Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермяки спустя пять лет: «А кто такой Марат Гельман»?

2 июля 2013, 19:00

Пермяки спустя пять лет: «А кто такой Марат Гельман»?
Интересуемся, как горожане относятся к уничтожению городка «Белых ночей» и отстранению Марата Гельмана от должности. «Гельман — это наверное дизайнер или депутат какой-то?» - сомневаются в ответ горожане.

В излюбленном пермскими мамами сквере у Оперного театра встречаем девушку с коляской. Аня говорит, что на «Белых ночах» не была: два месяца назад родила ребенка.

— Надо было оставить фестивальную площадку до августа. Наш город — не Санкт-Петербург, здесь мало чего можно посмотреть. А во время «Белых ночей» люди ведь ходят, интересуются. Там есть, что выбрать, — рассуждает Аня.

Аня: Фестивальную площадку убрали — где теперь с детьми гулять, не в кафе же сидеть?

Спрашиваем Аню о выставке «Welcome! Sochi 2014» красноярского художника Василия Слонова. Аня задумалась.

— Конечно, выставка — это неуважительное отношение к спортсменам, у меня брат летгкоатлет, выступал вместе со своей женой на олимпиаде в Лондоне, — рассказала молодая мама. — Я знаю, как они живут и как тренируются. Олимпиада — это их единственная цель. Поэтому, конечно, их обидят такие картинки. Но Гельмана уволили явно не из-за выставки. Наверное, он давно кому-то мешался.

— Спорт сейчас— самое продаваемое в нашей стране, — поразмыслив еще продолжила Аня. — Может быть, Гельман решил какой-то «арт» на этом фоне сделать. Это же модно — делать «трэш». Помню прошлые «Белые ночи», там были какие-то непонятные строения. Видимо, чем дальше, тем необычнее.

Неподалеку на лавочке сидит молодая художница, в руках кисточки. В ответ на вопрос о «Белых ночах» сожалеет, что ничем помочь не может.

— Я живу в Закамске, не было возможности сходить на фестиваль, в том году, — отвечает она. Имя Марата Гельмана нашей собеседнице ни о чем не говорит.

Студентка Сельхозакадемии Алена только что сдала экзамен и ожидает его результатов. В фестивальный городок Алена ходила послушать группу «Каста».

— А другие мероприятия вам не интересны?

— Каждый день читала программу фестиваля, но все не могла найти компанию, чтобы сходить туда.

Алена: В рамках фестиваля можно ведь было на колесе обозрения кататься всю ночь, вроде бы. А теперь нельзя, получается.

Мимо проезжает пожилой мужчина на велосипеде. Просим остановиться. Он с заметной неохотой выполняет нашу просьбу. В ответ на вопрос о том, побывал ли он на «Белых ночах», мужчина, представившийся Сергеем Ивановичем, с ярко выраженным американским акцентом ответил «Ноу!». Опережая наши вопросы, велосипедист поделился своим мнением о фестивале.

— Я против таких трат! 250 миллионов влупили на фестиваль, а вы видели плиты у Драмтеатра? Или у Оперного? Вместо того, чтобы сменить эти старые плиты и засадить все деревьями, они (организаторы «Белых ночей» — Properm.ru) деньги на ветер выбросили! Этих Гурфинкелей всех, кто придумал фестиваль, я бы к стене поставил и из пулемета бы расстрелял, — чем дальше, тем больше оживляется Сергей Иванович.

Мы успели сфотографировать только спину Сергея Ивановича: «Мы подыхаем с голоду, а они пенопласт режут!» — закончил он свою речь и гордо удалился.

— Гельмана вообще надо посадить с остальными культурными питейщиками Гурфинкелем, Мильграмом, — продолжил в ответ на упоминание галериста мужчина. — И вместе с ними мэра Перми посадить к чертовой матери!

Мы поспешили к другому собеседнику. На соседней лавочке спит мужчина. Рядом — бутылка из-под пива.

Отдых по-пермски: у каждого он свой.

Но с ним мы разговаривать не стали, зато пообщались с Натальей Викторовной, которая сидела поблизости. Наталья Викторовна просит нас разговаривать шепотом: только что усыпила ребенка.

— Я на «Белые ночи» ходила только один раз, когда приезжал Игорь Бутман (саксофонист, народный артист России — Properm.ru), — рассказывает пермячка, — работаю, уже нет сил ходить на фестиваль.

Наталья Викторовна: Мне не нравится Гельман, все эти его буквы «П», человечки…

Идем дальше. Может быть, этот молодой человек посещал фестиваль?

Иван: Марат Гельман? Это дизайнер какой-то!

— Я не посещал «Белые ночи», — сразу говорит Иван. — Учусь в Сельхозакадемии, некогда.

В ответ на традиционный вопрос про Гельмана, Иван переспросил: «Марат Гельман? А это кто такой?».

— Как вы думаете?.

— Ну он дизайнер какой-то!

— Не угадали!

— Депутат?

Просветив юношу, идем дальше. Рядом, в тени деревьев, мужчина вдумчиво рассматривает какие-то бумаги.

Анатолий: У вас в Перми хорошего, честного вообще ничего нет!

— Не был на фестивале, много работы, — отговаривается наш собеседник, представившийся Анатолием.

— Чем занимаетесь?

— Дорожными работами.

Имя Марата Гельмана почему-то развеселило Анатолия. Какое отношение Гельман имеет к Перми, мужчина не может даже предположить.

Зато мнение на этот счет есть у двух девушек, отдыхающих в парке.

Екатерина (слева) и Светлана расходятся в оценке фестиваля.

— На фестиваль мы зашли и вышли, — вспоминает Светлана, — Лично для меня одного раза достаточно. От прошлого года остались плохие воспоминания: шумно, жарко, с детьми ужасно туда ходить. Поэтому правильно, что площадку закрыли.

— Надо бы продлить площадку до августа, многие еще не успели сходить на эспланаду, — спорит с ней Екатерина.

По улице Сибирской идет девушка. Наталья, как она представляется, спешит на деловую встречу. Но поговорить с нами успевает.

— Я не была на «Белых ночах», не было ни времени, ни желания, — говорит девушка.

— Кто такой Марат Гельман? — умудренные прошлым опытом ставим вопрос иначе.

— Гельман — это экс-директор музея PERMM, галерист и, вообще, весьма импозантный мужчина, — смеется просвещенная Наталья.

— Как вы относитесь к выставке «Welcome! Sochi 2014»?

— Не ходила на нее. Я считаю, что современное искусство спорно, но подобные его выражения разрушают и без того захламленные интернетом и телевидением мозги людей.

Наталья: Если бы у меня был ребенок-подросток, я не посоветовала бы ему идти в наши музеи.

Алексей и Ольга неспешно едят мороженое. Нарушаем их покой.

— Мы захаживали на «Белые ночи», на «Сенсее» были (украинская музыкальная группа Sunsay — Properm.ru), — рассказывает Алексей. — До БГ (Борис Гребенщиков, лидер музыкальной группы «Аквариум» — Properm.ru) что-то не дошли. С каждым годом фестиваль становится только лучше и интересней. Это замечательная идея для города. Конечно, лучше, чтобы это все оставалось подольше.

Алексей и Ольга не видят ничего криминального в работе Марата Гельмана.

На последней лавочке сквера видим семью с маленьким ребенком. Сергей и Светлана разговаривают охотно.

— Мы не ходим на фестиваль. С детьми — некогда. Да и живем далековато, на Крохалевке. Смотрели «Белые Ночи» только по телевизору, — вспоминает Светлана.

— Живьем фестивальный городок увидеть не хотелось?.

— Нет, — отвечает женщина.

— Ты же хотела? — неожиданно вступает Сергей.

— Не хотела я! — картинно возмущается Светлана.

Сергей и Светлана: Мы может и не понимаем ничего, но Гельман — это не то.

— Вам известно имя Марата Гельмана?.

— Это кто вообще? — меняется в лице Сергей

— Ты что, не помнишь Театр-Театр? — начинает объяснять Светлана. — Это он установил в Перми букву «П» и красных человечков.

— Это все он, что-ли? — удивляется муж

— Мы можем и не понимаем ничего, но Гельман — это не то, — тихим голосом поведала нам Светлана. И отвернулась.