Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

«Я — вратарь с самого детства»…

14 августа 2008, 11:41

«Я — вратарь с самого детства»…
Портал «ProPerm.Ru» предлагает Вашему вниманию интервью с тренером вратарей красно-черных - черногорским специалистом, Брониславом Джукановичем.

Большая часть спортивных заметок и интервью посвящена игрокам и главному тренеру. И это логично, ведь именно от них в большей степени зависит результат. Но не стоит забывать, что у главного тренера всегда есть помощники, без которых, согласитесь, просто не обойтись. Их работа, возможно, не всегда видна, они предпочитают не общаться с прессой, оставаясь в тени своего руководителя. Но при этом, их вклад в успех команды, порой не менее значим, чем работа главного наставника. Желая воздать этим скромникам должное, портал «ProPerm.Ru» предлагает Вашему вниманию интервью с нынешним тренером вратарей красно-черных - черногорским специалистом, Брониславом Джукановичем.

Бронислав, первый вопрос: как Вы получили приглашение стать тренером в «Амкаре»?

— Мне позвонил Миодраг Божович. В тот момент у меня был контракт с командой «Будучность». Я тогда никуда не собирался, рассчитывал остаться в клубе, как минимум, до конца 2008 года. Но согласился. Конечно, я был рад возможности поработать в более сильном чемпионате. А Россия очень неплохо показывала себя на мировом уровне. Ну и не последнюю роль сыграло желание поработать с Божовичем.

А как проходила перемена места жительства, адаптация?

— Летом переезжать лучше (смеется). У нас тоже сейчас лето, поэтому особой разницы нет, и проблемы с этим тоже. Не знаю, конечно, как будет зимой, но когда она наступит, тогда и посмотрим. Хотя уверен, если буду теплее одеваться, все будет в порядке.

Расскажите о себе и Вашей работе в футболе.

— Я родился и вырос в Подгорице, столице Черногории. А начиналось все со двора в родном городе. Профессионально играть стал в «Будучности», начиная со школы, юношеской селекции, затем был основной состав. Вообще, с этим клубом связано, по меньшей мере, 10 лет моей карьеры. Играл за «Партизан». Потом вновь вернулся в родной клуб и, к сожалению, неудачно сломал ногу. Я понимал, что с игрой придется завязать, а руководство почти сразу предложило тренерский пост. Так я стал тренером. Сначала тренировал вратарей «Будучности», работал за границей.

В сборную Югославии, случайно, не вызывали?

— Да, меня приглашали в сборную. Когда я играл за «Будучность» об этом ходило много слухов, но вызов пришел, когда я выступал в «Партизане». Мог выйти на игру против сборной Англии, но не сложилось. Сборная Югославии тогда была довольно сильной, и конкуренция на всех линиях была очень серьезная.

Почему именно футбол и вратарская позиция?

— Я — вратарь с самого детства… Даже сложно сейчас сказать, почему вратарь. Я уже говорил, что начал играть в футбол во дворе. Потом играл в школе, где меня и приметили селекционеры «Будучности», а так как большую часть времени я стоял на воротах, вопросов, на какой позиции мне играть в футбольной школе, уже не стояло (смеется). Вратарь и все.

А не возникало желания сменить позицию, когда это было возможно?

— Что касается игры «в поле», то я мог бы стать неплохим игроком (улыбается). У меня даже есть подобный опыт. Однажды меня выпустили в качестве полевого игрока, естественно, за дубль. Этот турнир не имел совершенно никакого значения, в нем даже не начислялись очки. И я, несмотря на травму — сломанный палец руки, вышел на поле и забил гол!

Вы из спортивной семьи?

— Нет. Я очень рано потерял отца. Мама воспитывала нас одна. А любовь к спорту, к футболу началась во дворе. На Балканах вообще очень любят футбол и играют в него с большим удовольствием в любом возрасте. Как говорится, и стар и млад; в больших городах, и в маленьких селениях. Все свое свободное время я посвящал именно футболу. И кажется, достиг определенного результата (улыбается).

А как родители отнеслись к тому, что детское увлечение стало профессией? Мама не хотела, чтобы вы стали врачом или, например, инженером?

— Раньше были другие времена. Особенно в моей ситуации, когда мне с раннего возраста нужно было помогать семье. Возможно, родителям было бы приятно, если бы я стал, предположим, инженером. Но у нас за футбол начинали достаточно рано и немало платить. А тренеры видели во мне потенциал, и поэтому сразу так решилось, что если возможно добиться успеха и определенного благосостояния на этом поприще, зачем искать что-то еще, распылять усилия?

Давайте перейдем к вашим обязанностям сегодня. Как оцениваете подготовку своих подопечных в клубе?

— Я ни в коме случае не хочу обсуждать работу моих предшественников на этом посту. И считаю, это было бы, по меньшей мере, не корректно. Не скажу ни хорошего, ни плохого. Но я могу сказать, что когда я пришел, было видно, что вратари, тот же Сергей Нарубин, не привыкли к тяжелой работе. Со временем, тренировка за тренировкой, я уверен, он наберет нужную форму.

Вы связываете это с отсутствием у Нарубина игровой практики?

— Да. Естественно.

Я говорил с Сергеем, и он очень хорошо отзывается о тренировках с Вами, Вашем подходе…

— Может быть это и так. Я понимаю, что разница в работе с вратарями в российской и, скажем, югославской школах есть. Но я принимаю профессиональный рост только через каждодневную работу, тренировки. Каждый человек должен расти. Я почти 20 лет тренирую вратарей, но до этого сам был игроком, поэтому, думаю, что хорошо понимаю, что нужно футболисту, и на что следует обратить внимание. Я много наблюдаю, как работают с вратарями в Европе, в сборных других стран. И, безусловно, стараюсь учиться и прогрессировать вместе со своими подопечными.

А в чем, по-вашему, сегодня заключается принцип работы с вратарями в современном футболе?

— Футбол постоянно прогрессирует, и футбол сегодня существенно отличается от футбола 20-летней давности. При этом вратарь не перестал быть последней линей обороны, первым номером. Он должен, обязан лучше видеть поле, читать игру. Временами, он даже больше, чем капитан должен подсказывать игрокам, указывать на пустые зоны. Знание тактики и умение видеть игру не менее важно для вратаря, чем все остальное.

Когда Вы пришли в клуб, то о Нарубине сразу отозвались достаточно хорошо…

— Да, безусловно, у него есть неплохой потенциал. Но есть целый ряд элементов, в которых он далек от совершенства. Для того, чтобы его быстрее подготовить, нужно планомерно исправлять ошибку за ошибкой. Начиная с простых, затем переходить к сложным. Ошибки есть у всех футболистов, это неизбежно, наша задача – их минимизировать. Возьмите, к примеру, Касильяса, я видел его игру, и у него можно найти недостатки, найти то, над чем стоит поработать.

А что скажете о дублерах Сергея? Том же Максиме Шумайлове?

— Шумайлов еще слишком молод, но и у него есть потенциал. К его плюсам стоит отнести умение читать игру, неплохую технику. Но повторюсь, он еще слишком молод, и должно пройти как минимум несколько лет, прежде чем он будет достаточно готов к основному составу. У него есть ряд сторон, над которыми нужно серьезно работать. Есть ряд элементов, которые нужно полностью пересматривать. Учили его несколько иначе, нужно время для освоения, оттачивания целого ряда элементов.

Игра с «Локомотивом» стала дебютной и для Нарубина, и для Вас в этой должности. Как чувствовали себя в той игре?

— Нормально. Тем более, мы победили. И я, безусловно, рад такой победе, над таким сильным клубом, да еще и на выезде. «Локомотив» — сильная команда, с хорошим подбором игроков. Поэтому вдвойне приятно, что Сергей, несмотря на волнение, смог сохранить свои ворота вне прикосновенности. Это для него существенный шаг вперед, который, я думаю, добавил ему уверенности в своих силах.

Расскажите о Вашей семье? Где Ваша супруга, она с вами в Перми?

— У меня нормальная семья (улыбается). Жена, две дочери, кстати, младшая вот уже пять лет учится в Москве. Старшая дочь замужем, и буквально 7–8 месяцев назад я стал дедушкой. Жена моя сейчас находится на Родине. Она уже привыкла, что я постоянно в разъездах и спокойно ждет меня дома. Но в сентябре у дочки начнется новый учебный год, и, думаю, они вместе с мамой приедут в Россию, а затем в Пермь.