Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
Наши там. Германия: Продукты на рынке в разы дороже, чем в супермаркете! Еще несколько лет назад пермячка Влада не могла и представить, что будет работать в крупном немецком машиностроительном холдинге. Сегодня для нее это обычное дело, как галстук начальнику обрезать.

Наши там. Германия: Продукты на рынке в разы дороже, чем в супермаркете!

23 апреля 2014, 09:00
наши там

Наши там. Германия: Продукты на рынке в разы дороже, чем в супермаркете!
Еще несколько лет назад пермячка Влада не могла и представить, что будет работать в крупном немецком машиностроительном холдинге. Сегодня для нее это обычное дело, как галстук начальнику обрезать.

В спецпроекте «Наши там» разбираемся, почему пермяки уезжают жить в другие страны. Мы выяснили, что уроженцы Пермского края нашли себя в Австрии, Малайзии и Канаде. Посмотрим, что заставило переехать в Германию Владиславу Ховрину, выпускницу гуманитарного факультета пермского Политеха.

— Влада, как ты оказалась в Германии?

— В Германии я впервые оказалась в 2008 году по программе студенческого обмена. Как студентам, которые знают английский язык, нам предложили поехать в волонтерский лагерь в городе Оснабрюк в Нижней Саксонии. Там я работала с детьми 10–12 лет как волонтер. Было очень тяжело: я не знала языка и общались мы только на английском. Это подтолкнуло меня к изучению немецкого. Благодаря этому неформальном обмену я познакомилась с интересными людьми, попутешествовала по Германии.

— Чем ты занималась в волонтерском лагере?

— Мы работали с детьми из неполных или неблагополучных семей, либо из семей переселенцев. Были дети, которые росли без родителей в интернате. Идея лагеря - разобрать историю и традиции различных культур. Каждый отряд представлял какую-то страну, допустим, Зимбабве или Мадагаскар, задача детей была представить небольшую сценку, презентацию о стране в игровой форме.

Мы развивали детей как физически, так и в духовном плане. Зимой они ходили на лыжах, летом — плавали в бассейне или на каяках. Самое главное - в лагере не разрешалось иметь ни телефонов, ни mp3-плееров, дети должны были общаться только друг с другом, они не смотрели телевизор.

— Чем тебя привлекла Германия?

— Германия «зацепила» как страна, в которой я себя комфортно чувствую, мне близок менталитет немцев. На тот момент я была на третьем курсе, и начала учить немецкий, в Германии без знания языка практически невозможно как учиться, так и работать. После обмена я еще раз была в Германии, уже в другом лагере, и начала более активно учить немецкий.

г. Линдау, Броденское озеро.

— Что было потом?

— В 2010 году я закончила Политех по специальности «Связи с общественностью». У меня возникло желание поступить в университет на магистерскую программу в Германии. Я сдала языковой тест и поехала поступать. Сначала я попала в Эрфурт, это в Тюрингии, но там не захотела учиться, зато успела пройти практику в одной компании. Так получилось, что я поступила в другой университет. Один семестр я провела в Калининграде, учила немецкий язык — это уникальная программа двойного диплома. Второй семестр мы учились в Вуппертале. Вскоре я уже начала работать в той самой фирме, в которой проходила практику в Эрфурте — Schuler Group. Было тяжело, потому что на работе ты играешь одну роль, ты сотрудник, ты общаешься с людьми. А приходишь домой, и ты снова студент. Нужно было снова садиться за книжки и писать статьи до ночи.

— К этому времени ты уже хорошо знала язык?

— Выучить немецкий была моя большая мечта, большая цель. Конечно, это было очень сложно. Во-первых, немецкого языка не было в моем учебном плане, и я начинала учить его фактически с нуля. Мне нужно было писать дипломную работу, и параллельно у меня шла сдача этого важного языкового экзамена. Нагрузки были нереальные, и до последнего момента, пока я не получила результаты, а это было месяца через полтора после теста, я жила ожиданием — «прошла, не прошла»… Было очень тяжело! Наверное, большую роль сыграла боязнь не оправдать ожидания. Не только мои, но и моей семьи.

— Родители остались в Перми. Как они восприняли твой отъезд?

— Родителям было очень нелегко отпустить меня одну в другую страну. Они всегда будут в Перми, для них родина — это святое. Здесь, в Германии, другие люди, другой язык. Мама и папа гостили у меня в Германии, им всё понравилось, но оба сказали: «Нет, это не для нас. Мы любим свою страну, свой город. Мы тебя понимаем и поддерживаем, но сюда мы никогда не переедем». Конечно, тяжело находиться за много-много километров от семьи, но, с другой стороны, я стала намного самостоятельнее. Период взросления после переезда в Германию очень быстро произошел. Какие-то проблемы, которые мы не имеем, находясь рядом с родителями, здесь я решала сама.

«Выучить немецкий была моя большая мечта, большая цель».

— В Перми ты изучала связи с общественностью. Магистерская программа в Германии с этим связана?

— Нет, направлением магистерской программы была мировая экономика. Основная часть была посвящена Европейскому союзу. Я писала магистерскую работу на тему экономической интеграции России и ЕС. Я хотела проходить магистерскую программу по экономике, потому что в Политехе её у меня было не так много, и мне казалось, что моих знаний в этой сфере не достаточно. Было тяжело из-за языка, потому что у нас учились ребята либо немцы, либо германисты по специальности, которые знали язык очень хорошо. Когда я пришла на вводную лекцию в Калининграде, я подумала, что, скорее всего, не справлюсь. Мы получали огромные папки с материалами на немецком, и я сидела и ночами переводила эти тексты. Мне нужно было подтягивать уровень языка до уровня моих одногруппников. Но в итоге всё получилось! Я поняла, что если есть большое желание, за год можно многое успеть.

— Расскажи немного о городе, в котором ты живешь.

— Сейчас я живу в городе Гёппинген, это под Штутгартом. Город небольшой — население чуть больше 50 тысяч, но в Германии немного другая инфраструктура, чем в России. Здесь многие люди стараются уезжать из мегаполисов и жить в маленьких городках, а в большой город ездить работать. Здесь такая тенденция, что люди хотят вечером приходить домой и быть рядом с природой, там где нет шума, нет пыли и грязи. Сначала мне было здесь очень непривычно, нереально скучно. Выходишь вечером на улицу в будний день — и в 9 вечера уже ни души! Но со временем ты к этому привыкаешь, и для меня эта спокойная жизнь в маленьком городе уже стала нормой. С другой стороны, мы ездим в Штутгарт два раза в неделю, и суеты мне хватает. Есть свои плюсы и свои минусы как в большом городе, так и в маленьком.

Рекламная кампания отдела персонала компании Schuler.

— Чем занимается твоя компания?

— Я работаю в крупном концерне Schuler Group, который относится к тяжелому машиностроению. Мы производим большое прессовое оборудование для таких компаний как «Даймлер», «БМВ», «Ауди». С помощью наших прессовых линий они производят корпуса для автомобилей. Это лишь одно из множества направлений деятельности компании. В основном, это обработка металла. Мы также производим прессы для чеканки монет. 90% всех евромонет произведены на нашем оборудовании!

— Как ты попала в Schuler Group?

— Как я уже сказала, я проходила практику на этом предприятии в Эрфурте. Когда я в первый раз увидела прессовый цех, побывала на производстве, я была просто потрясена. Меня захлестывали эмоции! Я очень долго сомневалась, правильный ли выбор сделала, ведь я ничего не понимала в этой отрасли. Но со временем ты входишь во вкус, когда начинаешь понимать продукты, которая производит компания. После того, как я прошла практику, мои коллеги спросили меня, хочу ли продолжить работу на предприятии. Я сказала: «Да, после того как закончу учебу».

После практики я подписала контракт с компанией на два года. Сейчас я работаю в отделе продаж. В мои обязанности входят все административные задания, маркетинговый анализ для различных рынков. К примеру, я делала анализ для российского рынка, для Китая, для Кореи. Затем мы делаем интерактивную презентационную платформу для отдела продаж, хотим все презентации, которые мы имеем на данный момент, соединить в одной платформе. В общем, интересная работа, скучно не бывает! В данный момент я очень много работаю с маркетингом, мы организуем различные презентации наших продуктов как у нас на предприятии, так и на других предприятиях.

Штутгарт. «Мерседец-Бенц Центр».

— Хочется поподробнее узнать о быте в Германии. Жилье съемное?

— Да, конечно. Вообще, по сравнению с русскими, очень большой процент немцев живет в съемном жилье. Сейчас тенденция немного изменилась, но все равно немцы очень часто живут в съемных квартирах. Мне, как русской, в самом начале было нелегко найти квартиру в Германии, потому что по поводу русских существует определенные стереотипы. Когда я приходила в агентство и хотела снять жилье, было не так-то просто, хотя я приходила с контрактом на работу и с визой! Сейчас я живу в обычной трехкомнатной квартире в трехэтажном доме. Все как в России! Моя соседка сверху — русская. Можно сказать, что ничего не изменилось.

— Что можешь сказать про питание в Германии? Продукты сильно отличаются от русских?

— Что касается продуктов, у нас есть русские магазины. Конечно, еду мы, в основном, покупаем в супермаркетах, потому что это быстро и не так дорого, но иногда бывает, что хочется солёных огурцов, кабачковой или баклажанной икры, тогда мы идем в русский магазин. По вкусу и содержанию продукты, которые там продаются, очень сильно напоминают русские. Конечно, когда ты приезжаешь в Германию, тебе хочется попробовать всего того, что ты в России не пробовал, а потом ты начинаешь скучать по своей родной еде. Все равно нет ничего вкуснее домашней русской еды!

Я приезжала к родителям в Пермь два или три раза и, конечно, это праздник, когда ты приезжаешь домой и ешь мамину еду. Но русских людей и здесь достаточно. На улицах постоянно слышишь русскую речь. Мой друг Антон тоже русский, его родители переехали в Германию в 1991 году. Он вырос здесь, но тоже прекрасно говорит по-русски. То, что его семья здесь, очень помогает. Если бы я общалась здесь только с немцами, это было бы намного тяжелее.

В ходе традиционного ежегодного карнавала немцы празднуют так называемый «Грязный четверг»: в этот день женщины отрезают мужчинам галстуки.

— Знаю, что в Германии очень ценят пиво, и это не просто стереотип. Практически в каждом маленьком городе есть своя пивоварня. Ты оценила этот напиток?

— Когда я проходила практику в Эрфурте, там была хороша пивоварня. У меня изменилось отношение к пиву, потому что в России я его в принципе никогда не пила, у меня было специфическое отношение к этому напитку. А здесь пьют пиво все — богатый ты или бедный, культурный или некультурный. И оно на самом деле абсолютно другое. Это народный напиток. По крайней мере, я могу иногда в компании выпить пива, и мне не будет противно.

В Штутгарте.

— Это правда, что немцы помешаны на здоровом образе жизни?

— Здесь за здоровый образ жизни люди борются, к этой теме очень большой интерес, особенно у старшего поколения. Ты очень часто видишь, как народ ездит на велосипеде или занимается норвежской ходьбой. Продукты люди стараются покупать на рынке, но не нужно забывать о том, что на рынке в Германии продукты намного дороже, чем в супермаркете. Куриные яйца на рынке стоят в 2–3 раза дороже, туда ходят состоятельные немцы.

В Германии ты видишь противоположности: спортсменов, которые очень много внимания уделяют правильному питанию, и наоборот, очень толстых людей. В России так много толстых нет.

— Немцы — работящая нация?

— Немцы очень ценят свое свободное время. Это я вижу по коллегам. У нас рабочий день длится 8 часов. Да, люди приходят на работу вовремя, но и уходят минута в минуту. Да, если какой-то проект и надо срочно что-то делать, они будут сидеть и выполнять задание, но, как правило, если закончился рабочий день, они встанут и уйдут. Меня сначала это очень сильно удивляло.

— Как сказались события на Украине и в Крыму на отношении к тебе как русской?

— Я абсолютно никаких изменения не почувствовала. Я работаю в международной компании, у нас очень много иностранцев — и китайцы, и румыны, кого там только нет! К человеку относятся не по его национальности, а по тому, что это за личность. Да, меня могут спросить о моем отношении к Путину, Крымскому кризису, но в лицо никогда не будут критиковать.

Когда только начался Крымский кризис, было несколько коллег, которые отпускали неприятные комментарии. Мы всё это перевели в шутку, а потом эти комментарии закончились. Здесь настолько многонациональное общество, что все эти границы стираются. Один из моих коллег — турок, другой — грек. Конечно, когда в прошлом году были проблемы с Эрдоганом (премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган — Properm.ru), моего турецкого коллегу все замучили с вопросами. Но это нормально, нас из-за этого не дискриминируют.

В Мюнхене.

— Согаласно последним данным, Пермь снова подтвердила статус города-миллионника, но произошло это благодаря мигрантам. Ни для кого не секрет, что в Европе проблемы с мигрантами тоже существуют.

— У немцев есть две позиции по поводу иностранцев. Первая: иностранцы — это хорошая рабочая сила. Это хорошо мотивированные люди, которые хотят работать, приносят налоги в казну Германии, кормят немецких пенсионеров.

Налоги в Германии мы платим очень большие, до 45% от зарплаты. Многие немцы благодарны иностранцам, которые приехали работать. К ним абсолютно другое отношение.

В 60-е годы для восстановления экономики после войны Германия заключила несколько важных договоров — с Турцией и Италией. Они приглашали на работу в южную Германию турков и итальянцев. Я как раз живу на этой земле, поэтому здесь ужасно много мигрантов из этих стран. Но это, в большинстве своем, трудолюбивые люди, которые восстанавливали предприятия, и к ним относятся с большим уважением. Конечно, есть асоциальные элементы, которые не хотят ни учиться, ни работать и жить на пособие, но их меньшинство.

Одно время я жила в доме с гречанкой, которая переехала сюда после кризиса 2009 года. Она очень быстро выучила язык, нашла работу, перевезла сюда двоих детей. В Германии же очень большая проблема с рождаемостью, и в основном у иностранцев рождаются дети, а не у немцев. Немцы живут иногда до 35–40 лет без детей. И дети иностранцев будут впоследствии здесь учиться, работать и платить налоги. Вообще, политика Германии в отношении иностранцев очень правильная. Здесь пытаются не исключить их из общества, а, наоборот, интегрировать. Если мы посмотрим на Россию, то у нас они являются отдельными членами общества. Конечно, есть немцы, которые выступают против иностранцев. Например, в турецких семьях часто работает только мужчина, а женщина сидит с детьми, не хочет учить язык и не работает. Конечно, это другая крайность. Но это уже традициями предопределено.

— Не возмущаются ли немцы, что им приходится «кормить» такие страны как Греция. Насколько здесь развиты настроения о выходе из Евросоюза?

— Мнения о значении Евросоюза для Германии расходятся. Есть много сторонников интересной теории о том, что Германия от «греческого кризиса» только выигрывает. Не могу, к сожалению, сейчас назвать имени известного немецкого экономиста, который смог в 2012 году доказать экономическую выгоду кризиса в Греции для Германии, доказав тезис «Экономикой Греции фактически управляют её кредиторы». Больше всех заработала на греческом кризисе Германия, которая занимает на рынках деньги под 1,5% и дает Греции в долг под 3,5%. Спекулируя подобным образом, Германия за последние два года смогла заработать около 400 млн евро. Я лично придерживаюсь такого же мнения: Германия от кризиса только выигрывает, однако преподносит эту ситуацию общественности совсем по-другому.

Не так давно здесь появилась новая партия под названием «Альтернатива для Германии». Многие называют ее «партией евроскептиков». В сентябре 2013 года она принимала участие в выборах на федеральном уровне, хотя и не смогла перешагнуть пятипроцентный барьер. В 2014 году планируется ее участие в выборах в Европарламент. В числе создателей партии — известные экономисты, ученые, публицисты, профессора крупных немецких университетов. Цель партии евроскептиков — вернуть стране национальную валюту, немецкую марку. Партия не выступает за роспуск Евросоюза, называя эту организацию полезной для своей страны. Однако участие ФРГ в Еврозоне члены партии считают неприемлемым.

— Правда ли, что в каждом немце где-то глубоко зарыто чувство вины за нацистское прошлое?

— Наверное, в старшем поколении. Молодые немцы не так часто задумываются о прошлом своей страны. Они не любят говорить о войне. Они скорее меняют тему, говорят о восстановлении страны в 50-е и 60-е годы, чем будут вспоминать о нацистской Германии. Мои профессора в Университете как раз относились к старшему поколению, многим из них уже за 70. Для них тема войны до сих пор остается больной. С коллегами я об этом стараюсь не говорить. Думаю, для них эта тема не очень приятна, как и для меня.

Цугшпитце — самая высокая точка Германии.

— Как часто удается выезжать за пределы Германии? Европа не такая большая, расстояния маленькие.

— За последние 2,5 года удалось посетить Чехию, Польшу, Голландию, Бельгию, Францию, Монако, Австрию, Италию, Швейцарию. Пока что не удалось добраться до Скандинавии, «непокоренными» также остаются Испания и Португалия… Но это уже цели на следующие годы. Осенью собираемся в Будапешт.

Европа, конечно, в сравнении с Россией кажется маленькой. Но по ней передвигаться относительно дорого. Как на машине — бензин стоит минимум в два раза дороже, чем в России — так и на поезде. Тем более, если много работаешь, остается не так много времени на путешествия. Я много попутешествовала по Германии. Это красивая страна с ухоженными городами, в которых много интересного. Смогла наконец-то осуществить мечту детства и начала кататься на сноуборде. От меня до Альпийских склонов ехать всего три часа. Так что сам Бог велел!

— Есть ли вещи в России и Перми, по которым ты скучаешь?

— Скучаю по реке. В Германии нет таких могучих рек, как в России. А я всегда любила нашу Каму. Скучаю по русской традиционной кухне, по борщу и пельменям. И, как ни странно, по свекле! Тут ее не всегда и не везде найдешь. Винегрет или селёдку под шубой иногда ужасно хочется!

Скучаю по посиделкам с подругами на кухне и по долгим разговорам по телефону. Тут о такой «роскоши» только мечтать можно. Немцы очень щепетильно относятся к шуму в квартире после 22 часов. Если к тебе вечером приходят гости, и вы планируете «пошуметь», надо обязательно заранее проинформировать соседей. Бывает, что соседи звонят в полицию, если молодежь «шумит». Тогда приезжают бравые ребята и вежливо просят «быть потише». Если приедут во второй раз, будешь платить штраф. Со мной такого еще не случалось, но многие знакомые рассказывали.


Оцените материал