Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
Она пробежала главные мировые марафоны и стала «железным человеком». Интервью с пермячкой Натальей Шкурко Наталье Шкурко 49 лет. Она единственная пермячка, которая смогла преодолеть шесть главных марафонов мира и Ironman, одно из самых сложных однодневных соревнований по триатлону.

Она пробежала главные мировые марафоны и стала «железным человеком». Интервью с пермячкой Натальей Шкурко

Она пробежала главные мировые марафоны и стала «железным человеком». Интервью с пермячкой Натальей Шкурко
Фото: Наталья Шкурко
Наталье Шкурко 49 лет. Она единственная пермячка, которая смогла преодолеть шесть главных марафонов мира и Ironman, одно из самых сложных однодневных соревнований по триатлону.

— Давайте с самого начала. Почему вы решили заниматься бегом? С чего все началось?

 — Бег — это очень длинная история. У меня по жизни мало коротких историй. Со школы еще, когда я случайно попала в секцию легкой атлетики. В выпускных классах я закончила с этим, потому что нужно было сдавать экзамены.

Я пробовала стать профессиональным спортсменом. Один раз мне тренер сказал: надо ехать на сборы. Я пришла к учителю математики, она сказала: «Наташ, ты решила стать бегуном и бросить математику?». Я не смогла, сказала нет и не поехала на сборы.

Потом был небольшой перерыв, а так я всю жизнь бегала понемножку. Пять или шесть километров утром. У меня появилась зависимость — я не пропускала даже бег первого января. Я не считала это за спорт, я считала это за привычку, без которой я не могу жить. Сейчас я понимаю, что у меня получился хороший такой спортивный бэкграунд.

Однажды я встретила коллегу и он мне сказал: «Вы знаете, Наталья Валерьевна, я пробежал марафон». «Как? Вы?» — удивилась я, потому что он полноват. Я думала, что когда старше становишься, все, песенка спета. Потом поставила себе цель и пробежала свой первый марафон, так все пошло.

— Когда вы его пробежали?

 — Первый марафон я пробежала не так давно, в июне 2015 года в Петербурге.

— Как сейчас проходит ваш день?

 — До семи утра я делаю первую тренировку — в семь нужно отводить ребенка. Если только бегаешь, этого хватит. Если ты еще плаваешь, то со временем сложнее. Нужна вечерняя и утренняя тренировки. С утра, например, бегать. Вечером — плавать, либо крутить велосипед на станке. Станок — это такое приспособление, куда ставишь шоссейный велосипед и крутишь. Соответственно, с велосипедом еще проще, не надо никуда идти, пришел в соседнюю комнату, открыл окно и помчался.


— Каждый день тренируетесь или есть какие-то перерывы?

 — Каждый день, кроме воскресенья. После моего второго Ironman (cерия соревнований по триатлону на длинную дистанцию — Properm.ru), он был недавно, сделала десятидневный перерыв.

— Кстати, вы же единственная пермячка, которая участвовала в Ironman и всех шести Majors (World Maratnon Majors, шесть главных марафонов мира)?

 — Да. У нас девочки только думают пройти Ironman. Для этого нужен спортивный бэкграунд, за два года стать Ironman не получится. Я побежала Ironman на свой третий сезон в триатлоне, парни побежали на второй. Сказать, что всем рекомендую пробежать Ironman — нет, не рекомендую. К этому надо быть готовым. В первую очередь физически, а потом уже морально.

У меня эмоций в спорте несколько меньше, чем у многих, хотя я тоже очень радуюсь финишу. Медаль не ношу с собой. Что говорить? У меня на уровне самоидентификации это есть: я спортсмен, триатлет. Ношу кофту с символикой Ironman. Мне все говорят: «Ты долго будешь это носить?», я отвечаю: «Я же стираю каждый день».


— Был ли Ironman самым сложным соревнованием?

 — Он вообще тяжелее, чем марафон, потому что он включает в себя не только марафон. Сейчас много начинающих спортсменов, которые говорят о том, что они на соревнованиях совершили подвиг. Я категорически с этим не согласна. Подвиг нужно совершать на тренировках каждый день, когда ты бегаешь в непогоду, грязь — когда тебе не хочется. Соревнования — это вишенка на торте, когда ты должен наслаждаться каждым метром, благодарить себя за те усилия, которые ты в течение года вложил в свое тело, свою силу воли. Ironman тяжелый. Я не знаю, кому было легко.

У меня еще в этот раз была авария. Меня сбили, даже скорая приезжала. Врач мне рекомендовал не продолжать гонку, но я просто вспомнила, что был целый год подготовки, я не могу все бросить. Сначала я скисла, но потом догнала финку, которая меня сбила.

— Она извинилась хотя бы?

 — В том-то и дело, что нет. А мы русские люди требуем внимания. Она упала на меня всем телом и уехала дальше. Потом я думала, что все, это был последний раз. Заставляла себя получать удовольствие: «Давай, это твой последний Ironman, наслаждайся». Есть фотографии с финишной прямой, но я их даже не выкупила. Там счастья в глазах мало, есть огромное количество боли. Потом наступает счастье, практически тут же. Я не знаю, зачем мне все это нужно.

Сейчас у меня уже есть регистрация на следующий Ironman. У нас так у всех: одну заявку берут, вторую высматривают, третья мерещится. Хорошие старты разбирают очень быстро. Этот Ironman я пробежала за 11 часов 38 минут. По сравнению с прошлым я улучшила результат на 2 часа 12 минут. На это я не рассчитывала: велосипед хорошо зашел и бег, а плавание осталось таким же. Ironman еще немножко челендж. Я, например, не очень умею плавать.

— Я тоже плохо плаваю и даже немного боюсь воды.

 — Я точно так же. 28 января 2016 года первый раз пришла в бассейн и сказала, что я этим летом буду участвовать в триатлоне. Меня куча тренеров выгоняла, некоторые поверили. Через пять месяцев я первый раз на открытой воде проплыла 1,5 км, а уже в сентябре — 4 км. Не очень быстро, немножко боясь. Сейчас, когда я плыву 4 км, я где-то внутри радуюсь, что научилась этому.

Как-то случайно все это затянуло. Так бывает. Пробежала марафон, потом увидела ролик Ironman, встретила каких-то людей, которые уже научились плавать. Два месяца назад не умели, а сейчас умеют. Думаешь, может, я тоже смогу? Начинаешь плавать, потом опять понимаешь: научился же, значит, надо накопить это все. Я вообще люблю копить и инвестировать. В этом вся я.

На следующий день после каждого Ironman есть выдача слотов на Кона (чемпионат мира Ironman на Гавайях, в городе Каилуа-Кона — Properm.ru). Это величайшее событие, туда не попасть ни за какие деньги, только если выиграешь в своей возрастной категории. Хочу еще и туда. Я люблю копить. «Мейджики» я все пробежала по этой причине.


— А почему решили пробежать все марафоны Majors?

 — На «мейджики» я попала совершенно случайно. На первом марафоне познакомилась с девушкой спортсменкой, она говорит: «Поехали со мной в Лондон, там будет Majors». Я просто люблю Лондон, поэтому согласилась. Я всем говорю: «Какая разница, где бегать, где мучиться? Марафон — это мучение». А потом я поняла, как это, когда ты бежишь и все 42 км, вокруг тебя практически в четыре ряда стоят болельщики!

Я помню семью, их было шесть или восемь человек, они все надели одинаковые коричневые парики от мала до велика. Стояли на балконе и всем кланялись. Вот тогда в Лондоне я решила, что пробегу все шесть марафонов.

— В чем разница в отношении к спортсменам у иностранцев и пермяков?

 — У нас совершенно нет культуры болельщиков. Во Франкфурте запомнился мужчина, который стоял один под мостом и хлопал. Я понимаю, что это труд. И так во всем. В Америке вообще особое отношение. Там это праздник и бизнес: приезжают люди, они живут в гостиницах, они тратят деньги в кафе, приносят деньги в город. Я смотрю на это как человек бизнеса. Наверное, это не так уж и страшно, если у тебя всего на пол дня перекрывают город.

— Не чувствуется никакого негатива от иностранцев?

 — Нисколько. Начиная с приезда, все в курсе, что будет Нью-Йоркский марафон, что вы из России — здорово. Американцы простые, на самом деле, очень хорошо к нам относятся. Когда приходишь на марафон, тебя привозят на старт часа за четыре. Сидишь просто на земле без всяких там условий, в чем пришел, в том и сидишь. Сначала на приличном расстоянии. Но так как бежит очень много народу, больше 40 тыс. человек, понятно, что расстояние это сужается. Начинают спрашивать: «Откуда вы?», я говорю: «Россия», они такие: «О, вы такая молодец, так издалека приехали, где вы еще были?» Это достаточно интересное зрелище. Эмоции очень приятные на марафонах, всю дорогу доброжелательная атмосфера. Никто локтем не толкается, все очень вежливо.

— Как вам пермский марафон? Чем он отличается казанского, московского?

 — В этом году я бегала 10 км на пермском марафоне. Наш марафон нисколько не хуже. Я посмотрела, они реально постарались. В этом году была непростая трасса. Понимаю, что у организаторов не было другого выбора. Больших претензий у меня нет.

Многие говорят: «Школьников заставили болеть». Я думаю, что многие марафонцы, особенно те, кто бежал впервые, остались благодарны болельщикам. Это реально помогает. А дети, которые болели, может быть, у них какая-то культура бега привьется. А культура бега — это прежде всего культура здоровья, когда человек выберет не пиво и ночной клуб (я не против ночных клубов, вы не думайте), а скажет: «Нет, мне завтра на пробежку. Я сегодня домой».


— А как с подготовкой к марафону в Перми? Есть ли условия, чтобы нормально заниматься спортом, бегать?

 — Бегать можно везде. У нас очень тяжело с велосипедом, у нас мало плавания, воды. В этом плане Пермь бедна. То, что у нас город не равнинный, еще лучше подходит для тренировок. Балатовский парк у нас тоже прекрасен, почти из всех точек города туда можно добежать. Я бегаю на набережной и где-то в окрестностях.

Построить бы побольше бассейнов, побольше катков. Дали бы денег на развитие детского спорта. Хотелось бы, чтобы было больше инфраструктуры, чтобы люди занимались. Чтобы не поднимали руку хотя бы на Балатовский парк, отстали бы от него. Нам кроме Балатовского и набережной бегать-то и негде. Какой-то особой поддержки я не чувствую, денег никто не дает, но и не мешают.

— Когда вы начали организовывать триатлонные старты в Перми?

 — Первый триатлонный старт был только в июне этого года. Про этот старт уже говорят, что хотят отобрать. Но я не отдам.

— Почему хотят отобрать?

 — Наверное, деньги. В любом случае старт будет. Мы сделаем его двухуровневым для детей, у нас будет Ю-15, Ю-17 (это юниоры и количество лет). Мы все равно проведем старт, потому что он уже стоит в календаре Федерации триатлона России.

— Как обстоят дела с триатлонным сообществом в Перми?

 — У нас есть один клуб, в который можно записаться и ходить. Многие триатлеты занятые люди, они работают. Поэтому редко тренируются вместе. Может, где-то раз в полгода, раз в три месяца собираемся. Встречаемся, в основном, в Балатовском лесу или на «велосе» вместе ездим, то есть реализуя свой общий интерес. Не просто сидим и кофе пьем. На это времени нет. Пока все нас только ищут. Говорят: «Можно узнать у вас об Ironman, только сегодня мне два сообщения Вконтакте пришло от незнакомых людей».

Наше сообщество растет в геометрической прогрессии. Есть костяк — около 100 человек. Это из тех, кто еще не совсем в триатлоне, но на крайней орбите. Есть у нас известные люди. Мой тренер Дмитрий Залога, ему 29 лет. Он быстрый триатлет, давно этим занимается. Мы только берем с него пример.

— Хотели бы еще о чем-то важном рассказать?

 — Наверное, повторю только одно. Для всех начинающих спортсменов, бегунов, которые примыкают к физкультуре, начинают думать о каких-то стартах, для самореализации или для самоутверждения, им надо всегда помнить, что соревнования — это награда за тренировки, больше ничего. Никакого подвига на соревнованиях делать не надо, потому что на Ironman тонут. Там никто тебя никогда не спасет. У людей не выдерживает сердце, они падают на велосипедах, разбиваются. Надо всегда реально оценивать свои силы. Если ты решил идти на соревнования, то нужно к ним готовиться с профессиональным тренером.

Сейчас очень много появилось тренеров, которые прошли один Ironman и за 14 часов начинают раздавать советы. Даже когда меня просят что-то посоветовать, я отвечаю: «Нет, я только о себе знаю. Я могу сказать, как у меня это работает. Тренер должен сказать за тебя, как у тебя это работает». Мои советы, как правило, общего характера, они касаются питания, образа жизни, каких-то лайфхаков с точки зрения подготовки к соревнованиям, пищевых добавок.

Это я могу посоветовать. А все остальное — к тренеру, причем к хорошему тренеру, чтобы цели были реальные. Зачем себя мучить? Спорт — это только часть нашей жизни, если хочется. Но вообще это очень круто быть немножечко спортсменом.