Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
День народного единства 2013: «Школьный марш» — Ты тоже голос проорал? — увидев знакомого, пробегает через рамку металлодетектора подросток. — Давно уже. — Вот и я. Слышу — ты орешь, и я тоже давай орать. 4 ноября в Перми прошел «Русский марш».

День народного единства 2013: «Школьный марш»

4 ноября 2013, 22:57

День народного единства 2013: «Школьный марш»
Фото: Максим Кимерлинг
— Ты тоже голос проорал? — увидев знакомого, пробегает через рамку металлодетектора подросток.
— Давно уже.
— Вот и я. Слышу — ты орешь, и я тоже давай орать.
4 ноября в Перми прошел «Русский марш».

В автобусе первого маршрута особенно многолюдно для выходного. Конечная точка большинства — остановка «Ушинского». Едем на «Русский марш».

Каждого входящего «сканируют» сразу несколько оценивающих взглядов. Школьники сидят компаниями, о чем-то галдят, переиодически оборачиваясь и оглядывая сидящих в автобусе: «Ага, свои», — как бы чувствуя поддержку отворачиваются и продолжают беседу. Имперский шарф, бейсболка с гербом Перми — патриотов можно распознать без труда.

О, нифига, наши, — говорит один из школьников, увидев в окно толпу напротив ТЦ КИТ. Автобус пустеет мгновенно. Направление одно — через дорогу. Люди вываливаются из автобусов и собираются как капли ртути на площадке у дома 75 по улице Крупской.

Начало еще не скоро, но здесь уже собралось несколько сотен человек. Разбились на группы — ждут. Без политиков не обошлось — Константин Окунев беседует с каким-то человеком в костюме, Алексей Бессонов позирует журналистам и наговаривает что-то на камеру для своего видеоблога.

В начале мероприятия колонна состояла из 96 шеренг по 6 человек. Вокруг еще несколько десятков человек.

Отходим в сторону. Строимся в колонну по шесть человек, — раздается команда организатора. Толпа организованно перестраивается.

Из двери первого этажа пугливо, но с интересом высовывается сотрудница салона красоты. Посмотрев несколько секунд, прячется за дверью.

У кого есть флаги — подходим за флагштоками. Флаги разворачиваем, — полдень. Заключительная стадия подготовки. Шествие колонны запланировано на 12.30. Над толпой поднимается с десяток имперских флагов.

10 шагов вперед шагом марш, — почти военная дисциплина. Колонна делает положенные десять шагов: «Стой!». Усатый мужчина лет сорока, бритый молодой человек в толстовке «Я русский», молодая девушка и еще несколько молодых людей — они пойдут во главе колонны, неся перед собой плакат «Русская Пермь».

Из общей колонны выбивается пенсионерка в бордовом шарфе и берете, держащая в руке пакет с крекерами. Покидает строй, осматривает развернутый плакат: «Пермь, здоровье, национализм». Одобрительно качает головой и сливается с общей массой. Она пойдет с правого фланга колонны.

Школьникам внимание журналистов льстит. Они кокетливо отворачиваются от камер, а после оживленно что-то обсуждают и как бы нехотя позируют.

Кто-то пришел с красным флагом, на котором изображен «коловрат». Организатор торопливо подходит к мужчине и объясняет, что этот флаг поднимать над колонной нельзя: «У нас все должно быть в едином стиле. Идем только с имперскими флагами».

Все будет культурно — ОМОНа много, — говорит организатор полицейскому, расписываясь в бумагах о проведении митинга.

— В этот день 401 год назад наши великие предки выгнали из кремля предателей и иностранных интервентов, — голос из мегафона говорит о том, что скоро колонна начет движение.
Ура! , — раскатисто проносится над колонной, пропадая в местах скопления школьников.
Слава Руси, — «заряжает» человек с мегафоном.
Слава Руси, — отзывается колонна.
Молодежь, можно немножечко и поэмоциональнее, — с легким разочарованием в голосе обращается организатор. После небольшой репетиции колонна начинает движение.

Меньше мигрантов — больше зарплаты, — скандирует толпа. С балкона слышатся аплодисменты — на шум вышла женщина лет 60 с такой же немолодой подругой. Из окон высовываются местные жители, с интересом снимая происходящее на телефоны.

Возрастной состав очень разный. Есть взрослые и даже пенсионеры. Но в основном — школьники и молодежь. «Это еще «повзрослел» состав участников» — рассказывают очевидцы прошлогоднего марша.

Колонна медленно движется по аллее, по пути скандируя про единство и славу Руси. На одной из дорожек женщина, не без труда удерживая малыша одной рукой, пытается заснять шествие колонны. Рядом — еще один «видеооператор», пока хозяйка нажимает нужные кнопки на телефоне, ее собака нетерпеливо бегает рядом, не сводя глаз с шумящей толпы.

«Марширующие» ненадолго останавливается — впереди финальная точка движения — площадка у бывшего кинотеатра «Искра». Колонна постоянно приростает с хвоста. Полицейские перекрывают улицу для проезда машин, и движение продолжается.

Подходим к площадке, где будет митинг-концерт. Все готово — аппаратура, импровизированная сцена, оцепление из солдат-курсантов. Слева от колонны еще три автобуса с курсантами. Часть из них в обычной повседневной форме, часть в щитках. Лениво смотрят на происходящее, протирая запотевшее стекло автобуса шапкой.

Колонна останавливается и просачивается через рамки металлодетектора в отведенное для мероприятия место.

Подхожу к паре пенсионеров, которые шли в колонне.

Молодцы ребята! Мы поддерживаем, — рассказывает женщина, которая представилась Фаиной.
— Почему вы вышли на «Русский марш»?
Потому что не очень-то хорошо жить стало.
— Как подобные мероприятия изменят сложившуюся ситуацию?
Власти должны задуматься.
— Шествие приурочено ко дню «Народного единства». Что для вас это значит?
Ничего не значит.
— Вы считаете, что сейчас у нас нет народного единства?
Нет, — подытоживает пенсионерка.

Один за всех, и все за одного, — выкрикивает толпа мушкетерский девиз.

С укутанными в черно-желто-белые шарфы молодыми людьми лет тридцати говорить нет смысла — они напрочь пропитаны идеологией, да и ответы их слишком предсказуемы. Куда интереснее узнать что думают те, кто представляет основную массу «марширующих». В поисках ответов направляюсь к двум паренькам, которым на вид лет 14.

— Почему вы сегодня здесь? Почему вышли на «Русский марш»?
Я не знаю. Лично поддержать Россию, — находится один из них, помедлив несколько секунд.
— В чем выражается поддержка?
В том, что мы все вместе. Мы едины.
— России нужна ваша поддержка?
Да!
— Что для вас день народного единства и вообще народное единство?
Даже не знаю, что сказать.

Подхожу к другому подростку, который выглядит чуть постарше.
— Почему ты здесь?
Хотелось поучаствовать в «Русском марше». Позвали друзья, решил с братом младшим прийти, — показывает на шестилетнего брата подросток.
— Что для тебя день народного единства?
Это когда русские объединятся все.
— Сейчас они разобщенные?
Нет. Просто не всегда на улице увидишь, чтобы русские большой группой куда-то шли. Чтобы у них общие интересы были.
— Сегодня с какой целью вышли на марш?
Протест. Протест и концерт, и пройтись, — задумавшись перечисляет юноша.
— Протест против чего или кого?
Против иммигрантов, — ответ будто заготовлен. — Потому что они приезжают к нам и живут здесь, как у себя на родине, хотя они здесь никто, — быстро раскладывает все по полочкам мой собеседник.

Со сцены несутся слова о том, как важно, что все эти люди сегодня пришли. О единстве и том, что все пришедшие понимают важность события.

Ты тоже голос проорал что ли? — увидев знакомого, пробегает через рамку металлодетектора подросток.

Давно уже, — с гордостью говорит второй.
Вот и я. Слышу — ты орешь, и я тоже давай орать.

Митинг проходит без инцидентов. Курсанты спокойно досматривают сны в своих автобусах, полицейские разбирают по трубкам металлодетектор, а толпа, сдавшись под натиском погоды, начинает расходиться. Началась развлекательная часть.

Первую песню мы посвятим всем белым парам. Всем русским парам, которые заключили брак в этом году, — под аккорды, подозрительно напоминающие известную песню группы «Танцы минус», над площадью разносятся строчки о «14 нежных словах» и «88 подаренных поцелуях».

По пути домой ко мне в автобусе подсаживается крупный молодой человек в спортивных штанах и темно-синей толстовке с капюшоном. На вид один из участников шествия.

Я доеду до манежа «Спартак»? — спрашивает с легким южным акцентом.
Объясняю, где ему лучше выйти. Завязывается разговор — оказывается парень, которого зовут Азрат, приехал в Пермь из Осетии на соревнования по вольной борьбе.
— Что думаешь насчет «Русского марша»? — вопрос задается сам собой.
А что это?

Пытаюсь объяснить, что это такое. Оказывается, не так-то просто человеку, не разделяющему «правых» взглядов объяснить, что заставило людей выйти на улицу: национализм, «Россия для русских», неприязнь к приезжим — для объяснения в ход идет все.

А какая между нами разница? — прощаясь, спрашивает Азрат.


Оцените материал