Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Британский The Calvert Journal: У Перми не такие уж плохие перспективы

10 сентября 2013, 18:00

Британский The Calvert Journal: У Перми не такие уж плохие перспективы
Несмотря на окончание «культурной революции», западная пресса все еще уделяет повышенное внимание Перми. Вслед за журналом Shpigel, газетами The New York Times и The Independent, городом заинтересовалось базирующееся в Лондоне интернет-издание.

The Calvert Journal — не так давно появившееся англоязычное интернет-издание о российской культуре. Редакция расположена в оживленном районе на востоке Лондона. Британские журналисты пошли по стопам своих коллег из The New York Times и The Independent и тоже решили написать о Перми.

Как ни странно, это произошло уже после «культурной революции» и «изгнания» Марата Гельмана. Несмотря на эти события, корреспондент Мариам Омиди считает, что у Перми не такие плохие перспективы, как может показаться. В своем материале журналистка критически отзывается о центре Перми, но приятно уливляется атмосфетой «хипстерского» Sister' s Bar.

Properm.ru представляет вольный перевод статьи «Смена курса: культурная революция может и закончена, но это не конец для Перми».

«В индустриальной Перми, города, который когда-то ассоциировался с трудовыми лагерями и фабриками, выпускающими танки и снаряды, распахнули двери новому творческому кластеру. Несмотря на то, что значительная часть городского центра, окруженная бетонными блоками и четырехполосными дорогами с ревущим траффиком, определенно выглядит непривлекательно, Аптека Бартминского квартируется в бывшем здании аптеки 19 века с винтовыми лестницами и высокими потолками. Посетители могут выбрать из ресторана под крышей, книжного магазина с богатым выбором, предлагающего книги от фотографии до философии, детской арт-студии, магазина винила (редкая вещь даже для Москвы), парфюмерии и т. д.

В отличие от едва оперившегося бизнеса в аптеке Бартминского, фестиваль «Белые ночи» — инициатива, исходящая от правительства…

…Пока арендаторы («Аптеки Бартминского» — Properm.ru) поднимали бокалы за долгое и удачное будущее, организаторы фестиваля «Белые ночи», походящего всего в нескольких кварталах отсюда, задумались о судьбе своего детища. Месячный фестиваль проводится с 2011 года в июне, месяце, когда город купается в лучах солнца до утренних часов. В это время года темнота является здесь одновременно скоротечной и робкой.

Фестиваль — это один из двух «драгоценных камней» короны гораздо более амбициозного проекта по «ребрендингу» Перми (второй — музей современного искусства PERMM), запущенного бывшим губернатором Олегом Чиркуновым, сдавшим свой пост в прошлом году.

До прошлого года план по трансформации Перми в передовой центр культуры, по-видимому, еще был актуален. Гости города не скупались на щедрую похвалу, окрестив его «уральским Бильбао», городом, заставляющим туристов искать духовную пищу вдалеке от Москвы и Санкт-Петербурга. В своей статье для журнала Spiegel Эрих Фоллат в 2009 году называл Пермь «новым страстным претендентом на титут культурной столицы России». Два года спустя Финн-Олаф Джонс в The New York Times сравнил город с такими фестивальными центрами как Мельбурн и Эдинбург. Усилия Чиркунова были замечены и в России: в 2008 году журнал «Афиша» назвал пермь лучшим городом для жизни в России. К 2012 году он скатился на 4-е место по версии «Русского репортера», а в этом году и вовсе ушел с повестки.

Первые трещины в проекте появились в начале этого года, говорит куратор Марат Гельман. Он был одним из тех, кого Чиркунов призвал помочь с ребрендингом Перми, города, увокевечанного в чеховских «Трех сестрах» как провинциальное болото, из которого герои жаждали сбежать.

Со своей стороны он (Марат Гельман — Properm.ru) отвечал за развитие PERMM, знакового музея современного искусства, расположенного в отремонтированном речном вокзале сталинской постройки на берегу реки Кама. Расчет был на то, что этот заметный музей сделает для города то же, что сделал для Бильбао Фрэнк Гуггенхайм.

Если верить Гельману, развитие пермского проекта застопорилось со смещением Чиркунова. Виктор Басаргин, человек Путина, взял бразды правления прошлым летом. «В этом году начались бюрократические проблемы», — говорит Гельман. «В этом году у нас было только три месяца, а не восемь, и меньший бюджет. Ранее Чиркунов доверял мне и дал карт-бланш».

Когда мы встретились во время фестиваля «Белые Ночи», настроение Гельмана колебалось между восторгом и унынием. Несмотря на удовлетворение от раннего успеха «Белых ночей» — 127 тысяч посетителей за первый день — он рассказал мне, что может быть отстранен от проведения фестиваля в следующем году из-за изменения политического ландшафта. Эти слова стали пророческими. Спустя некоторое время от был уволен с поста директора PERMM, и началось расследование по поводу финансовых расходов на фестиваль.

Инициатива увольнения исходила от местных властей, закрывших четыре фестивальных выставки, и Гельман выставил их снова в PERMM. Одна из экспозиций высмеивала предстоящие зимние Олимпийские игры в Сочи серией сатирических картинок, в том числе изображением олимпийских колец в виде виселичных петлей. Другая выставка демонстрировала фотографии с антикремлевских протестов 2011 года на Болотной площади.

Спустя месяц мы встретились снова в Москве, чтобы обсудить его недавнее увольнение. «Невозможно эффективно работать при цензуре», — пояснил он. «У вас может быть Гельман, пять Гельманов, но невозможно эффективно работать при цензуре». Он отмахивается от расследования, которое, как он считает, не будет закончено…

…Пермская история уходит корнями в 2005 год, когда Чиркунов, перспективно мыслящий продуктовый магнат, только что принявший пост, поклялся остановить волну отъездов молодых людей. «Это было важно для столицы региона — быть комфортабельным городоv для жизни», — говорит Чиркунов. «И поменять традиционную экономику региона? ее зависимость от нефти».

Десятилетия до конца Холодной войны ни Пермь, ни ведущие к ней дороги не появлялись на картах. Теперь Чиркунов хотел вернуть город обратно на карту, но также сделать его культурным маяком, который привлекал бы туристов со всего мира. Он набрал команду инициаторов, которая, в дополнение к Гельману, включала двоих авторитетных московских режиссером Эдуарда Боякова и Бориса Мильграма. Свои намерения он подкрепил деньгами: New York Times сообщает, что культура «съедала» 3% годового бюджета Перми, 1,5 млрд рублей, для того чтобы подпитать так называемую «культурную революцию»…

Этот год стал подтверждением тому факту, что жители Перми стали более тепло относиться к современному искусству. Или, по крайней мере, перестали бороться с ним. Публики (на фестивале «Белые Ночи» — Properm.ru) было много, и она была разной: от молодых девочек, толкающих коляски, студентов-хипстеров, до пожилых пар, использовавших любую возможность, чтобы пуститься в пляс…

…Без сомнения, Пермь, город, закрытый для иностранцев до конца Холодной войны, претерпел большие изменения за последние несколько лет. Покинуть этот город легко, но если вы переборете в себе стремление уехать, как только сошли с поезда, вы найдете, что в городе найдется многое, что «зацепит» путешественника. Любители истории заинтересуются этим когда-то секретным городом. Зеленая линия, огибающая городской центр, станет для вас гидом по истории города, в то время как красная линия, посвященная известным городским любовным историям, дополнит вашу прогулку. Знатоки также заинтересуются художественными галереями, уймой фестивалей и растущим количеством баров и ресторанов, среди которых даже веганское кафе.

Несмотря на прошедшую трансформацию, смена губернатора и упущенные возможности не прошли бесследно. «Культурная революция выдохлась из-за смены правительства», — говорит Михаил, 28-летний переводчик, отказавшийся называть свою фамилию. «До этого у меня было растущее чувство того, что стоит остаться в Перми, стоит дать ей шанс. Сейчас я подумываю об отъезде в Москву».

Я написала электронное письмо Игорю Гладневу, действующему министру культуры, молодежной политики и массовых коммуникаций Пермского края, чтобы узнать последнюю информацию о планах Виктора Басаргина на развитие города. Хотя он дал двусмысленный ответ, ответ политика, честнее будет сказать, что Басаргин не станет продолжать дело Чиркунова.

«Пермь благоволит современному искусству, но мы против бесконечных провокаций и авантюр», — написал он. «Я убежден, что культура не должна создаваться на шумных площадях и фестивалях. Она также создается в тишине классов, студий и библиотек». Наверное, наиболее показательно его (Игоря Гладнева — Properm.ru) убеждение, что «Пермь уже является международным культурным центром». «Я думаю, — пишет он, — что лучшая революция в культуре — это эволюция».

Перспективы Перми не такие уж плохие. Оказавшееся в вакууме поколение — это поколение молодых людей, которые берут инициативу в свои руки и начинают менять все снизу. Аптека Бартминского — это всего лишь один из примеров. С момента открытия арендаторы успели организовать несколько блошиных рынков, которые они надеются превратить в ежемесячные, говорит Аля Тютикова, совладелец Sister' s Bar.

«Мы видим все больше и больше семейных людей, которые приходят в ресторан и приводят своих друзей», — говорит она. «Это показывает, что наша аудитория выходит за хипстерские круги. Это также отражает фундаментальные изменения, которые происходят в Перми, где растущий средний класс меняет культурный ландшафт гораздо более разительно, чем инициативы властей… Культурные преобразования не должны быть спонсируемы государством. Они должны руководствоваться местными инициативами и угождать местным жителям, а не случайным посетителям». В отличие от трех сестер Чехова, Тютикова и ее младшая сестра Ксения непреклонны в своем желании остаться здесь».