Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
Наш серебряный призер Олимпиады Евгений Климов: «Нужно запрыгнуть на ветер и реально летать» Пермяк Евгений Климов в составе сборной ОКР завоевал на Олимпийских играх в Пекине первую за 54 года медаль в прыжках с трамплина. Он уверен, что его серебро должно не только замотивировать молодых спортсменов, но и показать властям Прикамья: наши трамплины срочно нуждаются в апгрейде, а сам вид спорта — в развитии. Как минимум потому, что прыжки с трамплина сделали Пермь важным спортивным городом на карте мирового спорта. Ближайшие четыре года Евгений планирует посвятить спорту и завоевать медаль на Олимпийских играх 2026 года в Италии. Что будет дальше — не загадывает, но то, что прыжки с трамплина — это дело всей жизни и главная любовь — знает точно. Про любовь к спорту, науку летать и будущем — в эксклюзивном интервью журналисту Properm.ru Ольге Седуриной.

Наш серебряный призер Олимпиады Евгений Климов: «Нужно запрыгнуть на ветер и реально летать»

22 февраля 2022, 07:33
интервью

Наш серебряный призер Олимпиады Евгений Климов: «Нужно запрыгнуть на ветер и реально летать»
Фото: Максим Кимерлинг для Properm.ru
Пермяк Евгений Климов в составе сборной ОКР завоевал на Олимпийских играх в Пекине первую за 54 года медаль в прыжках с трамплина. Он уверен, что его серебро должно не только замотивировать молодых спортсменов, но и показать властям Прикамья: наши трамплины срочно нуждаются в апгрейде, а сам вид спорта — в развитии. Как минимум потому, что прыжки с трамплина сделали Пермь важным спортивным городом на карте мирового спорта.

Ближайшие четыре года Евгений планирует посвятить спорту и завоевать медаль на Олимпийских играх 2026 года в Италии. Что будет дальше — не загадывает, но то, что прыжки с трамплина — это дело всей жизни и главная любовь — знает точно.

Про любовь к спорту, науку летать и будущем — в эксклюзивном интервью журналисту Properm.ru Ольге Седуриной.

— Евгений, какие ощущения от этой Олимпиады?

— Это мои третьи Олимпийские игры: первые — в Сочи, вторые — Пхеньян. Безусловно, самые яркие впечатления от пекинской Олимпиады, несмотря на то, что она проходила на фоне ограничений. Конечно, в первую очередь, это радость от результата, который мы показали: серебряная медаль, потом пятое место — это очень хорошо.

— В Корее мы первый раз выступали без флага России. Есть разница, бороться за медали от России или от ОКР?

— Внутри мы все знаем, за какую страну выступаем. Соперники знают откуда мы. После лишения символики может поддержки от болельщиков даже больше было. В Сочи, безусловно, мы выступали на Родине и это давало больше сил, не отвлекало ничего.

Но в первую очередь больше всего сил придает уверенность в себе, своих возможностях. Ты знаешь, что все твои действия направлены на результат, не распыляешься, сосредоточен. Конечно, когда ты общаешься с родными, близкими, друзьями, это идет только на пользу. Все в сумме поднимает боевой дух, настрой перед соревнованиями.

— Кто больше всего поддерживает, волнуется? Мама?

— Все. Друзья, кто следит за этими видами спорта. Есть ярые болельщики, которые громко болеют. Есть те, кто болеет, но не так громко. Внимание к нашим победам очень приятно.

— А как девушка относится?

— Положительно. Переживает за мои результаты еще больше, чем я. Когда мы с ней начинали встречаться, она была к этому готова, потому что знала, на что идет, поддерживает.

— Чем она занимается, если не секрет?

— Спортивный психолог.

— Легко ощущать себя чемпионом? Или лично для вас ничего не меняется?

— Олимпийские игры — серьезный старт, но в нем много сюрпризов. Что на Олимпийских играх ценится? Вообще топ-3, топ-6, топ-10. Дальше уже без разницы, какой у тебя результат. Все стараются выступать по максимуму. На Кубках мира ты больше для себя выступаешь, места ценятся как финансовый результат для спортсмена. А на Олимпиаде, что ты выступил одиннадцатым, что двадцатым — это просто место.

— Какие ощущения сильнее: от победы или от проигрыша?

— Когда ты выиграл — это, конечно, счастье. После проигрышей обязательно идет выигрыш. И наоборот. Проигрыш, что это значит? Для каждого спортсмена он свой. Для кого-то попасть в тридцатку — уже победа. Но после проигрыша важно не вешать нос, переварить, провести правильную работу над ошибками, исправить их в будущем, чтобы добиться цели.

— Сложно было после серебряной медали перейти на большой трамплин и там хуже отработать. Или все равно классно себя чувствуешь ведь есть медаль.

— После того, как мы стали серебряными призерами, по сути ничего не поменялось. У меня лично добавилось мотивации идти дальше, стало больше желание показать более крутые результаты. Прыгать стало хотеться еще больше. Эта медаль заставила в себя поверить еще сильнее.

Конечно, мы и до победы в себя верили, были настроены, но эта медаль — подтверждение нашей веры. Это все — прилив сил, энергии, желания, в первую очередь. Когда мы перешли на большой трамплин, были так же высокие задачи: хорошо выступить и показать свой максимум.

— А ошибки сразу ощущаются или постфактум?

— Когда ты прыгнул, летишь, уже понимаешь, совершил какую-то ошибку или нет. Например, при отталкивании, при разгоне сразу все ощущаешь, понимаешь, какой будет результат.

Свои ошибки нужно обязательно замечать и оценивать. Чтобы потом сосредоточиться на прыжке, ни о чем другом не думать, все мысли направить на техническое исполнение прыжка.

— О начале пути вашего пути нам рассказывала мама — Светлана Климова. Кто-то из тренеров пришел в школу и пригласил, а что дальше?

— А дальше — усердный труд. Постепенно, постепенно, кому-то перестает нравиться это дело, и он уходит в другой вид спорта или совсем. Когда тренер нас всех первый раз вывез на сборы, нас было порядка 80 человек. После этого сбора осталось 50 человек. Потом все меньше-меньше. А теперь из всех остался я один. Все потихоньку заканчивали заниматься прыжками — каждый по своей причине.

— А что такое — стать чемпионом, ощутить себя чемпионом. Что это в жизни меняет? Как оставаться таким человеком?

— Каким?

— Скромным, простым и открытым?

— Просто работать, работать, работать. Для нас это та же работа, мы стараемся выполнить ее хорошо. Когда получается, мы очень довольны этим. Я очень доволен.

Прежде всего большая победа, это уверенность в себе, когда ты не просто так тренируешься, а еще и добываешь медали для страны — это очень важно.

Я начинал заниматься в Перми, на наших трамплинах. Но я уже на них не прыгал сто лет, они очень старенькие (12 февраля 2022 года, через пять дней после призового прыжка сборной пермским трамплинам исполнилось 70 лет — Properm.ru).

— А спорт — это бизнес или любовь? Мы много слышим о том, что человек дошел до каких-то титулов, начал зарабатывать деньги и пошло-поехало: слава, большие деньги, большие соблазны. Как пройти по грани?

— Прыжки — любовь всей моей жизни, безусловно. Но и, конечно, спорт высоких достижений — бизнес. Многие титулованные спортсмены, например, ведут соцсети и на рекламе зарабатывают. Зачем от этого отказываться? Это все поддержка твоего же результата. Ты эти деньги можешь направить на свое же развитие, на то, чего тебе не хватает. Я, если честно, не из тех, кто транслирует ежедневно в Insagram свою жизнь.

Но спорт же прыжками не заканчивается. Из него ветви уходят в разные стороны: у кого-то в рекламу, кто-то идет работать в спортивную сферу тренером, в спортивные организации, в федерации. Увлечение перерастает в бизнес. Все интересно, но каждый выбирает свой путь.

— Много грязи в большом спорте? Допинг, обман?

— У нас в прыжках немного. Допинг вообще к нам не относится. Конечно, бывает, употребляют, чтобы вес держать… Мы же с трамплина прыгаем, бывает, кто-то на чем-то попадается по сгонке веса, но это единичные случаи, раз в пятилетку и то не у профессионалов, а больше у любителей. Для нашего результата что еще нужно? Мы же не бегаем на лыжах, чтобы что-то влияло на наше здоровье, чтобы были силовые тренировки, тренировки на выносливость.

— Чем хорошо в Перми жить и тренироваться. И чем плохо.

— Пермь — очень спокойный город для жизни. Если сравнивать с Москвой, там все постоянно куда-то спешат, меньше времени тратят на себя. Мы, пермяки, используем время, чтобы погулять, провести время с семьей. Для меня это очень важно.

Что касается тренировок. Я начинал заниматься здесь, но уже сказал, что давно не прыгал в Перми. В трамплины нужно вкладывать, развивать, власти должны думать об этом. Вопрос стоит в том, когда это все будет меняться к лучшему, потому что в Нижнем Новгороде строительство трамплинов длилось очень долго, лет 7–8. Строить начали, но до конца пока так и не закончили.

Мне бы хотелось посвятить нашу победу развитию спорта в Перми. Чтобы наши результаты дали толчок к строительству нового трамплинного комплекса. Базу уже построили, в планах были и трамплины. Иначе новым чемпионам просто будет неоткуда браться.

Сегодня все стараются развивать массовые виды спорта, чтобы людей заинтересовать и вовлечь в занятия физкультурой. Чтобы человек посмотрел матч, пришел домой, взял мяч и пошел играть во двор. Обычный человек не может взять прыжковые лыжи и пойти на трамплины. Это узкая направленность, в том числе фристайл, могул. Чтобы прыгать с трамплина, нужен трамплин.

— Но ведь все начинается с простых беговых лыж. У нас в Прикамье вокруг лес, вышел в любую сторону — и катайся. Мы в детстве зимой каждые выходные ходили на лыжах, а потом — кто-то шел заниматься спортом, развивался. Почему сейчас это не так? У нас же есть трамплины, пока есть.

— Да, есть, хоть и старенькие, но есть. Для молодых спортсменов К-15 хороший трамплин, К-30 тоже хороший. Начинающим комфортно тренироваться, они правильные. Но уже для серьезных спортсменов — 40-метровые, 70-метровые, старенькие, неправильно выведена гора приземления, там все нужно переделывать. Сразу 50 человек можно набрать, но этим надо заниматься, а тренеров сейчас у нас мало, насколько я знаю, осталось на трамплинах, буквально 2–3 человека. Потому что, мне кажется, никто особо не приветствует, никто не говорит, что это круто — лететь с трамплина.

— Но если мы этого не будем делать, у нас не будет чемпионов.

— Это так. Конечно, надо заниматься этим. Мы рады, что хорошо выступили, и я верю, что это должно дать толчок для тех, кто принимает решения, какие виды спорта развивать.

— Сейчас тренируетесь в Чайковском?

— Чайковский, Нижний Тагил, Сочи. Это все отличные трамплины.

— Где лучше?

— Они все очень хорошие, у каждого свои особенности. Тренироваться на одном трамплине спортсмену все равно недостаточно, надо менять.

— Сильно отличались китайские трамплины и климат?

— От Чайковского ветра отличается прилично. В Китае достаточно сухой климат. Сильных штормов не было, только в первые тренировочные дни на малом трамплине. Там отличалась высота: около 2 тыс. над уровнем моря, поэтому разряженный воздух, ветер. А так современные трамплины похожи. Раньше строили более крутой разгон, резкий радиус, сейчас более плавный разгон и плавный радиус, он даже слабо ощущается. Наши трамплины построили достаточно недавно (все три комплекса), поэтому они не сильно отличаются друг от друга.

— Будете готовиться к следующей Олимпиаде от пермской федерации? Сегодня многие спортсмены уезжают и начинают выступать за другие регионы и другие страны. Нет таких планов?

— Сейчас сложно говорить, у меня идет параллельный зачет Москва-Пермский край. Я живу в Перми, никуда не уезжаю, пока мыслей уезжать, менять регион нет.

— После победы на следующей Олимпиаде, какие планы? Чего лично не хватает в будущем?

— Лично? Хочется на Олимпийских играх завоевать медаль в личном старте. Четыре года впереди, я думаю, все получится. Но сложно загадывать, посмотрим. Пока я спортсмен и прыгаю.

— Нет желания заняться тренерской работой?

— Не знаю, 50 на 50. Думаю, что возможно. Есть желание пойти в науку, у нас почти нет научных сотрудников, которые занимаются прыжками. Очень мало работ на тему прыжков с трамплина написано. Безусловно, хочу остаться в спорте после завершения карьеры, но где — пока открытый вопрос.

Чтобы создавать чемпионов, нужен подход как в Норвегии, индивидуальный подход к каждому спортсмену. Нужно, чтобы был такой научный сотрудник. У нас есть Сергей Горбунов, он этим занимается: помогает тренерам выстраивать методику подготовки спорсменов.

— Это действительно целая наука — научиться держать в себе эмоции, уметь сосредоточиться на достижении цели.

— Так и говорят, что прыжки с трамплина — это интеллектуальный вид спорта. Нам не нужно слишком много тренироваться и приседать со штангой 200 кг, нам нужно определять для себя нужный вес, который нужен, чтобы и развивать скорость толчка. Непосредственно на соревнованиях на первый план выходит психология и твой настрой. Побеждает сильнейший физически, психологически. Главное — чтобы внутреннее состояние было в порядке. Нужно запрыгнуть на этот ветер и реально летать, использовать ветровой поток, чтобы тебя держал именно ветер, принять правильное положение, чтобы улететь как можно дальше.

— Сложно быть птицей?

— На лыжах? Конечно, сложно. Чтобы летать, я 20 лет тренируюсь.


Оцените материал
6 20