотел. Но если бы я просто сказал об этом спокойным языком, то никто бы и не заметил. Вот и решил живинки добавить — все равно Путин на форум не пришел.

У Мельниченко около пяти тысяч кроликов, ежемесячно продают тысячу. Плюс к тому наладили производство различных меховых изделий.

Мельниченко говорит очень живо, эмоционально. Чувствуется, что за последние дни о проблемах села он высказывался уже не раз. Тут между делом он вспоминает о каком-то знакомом банкире, который потерял на Кипре 40 млн евро, но в эту тему углубляться не хочется, возвращаю его к проблемам села. И теперь от фермера достается Минсельхозу, который, по его мнению, оказался совершенно не готов к вступлению в ВТО.

Василий Мельниченко:

Сейчас они пытаются обойти запреты ВТО. Начинается чистое мошенничество со стороны нашего правительства. Но если такое мероприятие проходит в России (шаг туда, шаг сюда — и голова об этом ни у кого особо не болит), то на международном уровне так шутить не стоит. Я им прямо говорю: оштрафуют, мама не горюй. Нельзя объявлять, что 63 региона не подходят для сельского хозяйства — это означает накрыть инвестиции. Поймите, что ни один банк не рискнет финансировать в таких условиях. А мне там говорят, что они не подумали. И вот такое получилось.

Фермер говорит, что земли в «Галкинском» черноземные, но вот только продукция армии больше не нужна.

Я стараюсь ехать как можно медленнее, чтобы успеть задать побольше вопросов, но администрация уже рядом. Только и успел еще узнать, что, оказывается, министр обороны Шойгу губит сельское хозяйство своими указами. По словам Мельниченко, чиновник подписал контракт о поставке овощей с неким гражданином Пригожиным: «Я каждый год поставлял тысячу тонн картошки в армию, контракт был. А для чего мне сейчас сажать ее? У нас в районе только пять хозяйств поставляли ее военным. Думал, что нашу армию русский народ кормить будет, а теперь получается, что польский или венгерский».

После этих слов Мельниченко открыл дверь и быстрым шагом пошел на встречу к мэру Камышлова. При этом фермер все время разговаривал по телефону: «Приезжайте, звоните, в Москве буду в выходные». Создавалось ощущение, что в этот день полстраны позвонили ему.

Вот и глава Камышлова решил встретиться: «Мы только начали оформлять землю, хочется где-то три тысячи гектаров. Она 20 лет не пахалась, простаивала», — объясняет цель встречи фермер. Только прошла она без журналистов — мэру слава не нужна.

В селе много разрушенных домов.

На обратном пути в офис Мельниченко показывает свое хозяйство: там кроликовая ферма, там гараж, распаханные земли. И с удовольствием делится грандиозными планами.

Василий Мельниченко:

В этом году, если все срастется, то расширим посевные площади, приступим к строительству овощного логистического центра, комбикормового завода, сделаем овцеферму, а также теплицу. У меня своя фишка — мне важно развить многопрофильное хозяйство. Мне нет разницы — выращивать огурцы, помидоры или делать ювелирные камни. Мне важно, чтобы территория зарабатывала. Я начинаю с нуля.

Про деньги и источники финансирования говорит витиевато («есть у меня друзья»). И цифру называет впечатляющую — миллиард рублей инвестиций. Пока же радуется, что смог в январе погасить долг хозяйства в 13,5 млн рублей, да еще техники на 17 млн купил: «Инвестиций же пока нет — что могу, заработаю, закапываю в землю, надеясь, что когда-то будет отдача», — с грустью отмечает он.

Мельниченко предпочитает говорить о глобальных проблемах.

Как-то незаметно в разговоре вновь появилась тема популярности фермера.

Василий Мельниченко:

Я отношусь к этой ситуации нормально, но я устал, голос сорвал, еле говорю. Неделя — и все пройдет. Возможно, будет вторая волна, если встретимся с Путиным. Темы, которые мы поднимаем, очень важны, он будет вынужден какие-то решения принять.

Он не сомневается, что пробиться к президенту получится: «Я в принципе же встречался с Медведевым, когда он был президентом. И все каналы показывали».

Перед отъездом предложил Мельниченко представить, что я Путин, и попросил его поставить передо мной два самых важных вопроса.

Василий Мельниченко:

Я ставлю два самых глобальных вопроса для развития села: мы должны менять финансово-экономическую политику России, а также необходимо возрождать местное самоуправление. Это нужно сделать. Сейчас всех привязали к федеральным деньгам, тем самым удерживают лояльность. Банки же должны выдавать кредиты по 1–3% годовых, поскольку мы не можем развиваться, если у меня процентная ставка выше, чем у европейских или китайских конкурентов. Поддерживать нас не могут, так как правила ВТО не позволяют это делать. Нет никаких практических вопросов — только глобальные. Ну попрошу я для себя, получу комбайн. Это ситуацию не изменит. Нам нужно изменение ситуации кардинальное. Мы сейчас только виртуальные деньги клепаем. Надо Путину доказать, что при такой системе я не могу ни жить, ни работать. Мне плевать на вашу трубу, газ и нефть, мне надо жить вот здесь. Именно поэтому я требую таких изменений.

В «Галкинском» стоит полуразрушенная церковь середины XIX века. Вряд ли ее когда-то восстановят.

Хорошо, что я не Путин, поскольку на такие глобальные вопросы у меня ответов нет. Я пытался вывести Василия Александровича на какие-то реальные, земные вопросы, но не получилось.

Честно говоря, я ехал в Галкинское с надеждой услышать некую конкретную, пошаговую программу, а в ответ получил лишь декларирование правильных, но уж больно нереальных планов. Хотя кто его знает, может, именно такие люди сдвигают ситуацию с мертвой точки. Через пару лет обязательно вернусь, чтобы посмотреть на результаты работы.