Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
1839 +57
Выздоровели
1012 +69
Умерли
60 +1
Properm.ru
Здесь куют металл: Наблюдаем за работой кузнечных дел мастеров Корреспондент Properm.ru побывал в одной из кузниц города и узнал как закаляется сталь, а затем превращается в виноград, улиток и певчих птиц.

Здесь куют металл: Наблюдаем за работой кузнечных дел мастеров

22 января 2015, 12:30
сделано в перми

Здесь куют металл: Наблюдаем за работой кузнечных дел мастеров
Фото: Татьяна Бурцева для Properm.ru
Корреспондент Properm.ru побывал в одной из кузниц города и узнал как закаляется сталь, а затем превращается в виноград, улиток и певчих птиц.

Кузнечное ремесло существует в России уже несколько веков. Постепенно мастера совершенствовали технику и оборудование, добиваясь более точных деталей и характерных изгибов металла. Экскурсию на одну из пермских кузниц мне организовал ее владелец — Александр Ощепков. Находится она на окраине Перми. Ехать далеко, разговор начинаем еще в машине.

— Как давно вы занимаетесь кузнечным делом?

Около 15 лет, из них последние семь - в качестве ИП.

— Что подтолкнуло к такому занятию?

— Я все время был связан с железом. Работал на заводе, в цехе инструментальном, разные специальности попробовал.

— Образование специальное у вас есть?

— Нет. Я в Перми только одного кузнеца встречал, у кого оно есть. К кузнечному делу я постепенно подошел. С детства рисовал, но долго не мог понять, чем хочу заниматься. Всегда знал, что чем-то, связанным с рисованием и с металлом, а чем именно — не понимал.

— Вы художественную школу закончили?

— Да. Никогда не думал, что пригодится, но всю жизнь пригождается. Когда-то это было просто хобби, — отвечает Александр и достает из бардачка автомобиля свою давнюю работу — нож с ювелирной гравировкой. На ноже картина в стиле Ивана Шишкина.

Сейчас у Александра своя кузница. Помещение взято в аренду, оборудование закуплено свое. В кузнице работают три человека, не считая хозяина.

У Александра есть еще один маленький филиал в области. Там работают еще два кузнеца.

— Часто работников меняете?

— Текучка довольно большая. Сейчас у нас три человека. В прошлом году было и четверо, и пятеро. Двое давно работают, а третий — хороший парень попался, несколько месяцев у нас. Когда люди понимают, что на обучение уходит много времени, минимум 1 год, а лучше 2–3 года, то им уже неинтересно становится. Обычно в течении двух-трех месяцев человек понимает — его это ремесло или нет. Я пробовал брать подготовленных людей, не зря кочуют из кузницы в кузницу: либо характер неуживчивый, либо вредные привычки.

— Насколько в Перми развиты услуги кузнечных дел мастеров?

— Если забить в поисковик «художественная ковка пермь», выпадет огромное количество фирм. Но многие из них — это вообще не художественная ковка. Они на холодных станках гнут стальной прокат, вставляют туда закупленные и на заводе наштампованные элементы, а потом выдают это за ковку. Изделие получается раза в два дешевле, чем у нас. Нам за такими мастерами не угнаться.

Фото предоставлено Александром.

Приехали в Хмели: производственные помещения, закрытая территория. Подходим к одной из железных дверей, оттуда гремит тяжелый рок. Александр смеется, говорит, ребята любят музыку потяжелее и погромче.

Кузница внутри оказалась совсем небольшой.

Когда я захожу, громкость сбавляют. Я оглядываюсь: двое мастеров работают у кузнечного горна, один — наносит патину на уже готовое изделие.

Помещение оказалось небольшим и темным. Не путайте с кузницами позапрошлого века, где бородатые мужики в льняных рубахах в адскую жару стоят у наковальни. Здесь прохладно даже в пуховике. Пока я пробираюсь между готовыми изделиями, материалами и оборудованием, расспрашиваю Александра о том, как выстроена работа кузницы.

— Все начинается с того, что заказчик показывает объект — чаще всего это загородный дом — говорит, что хочет увидеть в итоге, — отвечает кузнец. — Я ему показываю эскизы похожих изделий, и тогда он выбирает что-то поконкретнее. Затем я рисую эскизы конкретно для него. Если не устраивает — снова рисую, вношу правки. После согласования эскизов делаем замеры, закупаем материалы и работаем.

Сначала кузнецы нагревают железные прутья, пока они не обретут ярко-огненный окрас.

Затем деталь, похожую на палку, с помощью пневматического молота можно превратить в плоский лист для творчества.

После этого деталь можно сгибать. Для этого на станок надевается специальная вилка.

Деталь можно скрутить в спираль, а затем вручную, при помощи молотка, доработать. Получается металлическая ветка или растение.

— Как долго приходится работать над одним заказом?

— Среднее время изготовления — полтора месяца. На всю работу, с учетом эскизов, максимум уходит от трех до пяти месяцев.

У любой творческой работы свои сложности. Кузнецам, как и программистам, фотографам и прочим дизайнерам, приходится сталкиваться с тем, что во время изготовления эскизов заказчик понимает, что хочет нечто совершенно другое. По статистике 95% эскизов летит в корзину.

— Конкуренция в сфере кузнечного мастерства в Перми велика?

— Есть вещи, которые вроде бы смотрятся обыденно, но большинство пермских кузниц этого не сделают. Есть в Перми кузницы с горячей ковкой, но клиентов всем хватает. В художественной ковке конкуренция поменьше. К тому же я сам рисую, не во всех кузницах есть художник.

Эти перила уже готовы, скоро их установят на входе в один из коттеджей Перми.

Все детали сделаны вручную. Для создания перил берется квадратный пруток. Уже в конце работы на перила наносят легкими мазками патину, которая делает изделие более объемным и естественным. Предварительно его грунтуют и красят для антикоррозионной обработки. Иногда приходится полностью погружать изделие в грунт.

Остальные работники кузницы — немногословные сосредоточенные на работе парни, они немного застенчивы перед камерой, поэтому пообщаться толком с ними не удалось.

— Вам приходилось выполнять необычные заказы?

Сложно сразу вспомнить. Вот сейчас у нас в кузнице стоят эти перила, мы их называем «Привет Тиму Бёртону». Изначально заказчик хотел в дом нечто классическое. Я все нарисовал, мы подписали договор, вышли на задаток, — и он у меня увидел другие эскизы. Процесс тут же остановили: клиент захотел другое. Переделали.

Два других мастера в это время нагревают, куют и остужают металлические прутья.

Обычный железный прут скручивается так, чтобы он выглядел как ветка.

Вот это — улитка, которую посадят на эту виноградную ветку.

Мы не стали ждать, когда мастера закончат свою работу. Зато Александр показал фото некоторых заказов, которые уже нашли свое место.

— Вы советуете что-то своим заказчикам, или беспрекословно их задумки воплощаете?

— Если клиент хочет что-то необычное, я говорю — «хорошо, пусть будут перламутровые пуговицы». Недавно женщина заказала входные группы и решетки на двери, и попросила, чтобы на них были птички-малиновки. Мучились, ковали — но заказчица была в восторге.

Фото предоставлено Александром.

— То есть если я вас попрошу сделать мне перила, увешанные ананасами…

— Сделаю. Но сперва спрошу зачем вам это надо. Конечно, я буду советовать то, что мне кажется более уместным и красивым.

Гроздья винограда.

— Повышение цен на импортные товары сказалось на вашем бизнесе?

— Основное оборудование у нас молоты, они российские. А вот электроинструмент, болгарки — чаще всего используются и чаще всего ломаются. Они импортные, подорожали. И ремонт подорожал. Еще мы используем финскую краску, она тоже подорожает.

— Чтобы заснять изготовление хотя бы одной детали, придется сидеть тут целый день, — предупреждает меня Александр, и я следую его ненавязчивому совету. Смотрите фоторепортаж.

Татьяна Бурцева для Properm.ru