Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Он продал все и уехал в Индию: Я хотел сжечь паспорт и остаться там

9 июля 2013, 09:00

Он продал все и уехал в Индию: Я хотел сжечь паспорт и остаться там
Фото: Кирилл Козлов
Задумайтесь, как часто мы говорим «надо все бросить и уехать», но кто решится на это? Фотограф Кирилл Толмачев выкарабкался из зоны комфорта и отправился в Индию. О том, как этот поступок изменил его жизнь, читайте в интервью Properm.ru.

Вернулся Кирилл Толмачев в Пермь так же неожиданно, как и уехал в Индию, поэтому больше всего нас интересовало два вопроса: Что сподвигло человека уехать, и что заставило его вернуться, прожив год в монастырях Индии.

— Кирилл, почему ты уехал?

— Я не могу назвать конкретной причины. Просто однажды я проснулся полтора года назад, и что-то сказало внутри меня, что я должен уехать. Все оставить и уехать. Как бы странно это ни звучало, имено это и было основным побуждением.

— Почему именно Индия?

— Я ощутил, что мне надо именно туда. Года два-три назад я уже собирался уехать. В это время как раз туризм в Индию стал набирать популярность. Но поездка постоянно откладывалась, то денег не хватало, то желания. В первую очередь не было желания, если человек хочет, он найдет способ. Процесс подготовки к поездке был похож на общение с внутренним голосом. Я задавал вопросы и немедленно получал на них ответы.

Я понимал, что действовать надо быстро, иначе путешествие отложится

— Первый вопрос, который у меня возник: Как я поеду, если у меня нет денег?». Заработать в кратчайший срок на длительное путешествие я не смогу. А если ждать, то все в очередной раз отложится. Действовать надо было быстро. Я продал всю цифровую технику. Решил снимать на пленку.

Все наши привязанности надуманны, отказаться от них было не так сложно, как кажется

— Раньше ты не был в Индии?

— Нет. Скажу больше, когда я сел в поезд, я понял, что вообще в первый раз путешествую один. Это было непередаваемое ощущение.

— Что ты продал, чтобы собрать нужную сумму?

— Фотокамеру, объективы, вспышки, электронную барабанную установку и Playstation. У меня насобиралось в районе 120 тысяч. Я расчитывал, что на полгода мне вполне этого хватит. Тогда я еще не знал, что задержусь там.

Чтобы уехать, я продал фотокамеру, объективы, вспышки, электронную барабанную установку и Playstation.

— Что ты оставил в Перми?

— Родителей, друзей, работу. Родители даже не стали спрашивать: зачем и почему я куда-то еду. Просто решили дать мне шанс попробовать. Вопросов от друзей, конечно, было много. В основном самые ожидаемые: зачем и почему.

— Что тебе дал этот отказ? Что ты приобрел в результате?

— Я почувствовал, что приобрел свободу. Простейшую свободу от тех привязанностей, которые я имел. Я освободился от всего. Когда я сел в поезд, испытывал экстаз.

— Ты в какое-то конкретное место ехал?

— Первое, что я знал об Индии, как и многие, это Гоа. Первое время я хотел провести там. Я составил карту, на которой отметил места, которые мне интересны. Я предполагал, что из Дели я сяду на поезд и поеду на Гоа.

Конкретного плана путешествия у меня не было, я полностью был открыт для людей и событий.

— Деньги у тебя были наличными или на карте?

— Все деньги были наличными. Я не переживал и никакой опасности не чувствовал. Перед путешествием посмотрел фильм «Пляж». В начале своего путешествия главный герой сказал: «Что бы ни случилось в этом путешествии, я приму все таким, какое оно есть». Это побудило меня ехать полностью открытым. Я доверял людям и мои ожидания не были обмануты.

— Что было после того, как ты прилетел в Дели?

— Я прилетел в пять утра. Единственное, что я знал, что мне нужно поехать на главный базар и арендовать там «Гест хаус». У стойки такси менеджер предложил мне поехать вместе с женщиной. Ей было около 70–80 лет. В такси мы разговорились, оказалось, что она русская, и едет в Гималаи на духовный праздник. Она предлагает поехать с ней и я моментально согласился, ни секунды не раздумывая.

У меня возникло ощущение, что я смотрю фильм. Я ничего не предпринимал, я просто доверялся интуиции

— Какие впечатления были, когда ты приехал в Гималаи?

— Конечно, эти места совсем не были похожи на то, что я увидел в Дели. Там абсолютно нет той социальной энергии, которой проникнуты города. Там я в первый раз увидел горы так близко, я был поражен. Уже на третий день я познакомился со своим гуру. На тот момент я, конечно, не подозревал, что он станет моим духовным учителем. Я встретился с ним, сделал поклон в ноги. Я отчетливо помню, как в тот момент я пытался почувствовать какую-то определенную энергию. Я пытался настроиться, но ничего не чувствовал, и это казалось мне странным.

— Много русских было на этом духовном празднике? Что туда приводит людей?

— Много. Всех приводит туда одно — вера в Бога.

Мне казалось, что я нахожусь в джунглях и дикой глуши, но, несмотря на это, у меня никогда не возникало чувства, что я нахожусь в опасности

— Я остался в монастыре. Соседями в комнате, которую мне предоставили, были два итальянца и еще один русский. Монастырь находился в настоящей глуши. Я попал в джунгли. Несмотря на всю дикость окружающей среды и отсутствие цивилизации, у меня не возникало страха перед смертью.

— Много верующих в Индии?

— Мне показалось, что там вся страна — верующие. Есть какой-то процент христиан и католиков, но так или иначе все имеют связь с Богом.

Фото: Кирилл Толмачев

— Как начинался твой день в монастыре? Раскажи о распорядке.

— День начинался в четыре утра с молитвы - чтения мантр под четки. В семь часов начиналось общее служение в храме. В восемь часов мы отправлялись на завтрак. С девяти утра работали. Как правило, это был именно физический труд. В 12 обед. После обеда около двух часов у нас было время отдыха. С трех до шести снова работа. С шести до семи свободное время. Так я и прожил в монастыре год.

— Как индусы относились к «русскому монаху»?

— Хорошо, открыто. Хотя в глазах многих людей читался вопрос в глазах. Они отождествляют западные страны с «технологическим раем». У них возникает вопрос, что белый человек находит в Индии, почему он ищет Бога здесь, и зачем он надел одежду монаха?

Фото: Кирилл Толмачев

— Существует стереотип, что в религии Индии принято употреблять наркотики. Это действительно так?

— Не буду скрывать, что еще до приезда в Индию, я перепробовал почти все, кроме героина. В Индии я относился к Шиваитской традиции, один из символов которой — ритуальная трубка чиллум. Многие там действительно курят гашиш, первое время и я тоже это делал. Но когда я приехал на посвящение, мой духовный учитель спросил, курю ли я. Я соврал. Тогда он сказал мне, что если я буду курить, то уеду отсюда. С тех пор, я больше не курил. И мне не хотелось. Отказаться от этого оказалось очень просто.

Фото: Кирилл Толмачев

— Почему ты решил вернуться в Россию?

— Я вернулся служить своим родителям. Я знаю, что они нуждаются в моей поддержке. И вообще сейчас у меня нет ощущения, что нужно куда-то ехать. Мне не кажется, что то место чем-то принципиально отличается от Перми. Да, люди живут по-другому. Но если ты можешь ощущать Бога там, то в чем проблема, почему его нельзя чувствовать и здесь? В этом нет никаких препятствий.

В какой-то момент у меня возникло желание сжечь там свой паспорт, чтобы остаться в Индии и путешествовать из одного святого место в другое. Но ко мне пришло осознание, что я не могу говорить людям о Боге и о том, как следовать истине, если сам ей не следую. Неважно, что вам не нравятся законы страны. Может быть, они даже написаны не теми людьми, однако они существуют, и их нужно соблюдать. Нужно учиться с малого, законы страны — это как раз то, с чего нужно начинать.

Фото: Кирилл Толмачев

— Какие планы у тебя сейчас? Чем ты будешь заниматься? Как зарабатывать на жизнь?

— Сейчас я ищу работу. Совершенно простую, готов работать грузчиком.

Фото: Кирилл Толмачев

— Слышал ли ты про проект «Восемь ног»? Хотелось бы тебе поучаствовать в аналогоичном проекте и продолжить смотреть мир?

— Вся моя деятельность в материальном мире сводится к служению. Если я смогу использовать эту деятельность как служение человечеству или Богу, тогда да, но чтобы просто посмотреть мир — нет, мне это не интересно.

Фото: Кирилл Толмачев