Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
59158 +113
Выздоровели
53553 +141
Умерли
3778 +8
Properm.ru
«Медаль у меня дома, пусть попробуют ее забрать». Интервью с Максимом Дылдиным Бронзовый призер Олимпийских игр в Пекине, чемпион Европы и России рассказал корреспонденту Properm.ru о давлении на российских спортсменов, антидопинговых скандалах и политике в большом спорте.

«Медаль у меня дома, пусть попробуют ее забрать». Интервью с Максимом Дылдиным

11 января 2017, 14:29

«Медаль у меня дома, пусть попробуют ее забрать». Интервью с Максимом Дылдиным
Фото: Ирина Молокотина для Properm.ru
Бронзовый призер Олимпийских игр в Пекине, чемпион Европы и России рассказал корреспонденту Properm.ru о давлении на российских спортсменов, антидопинговых скандалах и политике в большом спорте.

Пермский бегун Максим Дылдин заявил о завершении карьеры. Ранее спортивный арбитражный суд признал его виновным в нарушении статьи правил соревнований Международной федерации легкоатлетических федераций «Уклонение, отказ или неявка на процедуру сдачи проб». Вокруг этой ситуации развернулось бурное обсуждение среди пермяков — любителей спорта. Мы решили встретиться с Максимом у него дома, и узнать все о произошедшем из первых уст.

— Когда началось дело и расследование по твоему случаю?

— Вообще дело на меня открылось 22 мая 2015 года. Расследование шло один год и восемь месяцев, и на основании этого 6 января 2017 вынесли приговор — дисквалификация на четыре года. Я считаю, что это незаконно, и вообще все считают, что это незаконно. Будь я спортсменом из другой страны, какой-нибудь западной, расследование шло бы не так долго и весь вопрос решился бы в течение месяца.

— Суд дисквалифицировал тебя за отказ от сдачи анализов на допинг, почему отказался?

— Я шел к такси по улице в Адлере, был на сборах. До этого я отнес в машину все свои сумки, затем быстро позавтракал и как раз возвращался к таксисту. По дороге к автомобилю ко мне подбегает женщина, офицер WADA (Всемирное антидопинговое агентство - прим. Properm.ru), она была из Эстонии или Латвии, точно не помню, но говорила по-русски. По контракту, нас (спортсменов - прим. Properm.ru) могут проверить представители из любой другой страны. Она меня спрашивает: «Вы Максим Дылдин?», на что я спросил у нее кто она такая, женщина представилась офицером WADA. В ответ я попросил ее показать удостоверение потому, что когда ты сдаешь допинг контроль они обязаны предоставить тебе свои корочки и бланк для заполнения данных. Женщина мне задала вопрос — «Вы будете сдавать анализы?». Я ей вновь говорю — «Вы кто, покажите свое удостоверение, я что, должен прямо на улице вам сдавать все?», она опять — «Вы будете сдавать анализы?», ну тогда я и сказал: «Раз вы не показываете удостоверение, то я не Максим Дылдин». Тогда она стала тянуть меня за руку, таксист это кстати все видел. Тогда я пригрозил ей, что вызову полицию, она просто развернулась и ушла. Всё, вот за это меня отстранили.

— После этого случая тоже отказывался от сдачи допинг-контроля?

— Нет. Когда было расследование по моему делу я несколько раз сдавал анализы и ничего в них не было. За всю карьеру у меня огромная пачка листов о прохождении контроля на допинг. Мне всё равно, я хоть каждый день могу сдавать эти анализы, я всегда поддерживал и поддерживаю чистый спорт. Даже после инцидента, спустя неделю я сдавал допинг контроль в соревнованиях на Волгограде, всё было в порядке.

— Если все было в порядке, то почему не удалось отстоять свою невиновность?

— У нас в России нет сильных адвокатов, которые могут защищать спортсменов на международном уровне. Наши адвокаты, защищающие спортсменов, не имеют авторитета на мировом уровне, их никто не знает и никто не слушает. Это правда. Были бы у меня большие деньги, примерно 200 тыс. долларов, я бы нанял американского или английского адвоката, который бы «разрулил» мою ситуацию, так, что они (WADA) остались бы мне должны. Но мне пришлось вести диалог с судом, самому, вести с ними онлайн-переписку, предоставлять все документы, справки и доказательства. Мои доводы их не убедили, хотя в декабре того же года 16 итальянских спортсменов не прошли допинг контроль как и я, они просто не явились, статья обвинений такая же. Однако через три месяца после инцидента им вынесли оправдательный приговор, а в моем случае приняли решение о дисквалификации на четыре года, не учитывая тот факт что я год и восемь месяцев уже не участвовал в соревнованиях (пока идет расследование спортсмен не может входить в состав сборной - прим. Properm.ru). В общей сложности меня отстранили на пять лет и восемь месяцев.

— Что по этому случаю вам говорят коллеги из других сборных?

— В основном я общаюсь со спортсменами из Украины, они говорят, что это вообще бред. Многие знали о моем деле, этого никто не скрывал, я ни от кого не бегал. Все мне говорили, что за это дело могут дать максимум предупреждение, но на деле получилось все совершенно по-другому.

— Но ведь есть возможность подать апелляцию и добиться пересмотра решения суда?

— Такая возможность есть, но не в моем случае. Мою жалобу даже не будут рассматривать, они мне так и написали в своем заключении: «вы не смогли доказать нам свою невиновность, апелляционные действия в вашу сторону не работают».

— Как отреагировала общественность на твое сообщение в соцсетях о завершении спортивной карьеры?

— Был такой неприятный момент, когда я на фейсбуке написал сообщение для друзей, знакомых и всех кто интересуется спортом, а какая-то непонятная женщина начала в комментариях «поливать» меня, мол я «грязный» спортсмен и попался на допинге. Так я не на допинге попался, я просто не прошел допинг контроль, поскольку был не уверен в том, что разговариваю действительно с офицером WADA. Кроме того я не мог сдать анализы прямо на улице, где меня остановили, я же не животное, я человек.

— Давайте вспомним допинг скандал с Денисом Алексеевым, когда у команды забрали выигранные медали. Как проходил этот процесс, где медаль и что вы можете сказать в целом об этом ситуации?

— Да никак не происходит этот процесс, это все только на бумаге. Медаль у меня дома, пусть попробуют ее забрать. Наше министерство не согласилось с таким решением, нам сказали оставить медали себе, мы их честно выиграли.

Что касается Алексеева, то он сдал эту пробу в 2008 году в Пекине. По правилам проверка идёт в течение суток, на то время она была чистой. Затем прошло восемь лет, они ее зачем-то вскрывают и вдруг она оказывается грязной. К чему это всё? Я могу объяснить. Когда пробу вновь открыли она была чистой, но видимо нельзя чтобы так было, поэтому её сделали такой, как это было нужно. Это простой «накат» на Россию, это смешно. Сборную поймали на туринабол, одном из самых банальных допингов, видимо ничего более интересного придумать не смогли. Это что получается, все по одной системе идут? Не может такого быть, это провокация, политика и двойные стандарты. Может быть у них много запасов этого туринабола, что они мешают его всем подряд. Даже лыжников ловят на этом препарате, он то им зачем? Туринабол — это сила, он нужен спринтерам, а лыжникам нужна выносливость. Более того, у скелетонистов находят туринобол, это еще смешнее. Им же надо просто санки толкнуть и правильно катиться со склона.

В тоже время, как вскрыли хакеры, у американцев есть разрешение на применение допинга куда более сильного, но весь мир на это закрыл глаза. Перед Олимпиадой в Рио, примерно за месяц до начала, на кокаине поймали канадского шестовика, опять все нормально. Американскую легкоатлетку тоже поймали на кокаине, только за две недели до Олимпиады, и снова ничего. В ближайшем будущем станет еще хуже. Полетят головы известных спортсменов, для которых, я нахожусь ещё на слишком низком уровне.

— Принимаются ли какие-то меры со стороны спортивной федерации или чиновников для того, чтобы защищать спортсменов?

— Нет. У нас менталитет такой — все думают, что «прокатит». Надо было сразу действовать, принимать какие-то меры, защищаться, нанимать адвокатов. У России же деньги есть, это у отдельно взятых спортсменов их нет, но федерация может обеспечить адвоката, который бы выступал в защиту всех спортсменов. Несмотря на то, что уже столько людей дисквалифицировали, до сих пор ничего конкретного не делается. Они наверное думают: «Да ладно, 300 человек сняли, новые же растут", и продолжают сидеть на своих креслах, в то время как спортсмены лишаются возможности участвовать в соревнованиях и строить свое будущее. У нас, видимо, проще выделить 50 млрд на строительство нового стадиона в Питере, вместо того, чтобы нанять адвоката и сохранить всю федерацию, всех спортсменов, все медали и награды. Сразу надо было выходить из этого WADA. Американцы в ней не состоят, они сдают допинг-контроли лишь тогда, когда выезжают на международные соревнования, до этого момента делают, что хотят. Но сейчас нам уже поздно выходить, если мы это сделаем, все начнут говорить, что мы действительно употребляем препараты и вообще не будут допускать до международных соревнований ближайшие десять лет. Получается, что мы оказались заложниками ситуации.

— В понедельник ты сказал о завершении карьеры, но если бы дисквалификации не было, то когда ты планировал уйти из большого спорта?

— Я хотел побегать еще лет пять, примерно до 2021 года. Планировал собрать четыре олимпиады: Пекин, Лондон, Рио и Токио в 2020 году. Потом думал побегать для себя еще год и уже закончить, так скажем, «уйти красиво». Но не всегда наши планы и мечты сбываются, это жизнь и тут ничего не поделаешь. Тем не менее, я считаю, что за десять лет спортивной карьеры сделал немало.

— Какие планы теперь, чем хочешь заниматься?

— Каких-то конкретных планов еще нет. Сейчас поступил учиться на юриста, получаю второе высшее образование, может быть займусь общественной деятельностью.

— Если говорить о других местных спортсменах, молодых, которые могут «стрельнуть» в ближайшее время, то кого бы ты выделил?

— Пермских бегунов на 400 метров я не знаю, наверное, такие ребята есть, но «стрельнут» они или нет в ближайшее время с таким отношением к российским спортсменам, это большой вопрос. Сейчас в международном спорте «сталинские времена». Например, я могу просто написать бумажку, жалобу на другого спортсмена о том, что он употребляет запрещенные препараты и я это знаю наверняка, с большой долей вероятности его дисквалифицируют. Кроме того теперь еще стали давить на тренеров, появляется такая тенденция, что если поймали спортсмена на допинге, то могут дисквалифицировать и тренера. В том числе это может коснуться и моего тренера, но она тут ни при чем. Это же я отказался от сдачи допинг контроля, а не она.

— Что можешь сказать о легкой атлетике в Пермском крае, на каком она уровне, есть ли база для подготовки будущих чемпионов?

— У нас есть где тренироваться. Недавно я ездил в Березники, там отреставрировали полностью манеж. Вполне хорошее состояние дорожки и условия, чтобы тренироваться. Единственный момент, было бы лучше, если бы предоставляли гостиницу. Сейчас, чтобы там тренироваться, приходится снимать квартиру. Это можно делать для тех же сборных края, пусть они там тренируются, потом везти их на чемпионат России. Все равно это будет плюсом для спортсменов которые не вошли или еще не входят в сборную страны, но выступают за свой регион.

В спортивном комплексе «Прикамье» в 2008 году положили хорошую дорожку фирмы Mondo, которая соответствует всем мировым стандартам. Стадион «Динамо» недавно отреставрировали, манеж в Кондратово. Конечно, у нас в Перми не супер, далеко не супер, но в принципе нормально, места где можно заниматься есть. Больших соревнований, всероссийских или международных тут не проведёшь, хотя бы потому, что у нас нет круга в восемь дорожек, в Перми везде по шесть.

— Раз речь зашла о стадионе «Динамо», то хочу спросить тебя о Павле Ляхе, которого в прошлом году задержали по подозрению в злоупотреблении должностными полномочиями при подписании документов о приеме работ по реставрации стадиона. Что ты об этом думаешь?

— Я его знаю только с хорошей стороны. Не хочу обвинять человека в том, что воровал он там что-то или нет, я этого не знаю. Его также могли подставить как и меня. Ему вменяют в вину, что он «не глядя» подписал документы, но если бы не подписал, то могли бы тоже в чем-нибудь обвинить. Он шел на свой страх и риск. Точно скажу одно, при нем стало лучше, стало по-другому: начали подписывать контракты с ведущими спортсменами, поддерживать молодых и перспективных спортсменов, стали что-то строить и выделять деньги. Он очень много делал, и, надеюсь, будет делать для нашего спорта, я бы хотел, чтобы он вернулся.

— Если сравнивать губернаторов, Чиркунов или Басаргин?

— Мне дали квартиру при Чиркунове, но я попал в тот период когда закон о выделении жилья спортсменам только зарождался. Может быть даже на моем примере край стал давать квартиры, потому что я приехал с Олимпиады с медалью, но жил в то время в общаге. При Басаргине начали давать хорошие единоразовые бонусы: за участие в олимпиаде — 500 тыс., первое место — 3 млн, второе — два, за третье — 1 млн рублей.


— У тебя двое детей. Планируешь отдавать их в спорт?

— На счет дочери еще не решил, возможно, в легкую атлетику. Сына отдам в футбол, это 100%. Хотел бы отправить его в академию «Спартака», там очень сильная школа. Это великий клуб, я считаю, самый великий в стране. Неважно, что он давно ничего не выигрывал, воспитанники этого клуба становятся очень сильными игроками. Ещё мне нравится «Краснодар», сейчас он стал сильным клубом, я уверен, что там и своя школа футбола очень сильная.

— Как нашим читателям, пермякам и любителям спорта стоит реагировать на допинг-скандалы и то, что сейчас происходит на международной спортивной арене?

— Многие люди не понимают того, за что меня дисквалифицировали. Они пишут: «вот ещё один на допинге попался». Другие могут подумать, что я не стал сдавать потому, что боялся на нем попасться, но это не так. Просто стечение обстоятельств, я не правильно понял офицера WADA, а она некорректно себя повела. Два человека не сошлись и произошел такой инцидент. Что касается международной арены, то стоит задуматься о том, почему это всё происходит. Не надо сразу говорить громкие слова и писать злые комментарии в адрес спортсменов, для начала стоит разобраться, в чем обвиняют человека, ведь ему и так тяжело. Не каждый день спортсменов обвиняют в таких вещах.


Оцените материал