Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

«Непростые» дети из школы-интерната. Андрей! Скажи громко «А»!

10 октября 2013, 09:00

«Непростые» дети из школы-интерната. Андрей! Скажи громко «А»!
Фото: Кирилл Козлов
За несколько часов мы узнали, как живут в нашем мире дети, для которых школа начинается с умения двигать языком, чтобы соединять звуки в слова.

Юрий Цыбин работает директором единственной в Пермском крае школы-интерната с 2007 года. Его ученики — дети с нарушением слуха первого и второго вида. Многие из них могут слышать, другие только различают разные звуки. Больше половины из воспитанников интерната с нарушениями интеллектуального развития.

Обучение проводится трехэтажном здании на Казахской, 71 (микрорайон Южный). Внешне здание маскируется под типичную среднеобразовательную школу.

Юрий Цыбин принимает нас в просторном кабинете. Мебель скромная: письменный стол и стулья.

— У нас учится и проживает около 380 детей. Это вместе с дошкольным отделением и вторым корпусом школы на Бушмакина, 20, — говорит директор. Перед «экскурсией» по коридорам и классам школы-интерната расспрашиваем Цыбина об условиях получения образования.

— Мы хотим быть общеобразовательной школой, в том числе и для детей с нарушениями слуха и речи, — Юрий Ильич задумчиво вертит в руках синюю шариковую ручку. — Технически это не сложно. Мы — та же самая общеобразовательная организация, даем те же программы обучения. Но для детей с нарушениями слуха они скорректированы. У нас даже есть помещения для обучения совершенно здоровых детей, ближайшая школа на Южном не близко. Но ассимилировать общество инвалидов и обычных людей трудно, родителям это не объяснишь. Они не готовы принять мысль, что их здоровый ребенок будет учиться рядом с инвалидом.

Юрий Цыбин: «В зависимости от образовательной программы дети могут за 12 лет пройти и восьми, и девятилетний курс обучения. Ученики с нарушенным интеллектом смогут за это время лишь начальное образование получить. Аттестат им не выдается».

— Мы прошли долгий этап объединения со школой на Бушмакина, 20, — вспоминает директор (Ранее в здании на Кислотных дачах занимались только слабослышащие, а на Южном — глухие дети — Properm.ru). — Было так: куда тебя отправили, там и учишься. Сейчас родители могут выбрать, куда направить ребенка. Это очень удобно иногородним. Примерно 60% обучающихся у нас детей — не из Перми.

Чтобы не путать нас, Цыбин называет здоровых детей «простыми». Входит заместитель директора Зоя Дровосекова. После знакомства со специалистом по учебно-воспитательной работе оставляем Цыбина в кабинете и идем смотреть на условия проживания и обучения «непростых» детей. В первом же классе натыкаемся на пустой кабинет.

— Сейчас занятий нет, дети на обеде. Через пятнадцать минут начнутся уроки, — успокаивает нас Дровосекова.

В обеденное время дети не прочь пошалить в просторных коридорах.

— В основном это лыжи, — указывает замдиректора на кубки и медали, расставленные в шкафу коридора. — Сейчас ребята активно участвуют в соревнованиях по спортивному ориентированию.

Идем мимо мастерских, где дети практикуют труд и параллельно учатся говорить. «Здесь, на Казахской, учатся 153 ребенка, из них 137 — не слышащих, 6 детей — это слышащие дети с глубокой умственной отсталостью, и 14 детей, обучающихся на дому» — рассказывает наша собеседница.

— Тихонько, они не любят шума, это аутики, — Зоя Александровна с осторожностью приоткрывает дверь кабинета. — Проходите.

Заходим внутрь. Три молодых человека 18–19 лет усердно соединяют карточки с жирными черными буквами в слова.

Урок чтения у детей с нарушениями в развитии.

— Они слышат, но не говорят, — говорит учитель чтения Татьяна (на фото слева).

— У образовательной программы нет обязательных к исполнению знаний, умений и навыков. Что возьмут-то возьмут. Главное — их социализировать в жизни, чтобы они смогли себя обслуживать, — добавляет замдиректора.

У следующего кабинета шумная толпа второклассников. «Здравствуйте», — старательно выговаривают дети, обращаясь к нам. «Хватит бегать» — слегка одергивает учеников замдиректора. Дети рассаживаются по учебным местам.

Слабослышащие ученики 2 «а» класса готовятся к занятию. Парты расставлены полукругом: так удобнее видеть и слышать друг друга.

— Столы оснащены специальными аппаратами — слуховой аппаратурой коллективного пользования, состоящий из наушников и регуляторами усиления звука, — показывает заместитель директора на устройства, состоящие из больших наушников и черной коробки.

С помощью этого устройства отечественного производства поступающий от учителя звук можно регулировать по громкости и частоте.

К уху одного из второклассников прикреплен специальный аппарат, называемый кохлеарным имплантом. Это — медицинский протез, позволяющий компенсировать потерю слуха.

— Имплантом Ефим слышит лучше, чем мы с вами. Но ему нужно научиться различать звуки, — Зоя Александровна подводит мальчика поближе. — Ефим слышит неречевые звуки, разное шуршание, но еще не умеет соединять звуки в слова. Поэтому он учится не в массовой школе.

Оснащение кохлеарным имплантом — большой плюс для слабослышащего ребенка. Операцию по его установке оплачивает государство, но у ребенка должен быть сохранный интеллект и полное отсутствие медицинских противопоказаний.

В соседнем кабинете началось занятие. Учитель применяет хитрость: закрывает рот специальной ширмой, чтобы дети не считывали слова с движения губ. Говорит в микрофон, слова дети «ловят» через надетые наушники.

Задача учителя — помочь детям научиться вслушиваться в произнесенные фразы.

— Лера, спроси у Ромы, какое сейчас время года, — протяжно просит учитель.

Дети начинают медленно повторять слова, пользуясь дактильной азбукой, то есть, жестами.

Зоя Дровосекова: «В этом году был сильный выпуск, один наш мальчик даже в Политех поступил. Двое поступили во Владимирский университет, одна девочка — в Московский театральный институт. Но эти дети — с сохранным интеллектом и очень активными родителями.

Ученицы 5 класса общаются отлично от второклассников: почти 100% слов понятны.

— Когда Алина приехала в первый класс, мы ее называли «девочкой-Маугли». Никаких звуков она не произносила. Теперь и читает, и пишет, и говорит, — не скрывая гордости, отмечает Зоя Александровна.

(слева направо) Наташа, Алина и Вероника рассказывают о своих любимых предметах в школе-интернате. Только одна из девочек живет в Перми. Остальные — из отдаленных уголков края.

— В прошлом году к нам приехала 16-летняя девочка из Кочевсвого района. Девочка хорошая, но с ней никто не занимался. Родители ее жалели, — рассказывает замдиректора. — Многие родители не видят будущего детей, думают, что вот они в интернате проживут, проучатся и обратно вернутся в деревню на печку.

— А вы видите?

— Конечно! — замдиректора замедляет шаг перед кабинетом информатики.

Глухие одиннадцатиклассники изучают основы работы с программой Power Point. Улыбаются, замечая нашего фотографа.

— Им нельзя работать на высоте, на стройках, водить крупный транспорт, — говорит Зоя Александровна, — Но они могут поступить в несколько пермских лицеев и овладеть другими профессиями.

Вся школа оснащена техникой Apple. По словам учителя информатики, продукция Apple наиболее удобна для детей.

Пройдя по теплому коридору, соединяющему школу и интернат, заглядываем в спальные комнаты учеников начальной школы. Пока дети на занятиях, чистоту и покой в их комнатах охраняют мягкие игрушки.

Ночевать в интернате или уезжать домой — это решение зависит от места проживания воспитанника и возможности родителей. Занятия в школе начинаются с 9 утра. К этому времени дети должны быть на месте.

Рядом со спальнями комнаты отдыха с мягкими диванами. На стенах карты России, самодельные аппликации и постеры с героями мультфильмов. В одном из шкафов махровые полотенца. Над каждой вешалкой аккуратная подпись владельца: «Карина», «Настя.Ф», «Данил». Утро дети начинают здесь, умываются и спускаются на завтрак в столовую, расположенную на первом этаже. Питание полноценно для всех, даже для тех, кого забирают на ночь. Поэтому каждый родитель может выбрать — в какое время забрать ребенка из школы.

Простым истинам «непростым» детям приходится учиться «с нуля». Вплоть до того, как во время произнесения звуков держать язык во рту, как «выдыхать» буквы. Памятки здесь повсюду.

— Между собой слабослышащие дружат, — прерывает замдиректора тишину детских комнат. — Даже семьи создают!

— Вас приглашают на свадьбы?

— Да. Недавно у нас Нина Васильевна ездила на свадьбу к своей ученице. Глухая девочка в Чернушке вышла замуж за «простого» человека.

Из кабинета музыкальных занятий доносится протяжное «А». Открываем дверь.

— Я не слышу вас! — громко говорит учитель детям. — Сказали «А»! Еще раз. Андрей! Скажи громко «А»!

Музыкальное занятие. Детей обучают элементарным звукам речи. Андрей громко говорит «А».

На этом экскурсия в интернат закончена. Завтра, в 12.00 читайте вторую часть фоторепортажа — из дошкольного отделения, где обучаются дети с 2,5 до семи лет.