Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Изнанка бизнеса: Готовимся к выборам в пермском интернете

Изнанка бизнеса: Готовимся к выборам в пермском интернете
Интернет становится все более «политичным»: здесь оппозиция находит армию сторонников, здесь планируются оранжевые революции, а неожиданно решившие баллотироваться в мэры находят свой электорат. Об информационных ковровых бомбардировках и росте авторитета мировой паутины в политических играх Properm.ru рассказал Платон Маматов.

Платон Маматов
Директор и со-основатель коммуникационного агентства Magic, inc. С 2011 года руководитель различных интернет-кампаний мэрских, думских и президентских выборов.

— Платон, в Перми, возможно, будут выборы мэра, а то и губернатора. К нам придет Маматов со своими ботами, комментаторами и армией сотрудников…

 — К вам все равно придут. Если не Маматов, то какой-нибудь Иванов…

— Рассказывай.

 — Про выборы?

— Про то, чего нам ждать.

 — Есть электронные СМИ, есть блоги, есть соцсети. И везде есть комментаторы. Если у вас на выборах это еще не используется, то будет использоваться. Я это видел неоднократно в Екатеринбурге, в Сибири, на Сахалине, в Мурманской области. Обычно перед выборами партии или кандидаты покупают либо СМИ целиком, либо какое-то пакетное размещение. Но купив СМИ, они с удивлением обнаруживают, что, во-первых, в комментариях творится полное «адищево», что публикация восхваляет Ивана Петровича, а в комментах так Ивана Петровича смешивают с дерьмом, что текст теряет свой эффект. Тогда им приходится комменты закрывать, а это тоже не очень хорошо.

Во-вторых, они обнаруживают, что публикации из СМИ в блоги и соцсети не попадают, либо попадают в таком интерпретированном виде, что это такая «лють», ад и полная задница. Они начинают понимать, что есть огромное море-океан, и они в этом море-океане купили маленький кусочек, маленькую поляночку — электронное СМИ, а все остальное проходит мимо них и происходит для них не очень хорошо.

Интернет-среде присуща изначальная агрессивность ко всем, кто не красивая девушка и не котик. Для политиков в интернете агрессивная среда, она разъедает — там не любят политиков. А если там еще работают какие-то специально обученные люди со стороны конкурентов, то все вообще становится очень плохо. И здесь мы оказываемся в очень смешной ситуации: человек, который себя не продвигает в интернете, он мало того, что теряет интернет-аудиторию, он еще обнаруживает, что за него начинают это делать совершенно другие люди.

«К вам все равно придут. Если не Маматов, то какой-нибудь Иванов…»

— Это общие правила, или на твоей практике был подобный случай?

 — Был совершенно конкретный случай, когда на выборах один кандидат не успел запустить свой сайт, а ему позвонили из Кремля и сказали: «Чувак, у тебя что написано в предвыборной кампании? Ты совсем ***? С каких пор ты, член партии «Единая Россия», с каких пор ты стал за точечную застройку, почему ты считаешь, что в город надо завозить мигрантов? Откуда у тебя в программе взялось урезание финансирования станции скорой помощи? Вы там вообще все с ума сошли?».

Кандидат ничего понять не может, у него не было такого никогда в предвыборной программе. Он говорит: «Откуда вы это взяли?». Ему говорят: «У тебя на предвыборном сайте это опубликовано». Он говорит: «Какой предвыборный сайт? Мы его только через неделю запускаем». А сайт уже работает, там висят фотографии кандидата, биография, его контакты, адрес приемной, его программа. И он обнаруживает, что какие-то неизвестные «доброжелатели» сделали за него профессиональный сайт. Красивый, качественный. Что они написали ему программу, что программа написана языком, которым пишутся все «единороссовские» программы: за все хорошее, против всего плохого — потому что ее писал тот же копирайтер, что пишет «единороссам». Все в стилистике выдержанно, сайт похож на реальный сайт, но туда аккуратно вставлены совершенно неприемлемые вещи про точечную застройку, мигранов, про урезание и т.д.

Мало того, что этот сайт запущен, об этом уже шумят в блогах, орут в социальных сетях. Думают, кандидат в мэры сошел с ума или он действительно стал играть в открытую? И он понимает, что поезд ушел: он мало того, что не приобрел себе сторонников в интернете, он еще и выпал в дикие минуса.

— В Перми нет таких технологий пока?

 — Это не технологии. Каких-то супер-волшебных пилюль нет. Технологии все просты и известны. Вопрос только в том, что их пока просто не применяют. Когда кто-то один начнет, остальные втянутся, никуда не денутся. Мы видели выборы в Москве, мы видели выборы в Екатеринбурге. Интернет очень сильно влиял и там, и там. Никуда от этого Пермь не денется.

— Что будет у нас в Перми в следующем году, чего мы еще не знаем?

 — В интернете? Я думаю, что 2015 год в интернете это будет тот год, когда политики пойдут в социальные сети.

— Политики кроме главы города и губернатора? Они и без того активные блогеры.

 — Депутаты, кандидаты, я думаю, тоже будут пытаться себя продвинуть. Все это есть уже и в Ебурге, в Красноярске и других местах.

— Но это же будет уныло, когда человек, который не блещет речами на встрече с избирателями, будет что-то пытаться изобразить в социальных сетях. А подставных сммщиков вычислят в два счета.

 — Конечно это будет фигово. 99% того, что делается в интернете — это унылое говно. Вообще политику продвигать в интернете очень тяжело. Даже когда ты в этом разбираешься. Такая специфика.

— Политики займутся этим потому что «модно», или потому что «надо для компании»?

 — Кому-то политтехнологи найдут способ впарить лишнюю услугу, которая будет стоить N-тысяч рублей. Кто-то просто побежит за паровозом. Я знаю, что сейчас по регионам ездят люди, которые предлагают настоящие предвыборные технологии штаба Навального — «то, что Навальный делал в Москве, мы сделаем вам!». Они при этом упускают из виду, что Иван Петрович из деревни Нижние буйки, это ни хера не Навальный.

«Они при этом упускают из виду, что Иван Петрович из деревни Нижние буйки, это ни хера не Навальный».

— Ты говоришь, что тяжело продвигать политику в интернете. Выхлоп от этого какой-то есть? Есть ли смысл заниматься продвижением в сети, или лучше пообещать старушкам сделать парк, поставить лавочки, отремонтировать больницу, построить дорогу?

 — Во-первых, интернет никогда не выигрывает кампанию без полей. Абсолютно никакой Навальный одним интернетом выборы не выигрывает. Это всего лишь один из каналов. Вот у тебя есть сеть, СМИ (как бы там ни кричали про умирание газет и ТВ, они все равно «роляют»). Это как ковровые бомбардировки — 10 бомб промажет, одиннадцатая попадет.

В сети работать нужно. Может быть, нет смысла активно там продвигаться каким-то кандидатам, но, про крайней мере, «пасти поляну», мониторить, смотреть, что делают конкуренты и отбивать атаки на себя есть смысл. В боксе есть такое выражение «технический нокаут» — это когда боец не приходит. Так и в интернете. Если технологи кандидата Петрова начинают срать на голову кандидату Сидорову, а кандидат Сидоров не присутствует в интернете даже на уровне мониторинга, то он фактически является проигравшей стороной. Он в интернете может быть и не приобретет ничего, но потеряет точно.

— На выборах в большинстве голосуют пенсионеры — люди далекие от интернета…

 — Да ты че? Мне в Ебурге очень понравилось, когда позвонил наблюдатель и сказал: «Это какое-то безумие». На выборах мэра, во второй половине дня «ройзманники» в красных футболках, молодежь 20–30 лет в красных футболках с надписью «Ройзман», организованными колоннами шли на избирательные участки.

Всю первую половину дня шли бабушки голосовать за Силина, после чего эти студенты просто взяли и порвали всех. Потому что «бабушки» отмирают. Сейчас все технологи хотят уходить в интернет. Это не блажь, не прихоть — «бабушкинский электорат» постепенно «просаживается». Выборы молодеют. К тому же, даже бабушки уже сидят в одноклассниках.

— Но в Перми пока решает «бабушкинский электорат»?

 — В этом прикол. Понимаешь, вы пройдете все те же стадии, что проходят все: сначала полное отрицание интернета, потом вера в волшебную пилюлю — когда за месяц до дня выборов начинается судорожное метание, вливание денег и в результате ноль полный. После этого придет понимание того, что интернет — это та полянка, которую нужно окучивать месяцами, а то и годами, чтобы потом на ней что-нибудь интересное выросло. Рано или поздно эти этапы все пройдут и никуда от этого не деться. Электорат молодеет, электорат тусит в ВК, ФБ, бабушки тусят в «Одноклассниках». Интернет работает не только как средство оповещения и агитации. Интернет работает как средство координации. Майдан координируется в твиттере, ФБ. Навальный координировал людей в ВК. Сеть это не волшебная пилюля, это — полезный инструмент, и чем дальше, тем его значение будет больше. Никто от него не уйдет, Пермский край не исключение.

— С каким бюджетом нужно проводить в интернете кампании уровня мэрских выборов?

 — У вас город-миллионник, примерно размером с Красноярск — он тоже миллионник. Если мы говорим про выборы главы города, то месячный бюджет должен начинаться от полумиллиона. Это при учете, что на мэрской стороне уже играют какие-то электронные СМИ. Если таковых нет, то ценник подрастает.

— На что деньги идут?

 — На размещение в СМИ, на размещение в блогах, на комментаторов, на наполнение групп социальных сетей, на привлечение туда пользователей таргетированной рекламой. Часть денег уйдет на производство интернет-контента: видеоролики, комиксы, демотиваторы, графика и все то, что так популярно сейчас в интернете.

«Бабушкинский электорат» постепенно «просаживается». Выборы молодеют».

— Мы окажемся в такой ситуации, когда к пермским блогерам придут люди и будут предлагать деньги за то, чтобы они ставили нужные посты?

 — Совсем необязательно это будут пермские блогеры. Многие вещи ведь адресуются не избирателю. Он — не единственная целевая аудитория. Политтехнологи могут подавать сигналы Кремлю. Я знаю, что была попытка снять одного из кандидатов — он нарушил предвыборное законодательство. И через блоги до Кремля пытались донести информацию, что его надо за это снять. И донесли. Правда, было принято решение не снимать, но, по крайней мере, информация дошла до адресата. Есть прокуратуры и т.д.

Топ-блогеры в данном случае может быть не «роляют» на уровне избирателей, но они «роляют» как донесение информации до каких-то инстанций. Кроме того, это хорошая база. У тебя есть ВК. Если ты будешь вешать ссылки на официальный сайт кандидата, тебе не поверят, скажут что ты просто штатный пропагандист, а если ты повесишь на якобы независимого блогера, у которого размещен какой-то агитационный мягонький текст, доверие будет выше.

Блог может выступать как базовая площадка для размещения текста, с последующим раскидыванием. Я беру нужный агитационный материал, размещаю его у топового блогера, необязательно у пермского — это может быть и федерал, который хорошо отзовется о человеке. И потом ссылка на этот текст с соответствующим текстовым сопровождением уже расшвыривается по социальным сетям по пермским. Но эта база должна формально выглядеть независимой.

— Технологии, о которых мы с тобой говорим будут использовать наши местные политтехнологи или кто-то придет к нам на «пустую поляну»?

 — Черт его знает. Это вопрос переговоров. Конечно, будут пытаться зайти. Во время выборов всегда пытаются зайти гастролирующие банды политтехнологов. Местные всегда пытаются их не пустить. Гастролеры всегда аргументируют тем, что местные — деревня, провинциалы, замшели, ни хера не умеют и все просрут. А местные агрументируют, что гастролеры аферисты, местной специфики не знают, реалий не понимают, все просрут.

Этот вечный спор только на моей памяти длится 10 лет. В плане интернет-технологий я тебе ничего нового не скажу. Безусловно, будет спор.

— Ты думал о работе на территории Перми?

 — Приехать готов. Но в Ебурге можно стартовать месяца за три до «дня икс», в Перми это плюс месяц-полтора на «втыкание» в специфику, оживление полудохлых сетей и так далее.