Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Что напишут в жалобе потерпевшие по делу «Хромой лошади»?

30 мая 2013, 11:50

Что напишут в жалобе потерпевшие по делу «Хромой лошади»?
Родственники погибших называют приговор суда в отношении обвиняемых «фикцией», а сроки, которые присудили обвиняемым — «показухой, чтобы заткнуть рот пострадавшим».

Приговор по делу о пожаре в «Хромой лошади» был вынесен 7 мая. Осужденных и пострадавших уже ознакомили с текстом приговора. Прежде чем коллективно обжаловать приговор, потерпевшие хотят ознакомиться с жалобой осужденных. У каждого из пострадавших свое представление о том, с кем из подсудимых суд обошелся излишне мягко. Мы пообщались с некоторыми потерпевшими, чтобы понять, какого приговора они хотят от апелляционной инстанции.

Судебный процесс по делу «Хромой лошади» тянулся три года. Его окончание потерпевшие встретили полностью обессиленными и безинициативными. Возражения к суду по существу у большинства подменила ненависть к подсудимым, которые отделались легкими сроками, а некоторые и штрафами. Наших собеседников объединяет даже не сама трагедия, сколько обида за то, что смерть погибших осталась безнаказанной. В этом они склонны винить следствие, прокуратуру, суд и руководство региона.

Пока жалоба не отправлена в суд, мы перечислим основные возражения потерпевших к приговору.

Людмила Михайлова, мать погибшего Юрия Михайлова:

Коллективная жалоба уже написана, собираются подписи. Мы все не согласны с приговором. Если наша прокуратура во главе с государственным обвинителем Вадимом Казариновым сначала хотела дать Светлане Ефремовой 2 года — то что это за прокуратура? Прокуратура должна защищать родителей погибших и их детей, а она выступает на суде как защита людей, виновных в трагедии.

Почему наш главный пожарник Мухутдинов оказался невиновным? Мы, потерпевшие, считаем, что его не осудили только потому, что он чиновник. А если чиновник будет осужден, значит, в этом виновато наше государство и он должен быть посажен. И, значит, государство должно выплачивать деньги семьям пострадавших. Но из этого ничего не сделано. Это не суд, тут все подстроено!

Нам сказали, что наши адвокаты — это наше государство и прокуратура. А что получилось на самом деле? Адвокатов мы не взяли, а прокуратура выступила не на нашей стороне. Все эти сроки были выставлены чтобы только «заткнуть рот». Подсудимые должны получить не по 4–5 лет, а по 15 и пожизненно. Я всю жизнь проработала медсестрой, муж-военный погиб, и я одна с 12 лет воспитывала сына Юрия. Я осталась без детей вообще. И без будущих внуков. Где эта справедливость государственная? И я такая не одна.

Не все пострадавшие так настроены. Мария Темнорусова, мать погибшей Татьяны Темнорусовой убеждена, что подсудимые сами себя наказали.

Мария Темнорусова:

Я не буду писать жалобу. Я не вправе судить этих людей, они сами себя наказали. У них тоже есть дети, есть родители. К большому сожалению уже нельзя что-то исправить, ничего не вернуть. Это огромный урок нам всем. Хочется уже какой-то законченности, как суд присудил — так присудил.

Лариса Титова, мать погибшей сотрудницы кафе Ирины Устиновой:

Я бы хотела изменить приговор в отношении исполнительного директора кафе Светланы Ефремовой, которой дали 4 года. Она понесет наказание только по одной статье — ч. 3 ст. 238 УК РФ (выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности), то есть оказание услуг. Однако при пожаре погибло девять работников кафе, семь из которых — работники ООО «Пышка», в том числе и моя дочь Ирина. Мы в суде доказали трудовые отношения с ООО «Пышка», владельцем которой являлась Ефремова. И Ирина Банникова (которая до сих пор находится в тяжелом состоянии) была сотрудницей ООО «Пышка». Ей какие услуги оказывали? У ООО «Пышка», получается, во главе с Ефремовой, погибли работники, одна из них — моя дочь. Однако за мою дочь никто не ответил и не понес наказания. Должна быть еще одна статья — предоставление рабочих мест, не соответствующих технике безопасности.

Отдельная история с Владимиром Мухутдиновым. Двое его подчиненных получают сроки, а их начальник — нет. Как это так? Обычно, на производстве, если что-то происходит, то начальник несет наказание. А тут получается, что начальник и не виноват. Когда-то давно он подписал Евремовой разрешение на открытие зала на 50 человек. Ну не смог отказать женщине, можно понять. Но дело в том, что, по материалам дела, Мухутдинов и Зак были хорошие друзья, постоянно созванивались. Мухутдинов в «Хромой лошади» отмечал юбилеи, в том числе юбилей своей жены. Он видел ту атмосферу. Неужели он как профессионал ничего не замечал? А пожарному инспектору Наталье Прокопьевой было дано распоряжение не выявлять нарушений, которые могут остановить работу клуба. Меня возмутила Ефремова, поведение пиротехников и чиновник.
Я заключение суда восприняла как плевок лично мне и моей дочери.

Горнова Галина, мать погибшего Дмитрия Горнова:

Следствие провела руководитель СУ СКП РФ по Пермскому краю Марина Заббарова таким образом, чтобы не оказалось виноватых. Конец судебных разбирательств «подогнали» к майским праздникам, чтобы у нас было всего 3–4 дня из 10 законных для рассмотрения апелляции.

Все сроки не соразмерны тому, что случилось. 156 человек убиты. Из них 103 умерли сразу. Прокуратура уже в течение года дает отписки. Нам Заббарова обещала наказать всех виновных, а Чиркунов — дать преференцию детям погибших в кафе родителей. А в итоге это все оказалось лишь тактикой губернатора, который тоже совершил преступление потому что пренебрежительно относился к людям. Если бы Чиркунов сказал «Вы что делаете, подлецы? Почему у вас никакой безопасности? Что у вас с окнами?» Неужели бы Анатолий Зак и Мухутдинов не «запрыгали»?

Наших детей убили. И все это понимают. Это не пожар века, а преступление века! Но, судя по тем отпискам, которые идут нам от прокуратуры и следственного комитета, потерпевшие и в том числе мы — для них не люди. Мы для них быдло.

Напомним, в начале мая завершился судебный процесс по делу о пожаре в «Хромой лошади». Восьми обвиняемым вынесены приговоры с реальными сроками заключения, исключая экс-главу Госпожнадзора Владимира Мухутдинова, которому назначен штраф в 80 тысяч рублей. Сторона потерпевших намерена подать коллективную жалобу сразу после того, как апелляцию в краевой суд подадут осужденные.