Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Наши там. Италия: Мужчины здесь не такие уж и мачо

Наши там. Италия: Мужчины здесь не такие уж и мачо
Аспирантка из Перми Маргарита Завадская разрушает стереотипы о веселых итальянцах и рассказывает о том, как мерзла в солнечной Италии.

В серии спецпроектов «Наши там» мы рассказываем о простых пермяках, которые покинули родной город ради учебы или в поисках лучшей жизни. Героем очередного материала стала Маргарита Завадская. Два года она проучилась в Италии, осталось еще 1,5 года. Как она обжилась в новой стране и каких итальянцев узнала — читайте в материале Properm.ru.

Флоренция.

— Рита, как ты очутилась во Флоренции?

 — На самом деле, все получилось само собой. После того, как я окончила ПГУ, специальность «Политология», я продолжила учебу в Европейском университете в Санкт-Петербурге. Тогда же там решили открыть PhD-программу совместно с Европейским университетским институтом (European University Institute — Properm.ru), что во Флоренции.

Европейскому университету в Санкт-Петербурге срочно требовался «подопытный» студент для того, чтобы отправить его в Институт Европейского Университета во Флоренции. И я очень благодарна, что выбрали именно меня. Моя изначальная радость, однако, обернулась двойными вступительными испытаниями и нервным сбором документов на выезд, прежде чем мне назначили стипендию и предоставили учебное место. Российские студенты раньше практически не имели возможности обучаться в этом учебном заведении, так как оно изначально было создано для нужд Евросоюза и существует под покровительством Еврокомиссии.

— Расскажи подробнее об институте.

Он был создан в 70-е годы XX-века на волне евроинтеграции. Отсюда и его специфика. Он совершенно не итальянский по духу. Там по квотам учатся люди из европейских стран, начиная от греческих левых активистов и заканчивая студентами, которые собираются работать в немецкой дипломатии и придерживаются довольно либеральных взглядов. В любой другой ситуации они — люди из совершенно разных социальных слоев — бы никогда не встретились, а здесь вместе учатся и общаются. Но всех студентов здесь объединяет чрезвычайная амбициозность и целеустремленность. Эти люди не собираются где-нибудь преподавать, они целенаправленно занимаются наукой, эмпирическими исследовательскими проектами, направленными на реальные политические процессы.

Европейский университетский институт.

— Когда ты там оказалась?

 — В Италию я уехала в 2011 году. До этого были полгода стажировки в Финляндии, еще раньше какое-то время жила в США. Флоренция — это мой самый длительный опыт пребывания за границей. Там я безвылазно провела два года. Впрочем, я до сих пор являюсь аспиранткой и обязана туда вернуться после «полевых» работ в России и летней стажировки, А летом защищаю диссертацию по теме политической экономии выборов.

Сейчас я, можно сказать, на «полевых» исследованиях в России, и поэтому нахожусь в постоянном состоянии транзита. С какой-то периодичностью регулярно курсирую между Пермью, Питером и Флоренцией.

— Это сколько же расходов на перелеты?

 — Межуниверситетская программа предусматривает трэвел-гранты, которые отчасти закрывают расходы на перелеты. И, кстати, как правило, дороже всего летается по России. Самый дорогой билет — из Перми до Москвы.

Оливковые плантации университета.

— Рита, опиши свои первые впечатления от Италии.

 — В Италии я до этого уже была, в качестве туриста. И одно дело, когда ты турист, и совсем другое, когда приезжаешь учиться или работать. Ты не думаешь о каких-то красотах и достопримечательностях, тебя волнуют повседневные дела. Найти жилье. Разобраться с банковскими карточками. Обеспечить себя миграционными документами и прочими-прочими бумажками. А дальше ты погружаешься в учебу и страну узнаешь только урывками.

Мне повезло. Я прибыла во Флоренцию в сентябре, а полноценная учеба начиналась в октябре. Первый месяц был для того, чтобы подготовиться, подтянуть язык, а по средам был выходной. И я каждый третий день недели куда-нибудь ездила.

— Ты ведь уже хорошо говорила на английском и французском. Это знание помогло освоиться?

 — Последний мне очень помог. Первое время я просто переиначивала французские слова, произносила их на итальянский манер и меня уже начинали понимать. Да, ты выглядишь курьезно, но итальянцев это скорее умиляет, чем раздражает.

Сейчас я уже хорошо знаю итальянский. Мне его хватает для повседневных нужд. И я даже начала чувствовать языковую разницу между отдельными регионами.

Рим.

— Регионы в Италии — это отдельный разговор. Север и Юг — ведь абсолютно разные?

 — Разница совершенно не надуманная. Отличаются и язык, и поведение. Разница есть не только между севером и юг, но и прослеживается в каждой отдельной области. Это меня очень поразило.

— Какие итальянцы живут во Флоренции?

 — Тут надо отметить, что Тоскана — один из самых богатых регионов, а Флоренция — достаточно дорогой город. Итальянцы, особенно в Тоскане, снобы. Они вежливы, приветливы, но очень закрыты и осторожны. Ты можешь прожить там 10 лет, и даже это тебе не гарантирует, что ты станешь частью их общества. Подчас нужно прожить бок о бок 15 лет и только тогда тебя начнут приглашать на какие-то соседские мероприятия.

— Рита, ты уже сказала, что Флоренция — дорогой город. Сколько же стоит в Италии жизнь?

 — Жить, действительно, дорого. В Тоскане наверно требуется 2–2,5 тыс. евро в месяц, тогда как в целом в Италии можно прожить на 1200–1400 евро в месяц и этого будет достаточно для нормальной жизни, будет хватать и на еду, и на одежду, и на развлечения. Половину «съест» жилье.

— Где успела пожить ты? Как долго искала первое жилье?

 — Давай я сначала расскажу немного о Флоренции и о том, где располагался мой институт. Город находится между холмов, на которых расположены шикарные виллы. В одной из таких вилл разместился Институт Европейского Университета во Флоренции.

И вот ты ходишь по городу и на тебя выливается такой объем исторической и культурной информации, что ты рискуешь испытать Синдром Стендаля (расстройство, возникающее под воздействием произведений искусства и характеризующееся частым сердцебиением, головокружением и галлюцинациями — Properm.ru).

Я первое время старалась просто не смотреть на то, что меня окружает, и просто искала квартиру. Идешь и восклицаешь: «Ух ты! Какая красота». Но тут же себя одергиваешь и говоришь: «Нет, я пошла за квартирой!». Более осознанно, с чувством, толком, расстановкой я начала ездить по Италии уже на втором году жизни там. И больше всего меня поразила Эмилия-Романья: Болонья, Феррара, Равенна. Начала немного разбираться в искусстве.

Флоренция

— Давай теперь вернемся к теме жилья.

 — Сначала я снимала комнату. Сдавала ее наша соотечественница. После я уже поняла, что живя у россиянки, никогда не узнаешь страну, и стала искать новое жилье. Затем снимала квартиру-студию в центре Флоренции, потом жила с однокурсниками на вилле в холмах. Там были свой сад и терраса. По ночам хрюкали кабаны, на стенах можно было увидеть гекконов. Жить за городом мне понравилось даже больше, чем в центре. Там душно, жарко, влажно, а здесь к учебе ближе. К тому же здесь постоянный фитнес, ведь чтобы попасть в институт нужно перейти с одного холма на другой.

— На каком транспорте передвигалась?

 — Я была пешеходом. Здесь очень дорогой бензин, а еще невероятно дорогое отопление с коммуналкой. Итальянцы нередко спрашивали: «Вы действительно зимой дома ходите в одних футболках?». Когда я отвечала да, они удивлялись: «Сколько же у вас там денег?»

В Италии очень экономят на отоплении. Зимой ходят в теплых носках и домашней одежде, постоянно укутываются в пледы. У нас в библиотеке студенты работали в перчатках. Я, например, в первую зиму даже простыла, хотя не особо подвержена болезням.

— А ведь ты приехала из холодной России.

 — Да-да. Мне так и говорили: «Ты же из Сибири!». Но первая итальянская зима стала действительно суровым испытанием. Квартиры холодные, сырые, промозглые. Всё потому, что дома быстро охлаждаются и не хранят тепло. Для итальянцев меньшее зло — перекантоваться три зимних месяца, чем потом изнывать от жары в оставшиеся девять летних.

Вид из одного из корпусов института.

— Рита, оцени, пожалуйста, уровень бюрократизма и уровень безопасности в Италии.

 — С безопасностью — все отлично. Флоренция — это очень спокойный город. Лишь однажды был громкий скандал с убийством одного сенегальца, который вызвал целую волну антифашистских демонстраций и публичных выступлений. До сих пор есть отголоски. У нас такое быстрее забывается.

Карманников много в Риме и более южных городах, в туристических местах. Также есть мошенники, которые под предлогом разменять деньги, подсовывают фальшивки. Мой приятель один раз так попался в одной из городских прачечных.

Бюрократия — это даааа. Особенно банки. Они даже более бестолковые, чем наши любимые. Никогда служащий не признается в том, что он чего-то не знает, даже не спросит у начальства или коллеги, когда столкнется с нетипичной ситуацией! Скорее пошлет за дополнительным документом или откажет в услуге. Выход прост — идти в соседний банк или контору. Миграционные документы — это всегда сложно. Тут может даже немного больше ясности, чем в России, например.

— Теперь расскажи, что ты там делала в свободное время кроме путешествий по стране.

 — Ходила в бары, ночные клубы. Там можно найти всё — от танцевальных мейнстримовых заведений до местной живой музыки и совершенно хипстерских клубов. Что удивительно, они не являются только молодежными. Там постоянно можно встретить людей в возрасте 45–50 лет. Пенсионеры сидят в барах, спорт-барах, ну и конечно ходят на стадион. Футбол здесь невероятно любят. Даже меня подсадили! Я стала играть в футбол в университетской команде, была нападающим.

— Ничего себе!

 — Да, у меня даже есть форма: футболка с надписью Marguerilla — гибрид Маргарита+герилья, бутсы. Самое главное: это очень доступно.

 

— Конечно, не могу тебя не спросить про еду. Научилась готовить итальянские блюда?

 — На самом деле, готовить здесь самому нисколько не выгоднее, чем ходить и есть в заведениях общепита. Готовить иногда даже дороже, если речь, конечно, не идет о покупке полуфабрикатов. Но и они там хорошего качества, ни в каком сравнение с нашими не идут.

Как правильно питаться — здесь целая культура. Например, завтрак — это всегда убойная доза сахара и кофе. По утрам пьют кофе или латте. Латте кстати это преимущественно напиток детей. Его пьют только иностранцы и дети, взрослые — редко. Это дурной тон: если ты пьешь латте после обеда: то ты либо турист, либо с тобой что-то не так.

— То же самое с горячим чаем, да?

 — Да. Если ты пьешь горячий чай, значит ты болен. Но в университетском кафетерии уже привыкли к нашим странным пристрастиям. Я одну девушку даже подсадила на горячий зеленый чай с мятой в жару. Она сначала подумала, что я сумасшедшая, а потом поняла, что он действительно тонизирует и освежает.

— Что еще расскажешь о культуре еды?

 — В Италии очень популярны такие заведения, как аперитиво (aperitivo — Properm.ru). Они появились с тех времен, когда есть в ресторанах было безумно дорого. Но рестораторы не хотели терять клиентов и придумали аперитиво. Это когда платишь от 8 до 12 евро и получаешь свободный доступ к шведскому столу из самых разных закусок, бутербродов, салатов. Еда доступна в неограниченном объеме, а напиток в стоимость включен только один, за остальные нужно дополнительно платить. Это очень местный вид досуга, общение, жизнь. В такого рода заведениях даже дни рождения справляют.

 

— Как итальянцы относятся к русским?

 — Они (тосканцы, прежде всего) в принципе не любят иностранцев. Я общалась с очень разными людьми и с никакими стереотипами не сталкивалась. Может быть, потому, что меня не идентифицировали как русскую. Примешивали либо к американцам, либо к немцам или полякам.

— Есть такое мнение, что итальянцы — это «веселые русские», а русские — это «грустные итальянцы»? Это так?

 — Мне сложно сказать. Я занимаюсь социальными науками и это накладывает отпечаток. Я очень не люблю стереотипы, стараюсь мыслить другими категориями. Русские и итальянцы для меня конкретные люди. Общие черты, конечно, есть. Но итальянцы гораздо более деловые и профессиональные и менее веселые люди, чем принято думать.

— Давай еще об итальянских мужчинах поговорим. Приставали?

 — Комплименты делали, но откровенно не приставали. Может, еще и потому, что, во-первых, я жила в Северной Италии, а северяне гораздо более сдержаны, в отличие от южан (да, вот они, стереотипы). Во-вторых, меня окружали такие большие и здоровые одногруппники — петербуржец, поляк и австралиец. Никому бы в голову не пришло при такой компании откровенно клеиться. И еще: итальянцы не такие мачо-мачо и не так, чтобы ухаживают-ухаживают, как принято считать.

Тосканские холмы по дороге из университета.

— Что бы ты посоветовали людям, которые поедут учиться или работать в Италию? Что обязательно нужно делать?

 — Во-первых, нужно все-таки проявить интерес к языку. Его знать надо. Это если откроет не двери, то хотя бы форточки. Итальянцы не так хорошо знают английский, как другие европейцы.

Во-вторых, нужно смириться с тем, что итальянцы — это закрытые люди. Они не примут тебя с распростертыми объятиями и не будут тебе постоянно рады. Они честны и если чем-то недовольны, то дадут тебе об этом знать.

В-третьих, не пытаться жить как у себя дома. Адаптируйтесь. Нужно учесть хотя бы то, что продуктовые магазины очень рано закрываются, а в выходные и вовсе не работают. Поэтому придется подстраиваться. Они уважают не только свой и чужой труд, но и отдых.

— Рита, какая бы ситуация, типичная для России, никогда не произошла бы в Италии?

 — Не нахамят в общественном или другом публичном месте. Я очень чувствительна к хамству, поэтому если сам не начнешь «быковать», то в ответ никогда не получишь словесную оплеуху. Мне нахамили лишь раз, и то это была наша соотечественница, решившая меня просветить, как правильно взвешивать овощи.

— Хотела бы ты не только учиться, но и в принципе жить в Италии? Почему?

 — После защиты диссертации — я вольный человек. И буду активно искать работу, в том числе и в Италии. Однако перспективы тут невысоки, так как расходы на науку и образование резко сократились. Соответственно рабочих мест, тем более для иностранцев совсем немного. Но существуют профильные исследовательские центры. Посмотрим, пока не берусь загадывать. Я не имею абсолютно ничего против, потому как Италия — уже почти своя страна и я там себя чувствую очень комфортно. Однако чтобы переезжать на ПМЖ, надо чтобы не только тебе нужна была страна, но и ты там был хоть как-то нужен.